1 год назад
Нету коментариев

Животный мир Севера небогат по числу видов, но очень своеоб­разен, уникален. Многие полез­ные виды достигают здесь высо­кой численности, а в более южных районах не встречаются или оби­тают там в небольшом числе.

Из важнейших охотничьих жи­вотных страны только в районах Крайнего Севера обитает песец. Здесь же сосредоточены почти все запасы диких северных оленей, большая часть промысловых попу­ляций соболя, горностая, обык­новенного глухаря, белой куро­патки, гусей. Районы Крайнего Севера дают около половины всей промысловой пушнины, заго­тавливаемой в СССР. Социальное значение охотничьего промысла высоко также и потому, что он составляет одно из важнейших за­нятий коренных жителей — наро­дов и малых народностей Севера.

Каждый охотничий вид настоль­ко своеобразен, что его охрана и использование представляют собой отдельные проблемы.

Типичный обитатель тундры и важнейший пушной вид этой зо­ны — песец. На него же прихо­дится 7—8 процентов стоимости всей промысловой пушнины, заго­тавливаемой в СССР. В тундре шкурки песца дают 90—95 про­центов стоимости всей заготавли­ваемой пушнины. Численность пес­ца сильно меняется от года к году и зависит в основном от измене­ния численности леммингов — главного корма песца. В «урожай­ные» на лемминга годы числен­ность песца в СССР определяется в 500—600 тысяч зверей, а в годы «неурожая» — не более 100 тысяч. В благоприятные годы добыча песцовых шкурок превышает 100 ты­сяч штук (максимум 130 тысяч шкурок). Ресурсы песца сейчас используются почти полностью — близко к биологической норме, и перепромысла в целом пока нет. В годы массового размножения песцов запасы их недооценива­ются, в годы депрессии численно­сти популяции переосваиваются. В ближайшем будущем при широ­ком использовании на песцовом промысле снегоходов «Буран» и общей интенсификации песцового промысла может возникнуть опас­ность перепромысла. Пока же глав­ная задача — охрана песцовых угодий, которые заметно страдают при транспортно-промышленном освоении тундры.

Важнейший охотничий зверек таежной зоны — соболь. На таеж­ном севере Сибири, по сути дела, все охотничье хозяйство основано главным образом на использова­нии ресурсов соболя.

Изначальное освоение Сибири в XVII—-XVIII веках основывалось в большой мере на погоне за дра­гоценными соболиными шкурками. В результате перепромысла к на­чалу XX столетия соболь был почти полностью истреблен на большей части своего ареала. Соболя оста­лись в очень небольшом числе лишь в самых глухих и недоступ­ных районах Сибири. Соболиный след в тайге стал большой ред­костью. К этому же времени в тай­ге Севера были подорваны запасы многих других охотничьих живот­ных, например лося, отчасти дико­го северного оленя. Промысловое охотничье хозяйство пришло в упа­док. Обедневшие охотничьи уго­дья таежного Севера стали запустевать — промысловики перестали заходить в отдаленные районы.

В первые же годы Советской власти были приняты энергичные меры по восстановлению запасов соболя. В результате к 1955—1965 годам численность драгоценного зверька возродилась практически полностью. Соболь стал массовым охотничьим видом тайги. Пробле­мой стало освоение богатых ресур­сов и отдаленных, покинутых про­мысловиками угодий.

К настоящему времени картина коренным образом изменилась. За 20 лет только в системе Главохоты РСФСР было создано более 100 государственных промысловых хозяйств, расположенных в основ­ном в тайге, организованы промыс­ловые хозяйства в системе Роспотребсоюза, на базе экономиче­ски слабых таежных колхозов создана сеть промыслово-оленеводческих совхозов. В результате соболиные угодья стали интенсив­но и практически полностью осва­иваться. Заметно изменилась тех­нология промысла, улучшились ус­ловия жизни промыслового охот­ника. В практику промысла и та­ежного быта всюду вошли снего­ходы «Буран», бензопилы, мощные лодочные моторы. В промысловом хозяйстве успешно применяется диспетчерская радиосвязь. Про­мысловиков завозят в отдаленные угодья на вертолетах и самолетах. В целях поощрения промысла были значительно повышены государст­венные закупочные цены на пуш­нину. В результате промысел стал доходным и привлекательным для охотника. Если раньше было трудно найти кадры для промысла, то теперь получить промысловый участок в тайге для использова­ния его по договору с промхозом или совхозом стало непросто.

Интенсивная охота быстро при­вела ресурсы соболя в напряжен­ное состояние, во многих районах наблюдается перепромысел. Средняя численность соболей во всей зоне Крайнего Севера страны в 1975—1980 годы была около 700 тысяч, биологическая норма ежегодной добычи — около 225 тысяч. В среднем за это время годовые заготовки шкурок состав­ляли 230 тысяч. При этом не учи­тывалась утечка пушнины на «чер­ный рынок». Налицо перепромы­сел и угроза истребления ресурсов соболя.

Сейчас необходима строгая ре­гламентация промысла; нужно резко усилить контроль за соболи­ным хозяйством со стороны орга­нов Госохотнадзора.

Среди других пушных видов Крайнего Севера наиболее важны белка, ондатра и горностай. Чис­ленность белки значительно со­кратилась за последние десятиле­тия в связи с размножением ее врага — соболя, но и при этом ресурсы белки недоосваиваются в связи с малым вниманием к ее про­мыслу. Еще в 1975 году в районах Севера было заготовлено 1830 ты­сяч беличьих шкурок. В настоя­щее время заготовки снизились до 1200—700 тысяч штук.

Американский грызун ондатра был акклиматизирован в СССР в 20—30-е годы и широко рассе­лился по всему лесному Северу вплоть до лесотундры включитель­но. Вскоре после акклиматизации численность ондатры стала очень высокой. Однако быстро размно­жающийся грызун энергично вы­едал прибрежную и водную рас­тительность. Кормовая база вод­ных биоценозов Севера не выдер­жала натиска вселенцев и во мно­гих местах была подорвана. Чис­ленность ондатры сократилась, но в настоящее время стабилизирует­ся. Ондатра «вписалась» в биоценозы, устанавливается экологи­ческое равновесие.

Главный район добычи ондатры в зоне Севера и в СССР в целом — Якутия, где в отдельные годы только в заготовки поступает до 500—600 тысяч шкурок. Наибо­лее богаты ондатрой Колымская низменность и бассейн Вилюя. Все­го по Северу СССР заготавлива­ется до 900 тысяч шкурок.

Основа благополучия ондатр — состояние водоемов и их кормо­вой базы. В некоторых районах Севера, в таежной зоне возможно разведение продуктивных кормо­вых растений, в частности канад­ского риса. Необходимо запретить весенний отлов ондатры, который, к сожалению, еще практикуется в некоторых регионах Севера, на­пример в Красноярском крае. Ве­сенний промысел губит произво­дителей, переживших суровую северную зиму, нарушает ос­новные принципы ведения охот­ничьего хозяйства.

Много ондатровых шкурок осе­дает на местах и не поступает в заготовки. В большинстве райо­нов Севера биологические ре­сурсы вида осваиваются полно­стью, и ондатровые угодья нужда­ются в строгой охране. Общая предпромысловая численность он­датры на Крайнем Севере СССР оценивается примерно в 2,2 мил­лиона зверьков.

Ресурсы горностая явно недоос­ваиваются. Общая предпромыс­ловая численность оценивается примерно в 2,5 миллиона, а еже­годные заготовки шкурок состав­ляют около 100 тысяч. Главный район горностаевого промысла — Якутия. Она дает около двух тре­тей всех горностаевых шкурок Крайнего Севера страны.

Среди копытных важнейший вид — дикий северный олень. Чис­ленность его в СССР растет и в настоящее время достигла почти 1 миллиона голов. Крупнейшая популяция — таймырская — на­считывает около 600 тысяч зве­рей. В тундрах Якутии обитает око­ло 150 тысяч оленей. До недавне­го времени было распространено мнение, что дикие северные оле­ни, размножаясь, сдерживают раз­витие северного оленеводства. Стада домашних оленей представ­лены тем же видом, лишь в не­большой степени доместицированным. Конкурентные отношения между дикими и домашними оле­нями, конечно, есть, если они вы­пасаются на одних и тех же паст­бищах. Однако исследования по­казали, что развитие домашнего оленеводства сдерживается в ос­новном социальными факторами, главным образом недостатком кадров оленеводов. Кочевание лю­дей со стадами домашних оле­ней — непростое дело. Поголовье домашних оленей в последние де­сятилетия не растет, даже немно­го сократилось и удерживается на уровне 2,2 миллиона животных. Это при том, что оленеводству уделяется очень большое внима­ние.

В то же время выяснилось, что популяции диких оленей могут быть очень продуктивными. Ди­кие олени рационально исполь­зуют пастбища, хорошо вписыва­ются в природную экологическую обстановку. Они менее подверже­ны заболеваниям, меньше стра­дают от нападения оводов и кро­вососущих насекомых. Дикие олени меньше нуждаются в ягель­ных пастбищах, которых становит­ся все меньше и меньше.

Хороший пример рационально­го использования популяций диких оленей — опыт работы госпромхоза «Таймырский», органи­зованного в 1971 году. С 1978 го­да к промыслу таймырских диких оленей приступили и совхозы. За 11 лет было добыто около 600 тысяч диких оленей. При этом популяция, за которой сле­дят экологи, не была подорвана. Более того, считается, что пре­дельно допустимая численность (по кормовым ресурсам) таймыр­ской популяции может быть выше современной и достигнуть 850 ты­сяч голов. При поддержании попу­ляции на полумиллионном уровне ежегодно можно добывать около 100 тысяч, т. е. снимать годовой прирост стада.

В настоящее время популяции диких оленей дают столько мяс­ной продукции, сколько домаш­нее оленеводство Таймырского, Эвенкийского, Ямало-Ненецкого и Ненецкого автономных окру­гов, вместе взятых. Это состав­ляет более 20 процентов объема всей продукции домашнего оле­неводства страны.

При такой обстановке домаш­нее оленеводство в тех районах, где имеются крупные стада ди­ких оленей, не может конкуриро­вать в экономическом плане с промысловым оленеводством. На том же Таймыре в настоящее вре­мя осталось всего около 50 ты­сяч домашних оленей, и поголовье их продолжает сокращаться. При этом, конечно, не должна прини­жаться роль домашнего олене­водства, имеющего особое со­циальное значение для коренных жителей Севера. В тех регионах, где развито крупное домашнее оленеводство, — в Магаданской области, Ненецком автономном округе, значительной части Яку­тии, Ямале — большое внимание должно быть уделено дальнейше­му развитию и укреплению до­машнего оленеводства.

Крупные стада диких оленей тоже требуют бережного обра­щения при их эксплуатации. Нега­тивный пример — тундры Яку­тии, где в результате неумерен­ного и нерационального отстрела крупные стада диких оленей силь­но пострадали, и общее поголовье диких оленей значительно сокра­тилось. При этом ничего не выигра­ло и домашнее оленеводство. Другой отрицательный пример — Кольский полуостров. Здесь бла­годаря усилиям Лапландского за­поведника почти от нуля возро­дилась популяция диких оленей. Численность стада достигала 20 ты­сяч голов. Однако неумеренный промысел свел на нет все дости­жения, и работу по восстановле­нию поголовья диких оленей нужно начинать сначала.

Дикие олени обитают повсю­ду и в таежной зоне Крайнего Севера. Однако стада их здесь пока мелкие, а существующий, хотя и лимитированный, промы­сел не дает им расти и восста­навливаться. Необходимо всю­ду в таежной зоне полностью за­претить отстрел диких северных оленей. Дикие северные оле­ни — большой и перспективный ресурс, имеющий существенное значение для решения Продо­вольственной программы на Севе­ре. При бережном отношении и проведении биотехнических ме­роприятий общая численность диких оленей способна увеличить­ся по крайней мере в два раза, т. е. практически сравняться с по­головьем домашних оленей.

Особая проблема в деле охра­ны диких северных оленей (глав­ным образом пока в Западной Сибири) — конфликты мигрирую­щих стад с трубопроводами. Тру­бы большого диаметра, проло­женные на поверхности грун­та, — практически непреодолимое препятствие для оленьих стад. Уже первый опыт прокладки труб газо­провода Мессояха — Норильск по­казал, что дикие олени в массе гиб­нут около трубопроводов.

В настоящее время разработаны некоторые меры, снижающие от­рицательное воздействие трубо­проводов: устройство специаль­ных проходов для стад, укладка труб под землю. Необходимо строже контролировать выполне­ние строителями экологических требований, предъявляемых к сооружению газопроводов.

Лось имеет меньшее значение, но все же его численность в зоне Крайнего Севера страны опреде­ляется примерно в 280 тысяч го­лов. Возможна ежегодная добы­ча около 25—30 тысяч зверей. В таежной зоне Севера это глав­ный промысловый зверь. Необхо­димо строже контролировать про­мысловый отстрел, особенно в местах концентрации лосей на зимовках. В ряде районов, напри­мер на енисейском Севере, попу­ляции, зимующие в пойме Ени­сея, были подорваны неумерен­ным отстрелом с использованием авиации.

Среди птиц серьезное про­мысловое значение имеют только северные куропатки — два близ­ких вида: белая и тундряная. Их запасы недоиспользуются. Числен­ность куропаток оценивается при­мерно в 30 миллионов, возмож­ная добыча — около 9 миллионов. Запасы рябчика в зоне Крайнего Севера — около 8 миллионов, глухарей (2 вида) — около 1,5 мил­лиона. В заготовки поступает лишь небольшое число тушек птиц — около 300—500 тысяч, в основ-ном куропаток. Численность глу­харей всюду сильно сократилась. Необходимо строго ограничивать охоту на глухарей. Целесообразно совсем прекратить заготовку его тушек.

Острая природоохранная про­блема: весенняя охота на водо­плавающую дичь — уток и гусей. В связи с общим сокращением чи­сленности водоплавающих весен­няя охота на них в СССР и прак­тически во всем мире прекраще­на. Однако в районах Крайнего Се­вера она разрешается в порядке исключения. Конкретно решать вопрос: быть или не быть весен­ней охоте — должны областные, краевые Советы народных депу­татов и автономно-республикан­ские советы министров. В настоя­щее время на всем Севере СССР только Магаданская область заня­ла авангардную прогрессивную позицию в этом вопросе и запрети­ла у себя весеннюю охоту на во­доплавающих. Будем надеяться, что примеру Магаданской области вскоре последуют и другие се­верные регионы. Заготовка тушек водоплавающей дичи повсемест­но в нашей стране, в том числе и на Крайнем Севере, запрещена.

В целом для дела рационально­го использования охотничьих жи­вотных большое положительное значение имело решение о повы­шении закупочных цен на про­мысловую пушнину (последнее по­вышение — на 100 процентов — было сделано в 1982 году). Теперь промысловый охотник имеет до­статочно высокий и устойчивый заработок. Охотничий участок за­крепляется за ним в постоянное пользование. Охотник заинте­ресован в сохранении основного поголовья животных на участке, необходимого для воспроизвод­ства. Более того, он кровно заин­тересован в охране участка от бра­коньеров, в проведении биотех­нических мероприятий, позво­ляющих увеличить численность промысловых животных. При на­рушении промысловиком правил охоты и сдачи пушнины и другой промысловой продукции договор с ним может быть расторгнут. Участок, обстроенный им избуш­ками, оборудованный самоловами, может быть отобран. Четкое за­крепление охотничьих участков, представляющих большую цен­ность для промысловиков, при условии строгого контроля за промыслом — залог рациональ­ного использования ресурсов про­мысловой фауны.

Реки и озера Севера богаты ценными видами рыб. Это сиго­вые, лососевые и осетровые. Наиболее ценные из встречающих­ся здесь видов рыб — осетр, стерлядь, нельма, чир, сиг, омуль, муксун, пелядь, ряпушка, тугун. На европейском Севере особое значение имеет семга; на северо-востоке да и на всем Тихоокеан­ском побережье (включая Саха­линскую область, также относя­щуюся к районам Крайнего Севе­ра) — проходные лососевые ры­бы, нерестящиеся в реках и на­гуливающиеся в море: горбуша, кета, кижуч, нерка и другие.

Водоемы Севера богаты щу­кой, окунем, налимом, корюш­кой, плотвой (сорогой), ельцом, карасем, язем.

Промысловая добыча рыб в реках и озерах Крайнего Севера составляет в последние годы око­ло 600 тысяч центнеров. Вылов в море несравненно больше, осо­бенно за счет Мурманской области и областей Дальнего Востока — бо­лее 3 миллионов тонн. Значитель­ная часть этой рыбы вылавливает­ся у северных берегов страны, но большое количество и в даль­невосточных морях, в открытом океане.

Наибольший вред рыбным запа­сам Севера наносит прямой пере­промысел, браконьерство, загряз­нение водоемов, лесосплав и строительство гидротехнических сооружений на реках. От перелова в прежнее время, особенно в труд­ные годы Великой Отечествен­ной войны и послевоенный пе­риод, пострадали запасы высоко­ценных видов рыб. В последнее время были введены строгие, на­учно обоснованные правила ры­боловства. Значительно усилилась активность органов рыбоохраны. Численность ряда ценных видов стала восстанавливаться. Так, на­пример, на Енисее благодаря усилиям Енисейрыбвода заметно улучшилось положение с запасами стерляди и осетра.

Большой вред фауне рыб может нанести и неумеренное любитель­ское рыболовство. В основном с помощью спиннинга почти истреб­лен на большей части своего ареа­ла замечательный представитель сибирской ихтиофауны — тай­мень, кандидат для внесения в Красную книгу. Спиннинг и даже удочка подорвали во многих не­больших реках Севера запасы лен­ка, хариуса, гольца. Назрела необ­ходимость более строгой регла­ментации на Севере спортивного рыболовства с учетом того, что восстанавливаются запасы рыб в экстремальных условиях очень медленно.

К сожалению, далеко не на всех северных реках прекращен молевой сплав леса, наносящий большой вред нерестилищам рыб и загрязняющий водоемы.

К большим достижениям в об­ласти охраны рыб и других мор­ских организмов следует отнести введение 200-мильной прибреж­ной экономической рыболовной зоны, в пределах которой промы­сел морских организмов регули­руется государством, которому принадлежит берег. До введения этой зоны всюду в прибрежных морских водах советского Даль­него Востока хищнически вылавли­вались иностранными рыболовны­ми судами дальневосточные ло­соси, идущие на нерест в реки. Запасы лососей были подорваны. После введения 200-мильной зоны с конца 70-х годов нача­лось быстрое восстановление запа­сов лососей. В настоящее время в некоторых реках Охотского по­бережья и Камчатки можно ви­деть практически былое изо­билие нерестящихся рыб, о кото­ром наши современники знали только из описаний путешествен­ников XVIII и XIX веков.

К сожалению, положительных примеров немного. В целом дав­но настала пора пересмотреть оп­тимистическое отношение к оцен­ке состояния ресурсов морских рыб, которые считались здесь не­исчерпаемыми. Главные усилия были направлены на организа­цию лова в промышленных мас­штабах, создание мощного рыбо­ловного флота, а не на охрану и рациональное использование ре­сурсов рыб и других морских про­мысловых организмов. В резуль­тате давно уже подорваны неког­да богатейшие стада трески и наваги в Белом и Баренцевом морях. Подорваны запасы важ­нейших промысловых глубоко­водных и пелагических морских рыб Охотского и Берингова мо­рей. Особенно плохо, что в целом очень пострадали от перелова и запасы ценнейших тихоокеанских проходных лососевых рыб: кеты, горбуши, кижуча, нерки, чавычи. Теперь этот драгоценный постоян­но действующий источник возоб­новимых биологических ресурсов серьезно истощен, и понадобят­ся огромные усилия, чтобы возоб­новить его продуктивность. В луч­шие годы только Камчатка еже­годно давала около 350 тысяч тонн лососей, что равнозначно одному миллиону голов крупно­го рогатого скота. Существенно, что запасы лососевых рыб не толь­ко подорваны промыслом. Серьез­но изменены непродуманной хо­зяйственной деятельностью при­родные условия нерестилищ. Многие нерестовые реки загряз­нены, оберегающие их прибреж­ные леса вырублены, изменил­ся гидрологический режим водое­мов, характер берегов и дна. На уникальной Камчатке, главное бо­гатство которой — лососевые ры­бы и ее живая природа в целом, должен быть установлен строгий природоохранный режим. Бо­гатство тихоокеанских лососевых иногда меряют на вес золота. Известно, что за 75 лет эксплуа­тации (1875—1950 годы) золотые прииски Аляски дали золота на миллиард долларов и иссякли. За это же время камчатские ло­соси дали продукцию стоимо­стью в 7,5 миллиарда долларов. При разумном использовании, проведении биотехнических ме­роприятий живой источник биоло­гических ресурсов мог бы сохра­няться постоянно и даже повысить свою продуктивность.

К сожалению, от неумеренного и биологически неграмотного промысла страдают уже не только наиболее ценные виды рыб Севе­ра — традиционные объекты про­мысла, но и те массовые менее ценные виды, которые вовлече­ны в промысел сравнительно не­давно. Характерный пример — минтай, многочисленный вид се­верной части Тихого океана. В СССР минтай еще недавно не считался важной пищевой рыбой. Его уловы шли в основном для удовлетворения нужд пушного звероводства или использовались как второстепенное биологическое сырье. В настоящее время минтай научились использовать, и он стал важнейшим объектом рыбного промысла Охотского и Беринго­ва морей. Однако при плохо регу­лируемом промысле запасы мин­тая быстро пошли на убыль. Несмотря на протесты органов рыбоохраны Камчатрыбвода, про­мысловые суда Всесоюзного про­мышленного объединения «Даль-рыба» регулярно нарушают пра­вила рыболовства, подрывая ста­до минтая. Охотоморская минтаевая экспедиция, в которой ра­ботает более ста рыболовных сейнеров, ведет интенсивный лов у берегов Камчатки в запретное время и в запрещенных для ры­боловства районах, в том числе на мелководьях, где собирается на нерест основное стадо минтая. При этом нередко не хватает приемных мощностей для сбо­ра пойманной рыбы, и улов вы­валивается за борт. Крупнотон­нажные рыболовные суда ведут промысел на шельфе Западной Камчатки, на глубине менее 400 метров, что противоречит биологическим нормам промыс­ла. Большие морозильные трауле­ры вычерпывают рыбу в Олюторском и Карагинском заливах Охотского моря, где промышлять такому мощному флоту строго запрещено.

Благодаря охранным мерам ста­ла восстанавливаться численность ряда морских млекопитающих. Серый кит, внесенный в Красную книгу СССР, в начале нашего века был близок к полному истребле­нию. Сейчас это обычный и даже многочисленный вид у берегов Чукотки. Гренландский кит, вне­сенный в Международную Крас­ную книгу и Красную книгу СССР, тоже считался почти полностью истребленным. Сейчас берингово-чукотская популяция энергично восстанавливается и уже насчи­тывает около 4 тысяч голов. Замет­но увеличилась численность бе­лухи — этого типично аркти­ческого мелкого кита.

Недавно свершилось отрадное и знаменательное событие, очень важное для коренных жителей морских северных побережий — чукчей и эскимосов, исконных охотников на морского зверя. Долгие годы был запрещен промы­сел китов, находящихся под угро­зой исчезновения. В 1987 году Международная китобойная ко­миссия выделила для СССР разре­шение на отстрел первых пяти гренландских китов — корен­ным жителям Чукотки.

Все же общие запасы китооб­разных на Севере еще далеко не восстановились. До начала круп­номасштабного промысла в Бе­ринговом море запасы всех ви­дов китов оценивались приблизи­тельно в 60—90 тысяч голов. В настоящее время они оцени­ваются в 45—60 тысяч голов.

Значительно выросла за по­следние десятилетия численность моржей, но только в Тихоокеан­ском секторе Арктики: со 100 тысяч до 250 тысяч голов.

Особое значение для дела охра­ны природы на Севере и сохране­ния генофонда планеты имеют редкие и находящиеся под угро­зой исчезновения виды животных. Об их современном состоянии на Севере дают информацию Красные книги СССР (1984) и РСФСР (1983). Еще раз напомним, что северные территории страны мы понимаем в пределах офи­циально установленной правитель­ством зоны Крайнего Севера, осо­бенно обширной на востоке, где она охватывает северную полови­ну Байкала, северные части за­байкальских областей, значитель­ную часть Хабаровского края, всю Сахалинскую область вме­сте с Курильскими островами.

Дело в том, что в Арктике и тундровой зоне число редких видов животных, занесенных в Красные книги, очень невелико. Значительно больше их в зоне тайги и особенно много на Саха­лине, Курильских островах, ку­да заходят в своем распростране­нии многие экзотические виды, свойственные южной, так назы­ваемой маньчжурской, фауне.

Всего в зоне Крайнего Севера обитает 109 видов и подвидов жи­вотных из числа занесенных в Красные книги СССР и РСФСР. Среди них млекопитающих 30, птиц 44, рептилий 2, рыб 5, насе­комых 25, моллюсков 3.

В приведенных ниже характе­ристиках даются сведения о рас­пространении редких видов толь­ко в пределах территории и ак­ватории СССР, хотя они могут оби­тать и за пределами нашей страны.

Из млекопитающих среди хищ­ников характерен белый мед­ведь. Численность его в настоя­щее время стала восстанавливаться, но пока по всей Арктике она вряд ли превышает 10—12 тысяч. В некоторых районах белых мед­ведей стало много, они переста­ли бояться людей. Участились случаи заходов медведей в на­селенные пункты и даже города. Обычным стало агрессивное по­ведение медведей. Разрабаты­ваются меры по ограничению их опасной деятельности.

Особый интерес представляют каланы (семейство куньих), имею­щие самый ценный мех среди всех пушных зверей. К редким фор­мам отнесены два их подвида: северный, живущий на Командор­ских островах и отчасти у берегов Восточной Камчатки и Чукотского полуострова, и курильский, оби­тающий на Курильских островах и близ южной оконечности Кам­чатки. Общая численность каланов пока не превышает 10 тысяч. На Командорских островах охраняет­ся небольшая и уменьшающаяся популяция особого подвида пес­ца — командорского, или медновского голубого.

Из крупных ластоногих строго охраняются два арктических под­вида моржей — атлантический и лаптевский, популяции которых ис­числяются немногими тысячами зверей. К редким формам отне­сены два подвида обыкновенного тюленя. Один из них — собствен­но обыкновенный, или пятнистый, тюлень, в СССР обитающий у по­бережий Кольского полуострова. Эта популяция насчитывает всего несколько сотен зверей. Другой подвид — тюлень Рихарда — в числе 4—6 тысяч особей водит­ся у берегов Камчатки и Куриль­ских островов. Всего около 1,5 ты­сячи животных сохранилось в оте­чественной популяции атлантиче­ского подвида серого, или длинномордого, тюленя, живущего в ос­новном у побережий Кольского полуострова, отчасти в Белом мо­ре. Тюлень-хохлач, обитающий в северной Атлантике, лишь в не­большом числе встречается в на­ших водах в Баренцевом, Белом и Карском морях.

Наибольшее число строго охра­няемых видов зверей Севера от­носится к китообразным. В Крас­ной книге СССР их 15 видов, т. е. половина от общего числа млеко­питающих. Среди них 4 вида из семейства дельфинов. Это атлан­тический белобокий дельфин и беломордый дельфин, распростра­ненные в Баренцевом море. Бело­мордый дельфин, кроме того, мо­жет быть встречен в Балтийском море, включая Финский и Риж­ский заливы. Серый дельфин в во­дах СССР встречается близ Коман­дорских, Курильских островов и острова Сахалин, а редкая черная касатка — у южных островов Ку­рильской гряды. Редки и нужда­ются в охране три вида небольших китов из семейства клюворылых. Настоящий клюворыл и командор­ский ремнезуб встречаются в во­дах северной части Тихого океана. Клюворыл вообще распространен очень широко, а ремнезуб — эн­демик Северной Пацифики — от Берингова пролива на севере до Японии на юге. Высоколобый бу­тылконос — эндемичный вид Се­верной Пацифики — от Берингова пролива на севере до Японии на юге. Высоколобый бутылконос — эндемичный вид северной полови­ны Атлантического океана в во­дах СССР — в основном живет в Баренцевом море, но иногда встречается в Белом и даже в Балтийском морях.

Особняком стоит крупный и очень своеобразный дельфин — нарвал, или единорог, иногда от­носимый к самостоятельному се­мейству единорогов. Он немного­численный обитатель высокоши­ротных арктических морей, кругополярного распространения.

Остальные представители кито­образных, встречающихся в се­верных водах СССР, — крупные или очень крупные киты. Их семь видов. Все они в прошлом были массовыми промысловыми живот­ными, но неумеренная охота почти истребила их популяции.

К отдельному семейству серых китов принадлежит единственный представитель семейства — се­рый кит. Распространен в север­ной части Тихого океана, сравни­тельно недавно считался почти истребленным, теперь в ряде мест стал обычным, в частности у бе­регов Чукотки. К семейству глад­ких китов относится два подвида: гренландский кит и южный кит. Гренландский кит циркумполярно обитает в морях Северного Ледо­витого океана, а также в северной части Тихого океана, к югу вплоть до Сахалина. Считался почти ис­требленным видом, теперь числен­ность восстанавливается. Южный, или японский, кит живет в север­ной части Тихого океана. Истреб­ление его тоже приостановлено, но численность во всей Северной Пацифике пока не превышает 500 голов. Остальные четыре вида китов принадлежат к семейству полосатиков. Это горбач, синий кит, финвал и сейвал. Все они ши­роко распространены в морях Се­верного полушария, но избегают высокоширотных арктических вод. Их практически нет в морях Арк­тики между Новой Землей и остро­вом Врангеля. Основные их попу­ляции обитают в Северной Паци­фике и Северной Атлантике. Численность горбача и синего кита в прошлом была высокой. В настоя­щее время насчитывается не более 6—8 тысяч. Синих китов осталось еще меньше — около 2,5 тысячи. Современная численность финва-ла и сейвала несколько выше: по 20—25 тысяч зверей в пределах ареалов. Популяции всех китов-полосатиков восстанавливаются после запрещения массового про­мысла, но медленно.

Из копытных млекопитающих, обитающих в зоне Крайнего Севе­ра, в Красные книги занесены три формы: путоранский подвид снежного барана с изолированным ареалом в горах Путорана на се­вере Средней Сибири и современ­ной численностью около 3,5 тысячи зверей; сахалинский подвид кабар­ги с общей численностью не бо­лее 500 голов и новоземельский подвид северного оленя, числен­ность которого почти восстанови­лась.

Из грызунов к редким видам таежного Севера отнесен азиат­ский подвид речного бобра, кото­рый в начале нынешнего столетия в небольшом числе сохранялся в Западной Сибири. В настоящее время, по-видимому, чистый гено­фонд этого подвида утрачен в свя­зи с массовой акклиматизацией в Сибири бобров европейского под­вида.

Из обитающих в зоне Севера птиц в Красные книги занесено 44 вида и подвида. В Красную кни­гу РСФСР северных видов птиц внесено значительно (на 17 видов) больше, чем в Красную книгу СССР, что свидетельствует о боль­шем внимании в РСФСР к охране редких птиц Севера. Среди редких видов птиц имеются представи­тели 10 отрядов и большого чис­ла разнообразных семейств.

Единственный представитель от­ряда гагарообразных — очень крупная белоклювая гагара, ред­кий обитатель тундровых озер. Все три вида, относящиеся к отря­ду трубконосых, — обитатели оке­ана. Белоспинный альбатрос, преж­няя численность которого в преде­лах мирового ареала измерялась сотнями тысяч, сейчас может быть встречен в море у тихоокеанских побережий, от Сахалина на юге до Берингова пролива на севере. Осталось всего 150—200 экземп­ляров этого вида. У берегов Са­халина и Курильских островов из­редка могут быть встречены пестролицый буревестник и малая качурка. Из отряда веслоногих птиц к редким видам Севера от­несен только хохлатый баклан, гнездящийся небольшими колони­ями на побережье Кольского полу­острова. Черный аист — единст­венный на Севере представитель отряда аистообразных. Он изредка гнездится в таежной зоне, но на север не идет далее Центральной Якутии.

К редким видам северных птиц отряда гусеобразных отнесено 8 видов. Среди них 6 видов гусей и казарок и 2 вида лебедей. Зна­менитая краснозобая казарка — эндемик нашего Севера, гнездится только в тундрах Таймыра, Гыдана и Ямала. Численность ее восста­навливается и в настоящее время достигла почти 30 тысяч. Белоще­кие казарки восточноевропейской популяции гнездятся в СССР толь­ко на южном острове Новой Зем­ли и на острове Вайгач. Их чис­ленность (40—50 тысяч в настоя­щее время) тоже восстанавливает­ся, потому что, как и краснозо­бая казарка, этот вид зимует в Западной Европе, где хорошо охраняют птиц. В Красную книгу РСФСР включен восточный подвид черной казарки — тихоокеанская черная казарка. Она гнездится в тундрах Сибири от Оленька на за­паде до Чукотки на востоке. В отличие от западного подвида чис­ленность этой казарки очень силь­но снизилась за счет истребления птиц на зимовках в Восточной Азии. Гусь белошей в нашей стра­не водится только в приморских тундрах Чукотки. Численность оце­нивается в 12—15 тысяч. Уникаль­ная колония белых гусей сохрани­лась только на острове Врангеля. Их численность здесь в прежнее время сильно снизилась, в послед­нее время постепенно восстанав­ливается: в колонии насчитывают около 100 тысяч птиц. Гусь пис­кулька широко распространен в тундрах Евразии. Его численность значительно сократилась, особен­но в восточной части ареала, и в связи с этим вид внесен в Красную книгу РСФСР.

Малый, или тундряной, лебедь широко распространен в тундрах СССР. Его численность особенно сильно сократилась на Таймыре, в Якутии, на Чукотке. В европей­ских тундрах численность восста­навливается. Всего в СССР не бо­лее 16 тысяч птиц. Американский лебедь, обитающий в основном в тундрах Североамериканского материка, в СССР в очень неболь­шом числе встречается только на Чукотке.

К редким видам Севера отне­сены 6 видов дневных хищных птиц из отряда соколообразных. Это скопа, беркут, орлан-бело­хвост, белоплечий орлан, кречет, сокол-сапсан. Скопа обитает на Се­вере по всей лесной зоне по бере­гам чистых и богатых рыбой водо­емов, питается исключительно ры­бой. Всего в зоне Севера насчитывается не более нескольких ты­сяч пар. Беркут на Севере населяет таежную зону от западных границ страны до Камчатки, за исключе­нием Сахалина и южных Куриль­ских островов, всюду стал очень редок. Орлан-белохвост широко населяет таежную зону и лесо­тундру. В пределах зоны Севера вряд ли гнездится более 1 тысячи пар этих крупных преимуществен­но рыбоядных птиц. Очень круп­ный белоплечий орлан — энде­мик СССР и обитает здесь только в зоне Севера на Камчатке и побережьях Охотского моря. Ос­нова питания — тихоокеанские лососевые рыбы, численность около 1 тысячи гнездящихся пар. Распространение самого крупного сокола нашей фауны — кречета ограничено тундрой, лесотундрой и северной тайгой. Численность оценивается в несколько сотен пар. Более широко распространен сап­сан. Он может быть встречен всюду в тайге и тундре. Числен­ность в зоне Севера, по-видимо­му, около 1 тысячи пар.

Из отряда куриных на Севере обитает только один представи­тель редких видов — дикуша. Эту птицу, похожую на рябчика, можно встретить в тайге близ Охотского моря, на Сахалине. Из отряда журавлеобразных на Севере обита­ют три редких вида, из них два вида журавлей. Знаменитый стерх, или белый журавль, сохранился в основном в тундрах Якутии и от­части в Приобье; общая числен­ность не более 300 птиц. Более обычен черный журавль, на Севере живет в основном в тайге Якутии. Маленькая птичка из семейства пастушковых — красноногий пого­ныш встречается на Сахалине, на Камчатке. Из очень обширного отряда ржанкообразных птиц на Севере обитает 14 редких ви­дов: 7 из них в Красной книге СССР и все 14 в Красной книге РСФСР. Это 6 видов куликов, 5 ви­дов Майковых и 3 вида чистиковых птиц.

Все редкие северные кулики относятся к семейству бекасовых и обитают на океанических по­бережьях Дальнего Востока или в Восточной Сибири: охотский улит (Сахалин), кулик-лопатень (по­бережья Чукотки, Камчатка), Бэрдов песочник (Чукотка), японский бекас (юг Сахалина и Курильских островов), горный дупель (горы Восточной Сибири, Камчатка, Ку­рилы), кроншнеп-малютка (горы и плоскогорья Якутии и севера Красноярского края).

Замечательная розовая чайка найдена в тундрах Якутии и на Тай­мыре. Белая чайка водится только в высокоширотной Арктике, на не­которых островах Северного Ледо­витого океана. Серокрылая чайка и красноногая говорушка, или красноногая моевка, гнездятся только на Командорских островах. Алеутская крачка живет на побе­режье Камчатки, Сахалина, Охот­ского моря. Все три вида чистико­вых обитатели морских побережий Дальнего Востока: длинноклювый пыжик (побережье Охотского мо­ря, Сахалин, Курилы), коротко-клювый пыжик (Чукотка, Охот­ское побережье), хохлатый старик (южные Курилы, южный Сахалин).

Единственный представитель се­мейства голубиных — зеленый голубь, характерный для фауны Японии и Китая, заходит на север до южного Сахалина и острова Кунашир. Представитель манчьжурской фауны и единственный вид из отряда совообразных — крупный рыбный филин, на севере обитает на Сахалине, южных Курилах и по Охотскому побережью заходит до окраины Магаданской области. Среди воробьиных птиц, встречающихся в зоне Севера, к редким видам РСФСР отнесены только три вида: японская зави­рушка (Курильские острова, Са­халин), японская белоглазка (юг Сахалина) и рыжий воробей (юг Сахалина, южные Курилы).

Главная зоогеографическая осо­бенность редких видов птиц, оби­тающих в зоне Севера СССР, за­ключается в том, что их разнооб­разие резко увеличивается за счет видов, распространенных на Даль­нем Востоке, многие из которых проникают сюда из южных об­ластей Азии или свойственны океа­ническим побережьям. Таких «ус­ловно северных» видов 24 из 44.

Среди редких видов рептилий в зоне Севера встречаются только два вида, оба «условно северные», так как в основном обитают в Япо­нии. Дальневосточный сцинк — красивая ящерица из семейства сцинковых, живет в СССР на ост­рове Кунашир. Японский полоз из семейства ужовых тоже извес­тен только на этом острове. Ред­ких видов земноводных в зоне Крайнего Севера нет.

Из рыб, обитающих в зоне Сибири, в Красные книги занесены 5 видов, подвидов и форм. Саха­линский осетр — самостоятельный вид осетра, обитающий в бассей­не Японского моря. На нерест идет в реки, в частности сахалинские, где размножается и зимует. Встре­чается очень редко, единичными экземплярами. Байкальский

осетр — подвид сибирского осет­ра, распространенный только в Байкале и его притоках. Числен­ность небольшая и продолжает сокращаться. Проходная форма камчатской микижи — камчатская семга — это редкая эндемичная форма камчатских благородных лососей, в небольшом числе не­рестящаяся в реках в основном западного побережья Камчатки. Даватчан — подвид арктического гольца с сокращающейся чис­ленностью и очень небольшим ареалом — водится в озере Фролиха в бассейне Байкала и в неко­торых горных озерах Забайкалья. Байкальский белый хариус — одна из форм байкальского подвида ха­риуса, резко сокращающая свою численность. Как видно, 3 формы рыб из перечисленных относятся к бассейну Байкала.

Среди моллюсков, обитающих на Севере, к редким видам отне­сены 3 вида пресноводных жем­чужниц: европейская жемчужница (европейский Север), жемчужница Миддендорфа (Камчатка) и жем­чужница гладкая, или сахалинская (Сахалин, южные Курилы).

Из фауны насекомых, обита­ющих на Севере, в Красные книги занесены 25 видов. Из них предста­вителей отряда стрекоз 1 вид, от­ряда жесткокрылых (жуков) 4 ви­да, отряда перепончатокрылых 6 и отряда чешуекрылых (бабочек) 14 видов.

Среди стрекоз, населяющих зо­ну Севера, в Красной книге един­ственный вид — безушник Зибольда, заходящий из Японии и Китая на остров Кунашир. Это очень крупная стрекоза яркой окраски.

Все виды редких северных жуков принадлежат к семейству жу­желиц: жужелица Авинова (юж­ный Сахалин), жужелица остро­крылая (южные Курилы), жужели­цы Лопатина (южный Сахалин), красотел Максимовича (южные Курилы).

Среди редких северных пере­пончатокрылых преобладают широко распространенные виды шме­лей, принадлежащих к семейству пчелиных. Их пять видов: шмель моховой, шмель Шренка, шмель скромный, шмель спорадикус, шмель байкальский. Все они оби­тают в лесной зоне, некоторые к северу вплоть до лесотундры, Чукотки. Рофитоидес серый — одиночная пчела, распространен преимущественно в таежной зоне европейского Севера, Западной и Приенисейской Сибири.

Из 14 видов чешуекрылых 8 ви­дов бабочек принадлежат к юж­ной фауне и в нашей зоне встре­чаются только на Сахалине и юж­ных Курилах. Это хвостоносец Ма­ака, павлиноглазка Артемида, сов­ка пухокрылая Юнона, данаида Сита, чернушка японская, бархат­ница Гошкевича, Диана, бархатница каллиптерис. Остальные 6 видов — в основном широко распростра­ненные виды лесного Севера. Сре­ди них 5 видов семейства парусни­ков — крупных и красивых бабо­чек. Это махаон, аполлон, парус­ник восточно-сибирский, парусник Феб, парусник Эверсманна. По­следние 3 вида свойственны пре­имущественно Восточно-Сибир­скому Северу и горному югу Сибири. Некоторые распростране­ны далеко на север и заходят да­же в лесотундру и тундру: парус­ник восточносибирский до устья Лены и Колымы, парусник Феб до Анадырского залива, парусник Эверсманна и махаон до Чукотско­го полуострова и Берингова про­лива. Сенница Геро — неболь­шая бабочка, принадлежащая к семейству бархатниц, напротив, почти не заходит даже в северную тайгу.

Как видно, среди насекомых бо­гатство видового разнообразия также, как и у птиц, в основном складывается за счет «условно северных» видов, обитающих на Дальнем Востоке, главным обра­зом на южных Курилах и Сахалине. Это большинство бабочек (8 ви­дов), все 4 вида жуков и стреко­за — безушник Зибольда: 13 ви­дов из 25.

В 1974—1975 годах в советской Арктике акклиматизирован овце­бык, вымерший здесь совсем не­давно. Овцебыков завезли к нам из Канады и с Аляски на Тай­мыр, в район восточного побе­режья Таймырского озера, и на ос­тров Врангеля. Звери успешно прижились, стали хорошо размно­жаться. К 1989 году на Таймыре обитало около 300 овцебыков, а на острове Врангеля более 80.