6 лет назад
Нету коментариев

Выделяют два типа подвижных поясов материков: геосинклинальные, представленные горным рельефом суши, сфор­мировавшимся в альпийское время на месте бывших геосинкли­нальных бассейнов, и эпиплатформенные, горный рельеф которых возник на неотектоническом этапе на месте разнородных и разно­возрастных геологических структур, включая наиболее древние из них — докембрийские платформы.

В пределах геосинклинальных подвижных поясов В. Е. Хаин выделяет окраинноматериковые, формирующиеся в зоне перехода между материками и океанами, и внутриматериковые.

Мегарельеф внутриматериковых геосинклинальных поясов. Геосинклинальный пояс, или геосинклинальная область,— это уча­сток земной коры, где происходит горообразование, интенсивно протекают тектонические процессы, в том числе смятие в складки пород, ранее отложившихся в морском бассейне. Это область ин­тенсивного вулканизма, частых и сильных землетрясений. Зарож­дение и развитие геосинклиналей тесно связано с глубинными разломами. В начальных стадиях своего развития они характери­зуются преобладанием погружений (собственно геосинклинальная стадия) и морскими условиями, а в заключительных — преоблада­нием поднятий (орогенная стадия) и горообразованием.

По мере развития геосинклинальных областей в земной коре геосинклинального типа все большее значение начинает играть материковая кора. В поясах горных сооружений, находящихся в постгеосинклинальной стадии развития, материковый тип земной коры является господствующим как в геофизическом, так и в гео­морфологическом смыслах.

В пределах материков в постгеосинклинальной стадии развития находится Средиземноморский пояс альпийской складчатости. По структуре и характеру мегарельефа этот пояс далеко не одноро­ден. На западе наряду с широким развитием структур матери­кового типа сохранились морские впадины с субокеаническим типом земной коры. Для них характерна очень большая мощность осадочного слоя: в котловинах Средиземного моря 5—8 км, в Чер­ном море — более 15, в Южном Каспии — до 25 км. Сохранились в рельефе пояса, хотя и утратили свою морфологическую индивидуальность, свойственные переходным зонам островные дуги (ду­га Ионических островов, Крита и Родоса в Средиземном море) и глубоководные желоба (Эллинский желоб глубиной около 5,5 км, см. рис. 30).

Чем дальше на восток, тем меньше в Средиземноморском поясе остается площадей, занятых морскими бассейнами с корой суб­океанического типа. Южный Каспий представляет собой крайний член этого убывающего ряда. Восточнее Средиземноморский пояс альпийской складчатости на всем протяжении от Южного Каспия и до Индокитая представлен исключительно материковым типом земной коры. По характеру строения земной коры это уже мате­рик, но по степени ее подвижности это еще не материковая плат­форма. Об этом свидетельствуют прежде всего степень вертикаль­ной расчлененности и абсолютные высоты рельефа. В пределах рассматриваемой области располагаются высочайшие горные си­стемы суши — Памир и Гималаи.Размах относительных высот здесь достигает 9 км, что никак не характерно для материковых платформ. Интенсивность проявления эндогенных процессов в этом поясе хотя и слабее, чем в геосинклинальных областях, находя­щихся на более ранних стадиях развития, однако остается значи­тельной: вся эта область сейсмична, в ее пределах имеются дей­ствующие или недавно потухшие вулканы.

Очень важной, но далеко не полностью объяснимой особенно­стью альпийских горных сооружений Евразии является большая мощность земной коры. Под Гималаями, например, она достигает 70 км, под Большим Кавказом — 50—60 км. Альпийские горные сооружения имеют как бы «корни», образующие гигантские вы­росты сверху вниз, оттесняющие мантию на значительную глубину.

Основными формами мегарельефа альпийских гор с материко­вой корой (т. е. находящихся в постгеосинклинальной стадии раз­вития) являются горы со сводово-складчатой и складчатой струк­турой, нагорья, межгорные впадины и предгорные наклонные рав­нины.

Горы со сводово-складчатой и складчатой структурой характеризуются резким и значительным вертикальным расчленением и большой высотой, обусловливающей ярусность рельефа и хорошо выраженную высотную поясность почвенно-растительного покрова. Большая высота гор, часто поднимающихся выше климатической снеговой границы (Альпы, Кавказ, Гималаи и др.), ведет к ши­рокому развитию горного оледенения и связанных с ним форм ледникового рельефа (см. гл. 16). При моноклинальном залегании пластов различного литологического состава на склонах горных сооружений формируется куэстовый рельеф, например Скалистый и Пастбищный хребты северного склона Большого Кавказа.

Нагорья представляют собой также достаточно высоко припод­нятые территории, но со значительно меньшей расчлененностью рельефа. Таковы Иранское нагорье, нагорье Тибет (южная часть), нагорье Малой Азии и др. Предполагают, что это массивы древ­ней складчатой суши, располагавшиеся в пределах геосинклиналь­ного бассейна и вовлеченные в общее поднятие. Некоторые на­горья в недавнем прошлом испытали интенсивный вулканизм (Армянское и др.). Нагорья имеют в основном денудационную морфоскульптуру, характер которой обусловливается конкретной физико-географической обстановкой. Для упомянутых выше на­горий характерна аридно-денудационная морфоскульптура. В пре­делах Тибетского нагорья широко развиты формы рельефа, обу­словленные деятельностью нивально-гляциальных процессов.

В отличие от нагорий, развитых на щитах древних платформ, которые называются нагорьями с известной долей условности, на­горья, приуроченные к срединным массивам средиземноморского альпийского складчатого пояса, являются типичными, соответст­вующими определению понятия «нагорье».

Неотъемлемым элементом мегарельефа горных областей явля­ются межгорные впадины (Куринская, Колхидская и др.). Они располагаются на несколько тысяч метров ниже окружающих их гор — антиклинальных и горст-антиклинальных хребтов — и обычно заполнены мощной толщей рыхлых отложений пролювиального, аллювиального или флювиогляциального происхождения. Нередко такие впадины выполнены озерно-морскими отложениями (Среднедунайская низменность).

Характерным элементом мегарельефа альпийских горных со­оружений являются также предгорные впадины, представляющие собой участки соседних платформ, втянутые в зону геосинклиналь­ного тектогенеза и испытавшие значительное прогибание. В со­временном рельефе они выражены предгорными аккумулятивными (преимущественно аллювиальными и аллювиально-пролювиальными) равнинами (Месопотамская, Индо-Гангская, Кубанская, Тер­ская низменности и др.). Ближе к горам равнины становятся на­клонными и характеризуются большими высотами и более зна­чительным эрозионным расчленением (наклонные равнины Средней Азии, Предальпийские равнины).

В целом альпийские горные сооружения материков — области максимальной интенсивности денудационных процессов и важней­шие источники осадочного материала, поставляемого в океаны и во впадины материков.

Мегарельеф эпиплатформенных горных поясов. В пределах ма­териков наряду с остаточными древними горами максимальные высоты которых обычно не выходят за пределы 1500—2000 м, встречаются горы, характеризующиеся высокой тектонической ак­тивностью и как следствие этого значительными абсолютными вы­сотами, достигающими 5—7 км, а также высокой степенью сейсмичности   и  в  отдельных  случаях — современным   вулканизмом.

Анализ геологического строения таких гор показывают, что современное простирание их далеко не всегда соответствует древ­ним структурным линиям и сложены они, как правило, древними кристаллическими породами, испытавшими складчатость и кон­солидацию в докембрии, или же во время каледонского, герцинского или раннемезозойского орогенеза. Они имеют платформен­ную структуру, но по тектонической активности не уступают мо­лодым альпийским геосинклинальным сооружениям.

К горам, возникшим на платформенной основе, относятся высо­чайшие горы Центральной АзииТянь-Шань и Куньлунь (на гер­цинской структуре), в Восточной Сибири — Саяны иБайкальская горная страна (на каледонской и докембрийской структурах), горы. Северо-Востока СССР и Кордильеры (на мезозойской струк­туре), горы Восточной Африки и прилегающей к Красному морю части полуострова Аравия (на докембрийских структурах) и др. Амплитуды тектонических деформаций в горах этого типа за вре­мя альпийского орогенеза составили от 5 до 15 км. Такие горные системы были названы советским тектонистом В. Е. Хаиным «воз­рожденными горами». С. С. Шульц, Н. И. Николаев и другие исследователи называют их «областями молодого горообразова­ния», В. В. Белоусов — «активизированными платформами», М. В. Муратов — «областями эпиплатформенного орогенеза». Рель­еф эпиплатформенных горных поясов отличается большим разно­образием, которое определяется характером и возрастом исходных структур, степенью тектонической активности во время альпийско­го орогенеза и экзогеннымиморфоскульптурами. В то же время мегарельефу гор этого типа свойственна одна общая черта: он образовался главным образом в результате разрывной тектоники.

Среди эпиплатформенных горных поясов морфологически до­вольно четко выделяются три: Восточно-Африканский, Азиатский и горный пояс Кордильер Северной Америки.

Восточно-Африканский эпиплатформенный горный пояс возник на месте докембрийской платформы. Он протягивается от реки Замбези на юге до Красного моря на севере. В целом это обшир­ное нагорье, осложненное рифтовыми впадинами, часть из которых занята озерами (Рудольф, Киву, Танганьика, Ньяса, Натрон и др.). Наиболее высокие глыбовые хребты примыкают непосред­ственно к рифтам или образуют сложно построенные нагорья типа Эфиопского. Существенное влияние на формирование рельефа пояса оказали процессы интрузивного и эффузивного магматизма. К этому поясу приурочен целый ряд потухших и действующих вулканов (Килиманджаро, Меру, Карисимби и др.).

Рифты Восточной Африки продолжаются на север впадиной Красного моря, ограниченной с обеих сторон асимметричными сбросово-глыбовыми хребтами, а также впадинами залива Акаба и Мертвого моря. На севере рифты примыкают к Альпийско-Гималайскому внутриматериковому геосинклинальному поясу гор. На северо-востоке рифтовая зона Восточной Африки через Аден­ский залив смыкается с рифтовой зоной Аравийско-Индийского срединно-океанического хребта (рис. 21).

Схема рифтов Восточной Африки

Схема рифтов Восточной Африки

Азиатский эпиплатформенный горный пояс сформировался на структурах разного возраста — от докембрийских (в Забайкалье) до мезозойских (горы Северо-Востока СССР). ПодобноВосточно-Африканскому, в Азиатском эпиплатформенном горном поясе но­вейшие крупные тектонические структуры не совпадают с первич­ными (платформенными) структурами. Но Азиатский горный пояс испытал более интенсивную тектоническую активизацию и это на­шло отражение в рельефе: к нему приурочены высочайшие горные хребты земного шара — Тянь-Шань с вершиной пик Победы (7439 м), Куньлунь с горой Улугмузтаг (7723 м), Каракорум с вершиной Чогори (8611 м). Здесь больший размах отно­сительных высот между со­седними вершинами горных хребтов и коренным ложем разделяющих их впадин. Ес­ли в пределах Восточно-Аф­риканского горного пояса амплитуды относительных высот между вершинами хребтов и коренным ложем впадин не выходят за преде­лы 7—8 км, то в Азиатском они достигают 12 км.

Различие исходных тек­тонических структур, асин­хронность во времени и про­странстве неотектонических движений явились причиной различия высот и морфоло­гических черт рельефа в раз­ных частях Азиатского поя­са. Однако, несмотря на раз­личия, в современном мега­рельефе Азиатский эпиплат­форменный пояс предстает как единый со свойственной ему внутренней струтурой — чередованием сравнитель­но узких линейно вытянутых хребтов и впадин. Некоторые впадины по морфологическо­му облику близки к рифтам Восточной Африки (впадина озера Байкал). Характерны для этого пояса нагорья и плато: Тибет (северная часть), Северо-Байкаль­ское, Алданское, Патомское, Колымское и другие нагорья, плато Гоби, Алашань и др.

О продолжающихся в пределах описываемого пояса интенсив­ных тектонических движениях свидетельствует его высокая сей­смичность, а в недавнем прошлом — и вулканизм. Огромные про­странства, занимаемые Азиатским эпиплатформенным горным поя­сом, а также значительные абсолютные и относительные высоты в его пределах обусловили разнообразие экзогенной морфоскуль­птуры. Значительное место занимают аридно-денудационная и ни­вально-гляциальная морфоскульптуры.

Эпиплатформенный горный пояс Кордильер возник на мезозой­ском, а местами на докембрийском складчатом основании. С во­стока он ограничен системой хребтов — хребет Брукса, горы Мак­кензи, Скалистые горы, с наиболее высокой точкой г. Элберт (4399 м), Восточная Сьерра-Мадре. Складчатые структуры гор значительно и неравномерно подняты неотектоническими движе­ниями, глубоко расчленены и неравномерно денудированы. Мега-формы современного рельефа в значительной мере наследуют пер­вичную (платформенную) структуру. Этим горный пояс Кордильер отличается от эпиплатформенных горных поясов Восточной Афри­ки и Азии. К западу от перечисленных выше гор располагаются системы высоко поднятых плато, плоскогорий и нагорий: плоско­горье  Юкон,  Внутреннее  плато,  плато  Колорадо,  Мексиканское нагорье.

Плоскогорье Юкон — это система неравномерно перемещенных глыб, образующих систему плосковершинных хребтов и плато и разделяющих их впадин.

Рельеф центральной части Северо-Американского эпиплатфор­менного горного пояса характеризуется большим разнообразием. Общая черта ее морфоструктуры — большая тектоническая раз­дробленность, обусловившая в одних случаях площадные излияния эффузивов и образование базальтовых плато (плато Фрейзер, Ко­лумбийское, часть плато Колорадо), в других — образование си­стемы глыбовых гор и разделяющих их сбросовых межгорных впадин (Большой Бассейн), расположенных кулисообразно по от­ношению друг к другу.

Сложным рельефом характеризуется Мексиканское нагорье, ограниченное с востока и запада горами Сьерра-Мадре. Сущест­венная роль в формировании рельефа этой части эпиплатформен­ного горного пояса принадлежит эффузивному магматизму. Круп­ные вулканы функционируют здесь и сейчас: Попокатепетль, Ори­саба и др.

Эпиплатформенный горный пояс Кордильер с запада ограничен складчатыми горами альпийской геосипклинальной зоны, харак­теризующейся, как правило, прямым   отражением   геологических структур в рельефе, интенсивной сейсмичностью, а местами и со­временным вулканизмом.

Значительная протяженность Кордильер по меридиану, широ­кое развитие внутренних плато, плоскогорий и нагорий, ограничен­ных с востока и запада высоко приподнятыми хребтами, обуслов­ливают разнообразие современных геоморфологических процессов и связанных с ними форм рельефа. Значительную роль среди них играют флювиальные, гляциальные (на севере) иаридно-денуда­ционные (в центральной части и на юге) процессы.

Проблема причинности и характера процессов образования возрожденных гор остается пока нерешенной. Однако геоморфо­логический анализ соотношения некоторых форм мегарельефа ма­териков и океанов позволяет высказать определенные суждения по этой проблеме. Это относится прежде всего к соотношению эпиплатформенных горных поясов с рифтовыми системами срединно-океанических хребтов.

Как было показано выше, рифтовая зона Восточной Африки через Аденский залив смыкается с рифтовой зоной Аравийско-Ин­дийского срединно-океанического хребта. Связь зон подчеркивается и составом вулканических продуктов рифтовой зоны Восточной Африки: здесь развиты преимущественно основные (базальтовые) лавы, более близкие к океаническому типу вулканического мате­риала, нежели к составу такового геосинклинальных областей.

Система рифтов северной части Восточно-Тихоокеанского под­нятия, согласно американским авторам, продолжается на материке в виде зон разломов, горстов и грабенов Калифорнии, Большого Бассейна и Скалистых гор. Эта связь прослеживается и по пере­ходу сейсмического пояса Восточно-Тихоокеанского поднятия на материк в этом районе.

Перед Аденским заливом в Аравийском море на северо-восток от Аравийско-Индийского хребта отходит небольшой подводный хребет Меррей, который также имеет рифтовую структуру и от­личается сейсмичностью, поэтому его можно рассматривать как одно из ответвлений срединно-океанической системы. Зона разло­мов, идущая по гребню хребта, прослеживается на подводной окраине материка и на самом материке в виде сейсмической зоны Кветта, проходящей вдоль границы Индо-Гангской низменности с прилегающими к ней на западе горами. На севере зона Кветта, по-видимому, смыкается с Азиатским поясом возрожденных гор в районе Памира.

Наконец, срединный хребет Северного Ледовитого океана так­же примыкает к материку. На продолжении его зоны разломов в Якутии расположена зона верхоянских разломов.Южнее протя­гивается система разломов Алданского щита и Байкальской гор­ной страны. Байкал, как показали недавние исследования (В. В. Ломакин, Н. А. Флоренсов), представляет собой рифт, очень сходный  по строению и  геофизическим  свойствам  с  рифтовыми озерными впадинами Восточной Африки и рифтовыми долинами срединных хребтов.

Итак, в ряде случаев рифтогенные зоны океанов имеют свое продолжение на материках. Существует гипотеза, что причиной возникновения возрожденных гор на месте бывших платформ яв­ляется распространение процесса рифтогенеза, свойственного сре-динно-океаническим хребтам, на материки. Образование рифто-генных поясов связано с процессами в мантии, и, по-видимому, этот глубинный процесс может в одинаковой степени «проектиро­ваться» снизу как на участки Земли с океанической корой, так и на участки, сложенные материковой корой.

На участках с океанической корой процесс рифтогенеза «пере­рабатывает», деформирует тонкую и более или менее однородную по составу кору. Она вспучивается, образуется вал —срединный хребет. Кора в своде хребта разламывается, возникает рифтовая структура.

При деформации мощной и сложно построенной материковой коры возникают рифтовые структуры, сходные с океаническими (Красное море, рифт Мертвого моря и др.). Если земная кора оказывается очень мощной, происходит ее взламывание либо по старым, либо по новым разломам. Вертикальные движения при­обретают блоковый и дифференцированный характер (Тянь-Шань, Байкальская горная страна, Большой Бассейн). Одновременно мо­гут обновляться древние структурные линии. При очень глубоком проникновении образующихся разломов возникают вулканические процессы и обусловленные ими формы рельефа. Поскольку вспу­чивание земной коры неизбежно ведет к её растяжению, верти­кальные движения сопровождаютсягоризонтальными, направлен­ными в противоположные стороны от рифтовой зоны. В результате материковая кора расползается, образуется как бы огромная зияющая трещина, на дне которой обнажается базальтовый слой. Именно такую картину можно нарисовать по результатам сейсми­ческих исследований в Красном море, на Байкале и в некоторых других рифтах, где под современными и молодыми осадками не обнаруживается гранитного слоя, а скорости прохождения упругих волн соответствуют таким, которые наблюдаются в базальтовом слое.