6 лет назад
Нету коментариев

Определение возраста    склонов,    как и возраста рельефа вообще (см. гл. 3), сопряжено с большими трудностями. Обусловлено это тем, что на любом первично возникшем склоне постоянно идут те или иные склоновые процессы, меняющие облик склона. Поэтому, когда мы говорим о возрасте склона, имеется в виду время действия того агента, который создал основные мор­фологические особенности первичного склона. Для склонов эндо­генного происхождения это    время проявления    того или иного типа тектонических движений или магматизма, для экзогенных — время действия одного из экзогенных агентов. Проще    решается вопрос о возрасте склонов аккумулятивных форм рельефа. Опре­делив тем или иным путем возраст осадков, слагающих аккуму­лятивную форму, решаем вопрос о возрасте ее склонов. Труднее об­стоит дело с определением возраста денудационных склонов.  Не вдаваясь в детали этой сложной проблемы, отметим, что в ряде случаев возраст денудационных склонов может быть определен или по возрасту коррелятных склоновых отложений (если таковые сохранились), или по соотношению форм рельефа, возраст кото­рых известен. Так, склоны речных долин Подмосковья сформиро­вались после таяния московского ледника, так как они врезаны в поверхность междуречий, сложенных ледниковыми   отложениями московского возраста. Более точно определить    возраст склонов долин нельзя, если они опираются на пойму, формирование кото­рой продолжается. При наличии в долине реки   террас    возраст разных участков ее склонов может быть уточнен. Так, если в до­лине имеется надпойменная терраса позднечетвертичного (валдай­ского) возраста, то склон долины,   опирающийся    на ее поверх­ность, имеет средне- позднечетвертичный  (московско-валдайский) возраст, а склон от поверхности террасы к пойме — позднечетвертично-голоценовый (послевалдайский) возраст.