1 год назад
Нету коментариев

…По вулканическому характеру почвы, по климату, высоте и размерам су­ществует большое сходство между Галапагосским архипелагом и островами Зеленого Мыса; но какое полное и абсолютное различие между их обита­телями!

Чарлз Дарвин «.Происхождение видов», 1859 г.

Познакомившись с тропиками, мы можем перейти к решению проблемы деления внетропической части Евразийско-Африканско-Североамериканского фаунистического царства, а также к вопросу, каким образом следует относить к соответству­ющему фаунистическому царству или об­ласти острова земного шара в тех случаях, когда это возможно.

Как уже отмечалось ранее, на месте Берингова пролива был некогда перешеек с климатом более мягким, чем в настоя­щее время. И все же пролив как теперь, так и в течение длительного времени в прошлом является и являлся существен­ной водной преградой в районе, где гос­подствует суровый климат. Многим груп­пам животных так никогда и не удалось преодолеть водный барьер между Си­бирью и Аляской. Исходя из этого, не­которые биогеографы пытаются провести через Берингов пролив границу и разде­лить внетропическую часть Евразийско-Африканско-Североамериканского царст­ва на области Старого и Нового Света. Доводы в пользу такого решения есть, но их перевешивают доводы сторонников противоположной точки зрения.

В отношении как состава фауны, так и условий окружающей среды внетропи­ческая часть этого царства более одно­родна на севере — в странах, окружаю­щих Северный Ледовитый океан. Более того, циркумполярные арктические ус­ловия в упомянутом царстве тоже одина­ковы: короткое лето и очень холодная зима, вечная мерзлота, снежники и лед­ники, длинные дни и длинные ночи, от­сутствие древесной растительности. Боль­шинство арктических животных также сходны друг с другом. Учитывая все это, было бы правильным всю внетропическую часть Евразийско-Африканско-Североамериканского царства считать единой областью и выделять из нее в качестве подобласти Арктику. Южная граница арк­тической подобласти с Северным поляр­ным кругом не совпадает. Вдоль Север­ного полярного круга температура варьи­рует от места к месту, и южной границей Арктики биогеографы считают северную границу древесной растительности.

Кроме циркумполярной подобласти, есть еще две умеренные подобласти. Одна включает крайний север Африки, всю Европу, за исключением арктических рай­онов северной Скандинавии и северных районов Европейской части СССР, всю Азию к северу от тропиков и к югу от арктических районов СССР; другая — всю Северную Америку к югу от Аркти­ки. (Как указывалось выше, во внимание не принимается очень небольшой, распо­ложенный на крайнем юге Северной Аме­рики район с тропическим климатом и не­которыми тропическими животными.)

Что же касается островов, то некоторые из них в сравнительно недавнем прошлом были соединены с материками. Такие острова, естественно, послужили прибе­жищем для значительной части совре­менной материковой фауны — той части, которая может выжить при малой ампли­туде колебаний экологических условий, обычно характерной для островов. По­этому так называемые материковые ост­рова, имевшие когда-то связи с матери­ком, биогеографы включают в соответст­вующие фаунистические царства и об­ласти. Исключение составляют лишь те случаи, когда остров соединялся с мате­риком в чрезвычайно отдаленные времена и островная фауна могла сложиться из форм, возникших в данной местности за время долгой изоляции, или из форм ре­ликтовых, уже не существующих на ма­терике. Остров, будучи материковым или нематериковым, может быть отнесен к той или иной фаунистической области, если значительная часть его фауны со­стоит в основном из представителей фау­ны данной области. Острова Суматра, Калимантан и Цейлон в прошлом были связаны с соседним материком и поэтому могут быть отнесены к подобласти, ох­ватывающей азиатские тропики. Остров Тайвань, который, как и большинство островов в этой части света, имеет климат с температурами более ровными (чем на соответствующей Широте на материке), относят к тропической подобласти Азии, хотя близлежащие части материка счита­ются как климатически, так и фаунистически переходными между тропической и умеренной подобластями.

Япония может быть отнесена к подобласти, включающей умеренную Евразию, а острова Рюкю по своему климату и фауне считаются переходной территорией между Японией, расположенной в умерен­ном поясе, и тропическим островом Тай­вань. Новая Гвинея, когда-то соединяв­шаяся с Австралией, имеет в основном сходную с ней реликтовую фауну. Однако лежащая очень близко к экватору Новая Гвинея попадает в тропический пояс с большим количеством осадков. Этот ост­ров с большой горной цепью, ее вершины достигают почти 16 000 футов, с полно­водной тропической рекой Флай, с боль­шими пространствами, занятыми пышны­ми тропическими дождевыми лесами и травянистыми сообществами. Здесь есть такие тропические биотопы, которые очень бедно представлены или отсутст­вуют в Австралии; здесь живут такие единственные в своем роде животные, как двукоготная черепаха, единственный представитель особого семейства Carettochelydae, и ехидна, несколько отличаю­щаяся от ехидны австралийской. Новую Гвинею, несомненно, следует отнести к Австралийской области, выделив ее в качестве особой подобласти. Лежащий же рядом с Австралией остров Тасмания входит в Австралийскую подобласть.

Из новогвинейских сумчатых некото­рые продвинулись на восток до острова Новая Ирландия. Одно из этих живот­ных, а также несколько новогвинейских грызунов и некоторые лягушки добрались до Соломоновых островов. Небольшой удав и несколько ящериц проникли еще дальше на восток, возможно в качестве безбилетных пассажиров на соломенных навесах лодок местных жителей. Острова к востоку от Новой Гвинеи, от архипелага Бисмарка до островов Самоа, относятся к Новогвинейской подобласти. Исключе­ние составляют острова, протянувшиеся от Новой Каледонии и Фиджи к югу до Новой Зеландии, и многочисленные мел­кие острова южной части Тихого океана, лежащие восточнее острова Самоа. О том, почему эти острова не могут быть класси­фицированы, будет сказано ниже.

В Новом Свете остров Огненная Земля и Фолклендские острова могут считаться продолжением южной оконечности Юж­ной Америки. Остров Тринидад в далеком прошлом соединялся с Венесуэлой и имеет поэтому довольно богатую типично юж­ноамериканскую фауну. Остров Ньюфа­ундленд может быть отнесен к Умерен­ной североамериканской подобласти, тог­да как Новая Земля и покрытая льдом Гренландия относятся к Арктической под­области. Шпицберген и Земля Франца-Иосифа, острова, возможно, не матери­кового происхождения, получили свою скудную фауну из Арктической подоб­ласти, к которой их и относят.

Небольшие острова, лежащие; у самого побережья материка (такие, как Хайнань у берегов Южного Китая) или рядом с материковыми островами (такие, как ост­ров Бали у восточной оконечности Явы), слишком многочисленны, чтобы говорить о каждом из них в отдельности. Их сле­дует относить к соответствующим царст­вам или областям.

Однако некоторые острова заслужива­ют особого внимания. Как уже было от­мечено, острова Тихого океана к востоку от Калимантана и к западу от Новой Гвинеи могут считаться переходной тер­риторией между Евразийско-Африканско-Североамериканским и Австралийским царствами, так как они населены живот­ными, пришедшими из обоих регионов. Эти острова не являются материковыми. Самый крупный из них — Сулавеси — остров довольно древний, и некоторые характерные для него животные родствен­ны азиатским. К ним относятся: черная бесхвостая обезьяна (макака), необычная свинья бабирусса, имеющая четыре клы­ка, карликовый буйвол (Апоа) и карлико­вый, теперь уже исчезнувший слон.

Филиппинские острова тоже не входят в группу материковых островов. Самый западный остров этого архипелага — остров Палаван — когда-то временно соеди­нялся с Калимантаном. В различные гео­логические эпохи некоторые острова Фи­липпинского архипелага имели, видимо, другую конфигурацию, чем в настоящее время. Можно предположить, что неког­да острова были отделены друг от друга более широкими и более многочисленны­ми проливами, а размеры некоторых ост­ровов были меньше. Вообще говоря, Фи­липпины были заселены животными, ко­торые, преодолев ряд водных преград, перебрались сюда из тропической час­ти Азиатского материка в основном через Калимантан. Следовательно, есть все основания отнести Филиппины к той же подобласти, что и тропическая Азия.

Британские острова — острова матери­ковые. Ирландия отделилась от Велико­британии раньше, чем последняя — от Ев­ропейского материка. Неоднократно сме­няющаяся фауна этих островов не раз была уничтожена (или почти уничтожена) во время ледникового периода. После последнего отступания ледников между материком и Великобританией, но не Ирландией, еще существовал в течение очень непродолжительного времени не­прерывный сухопутный мост, и поэтому несколько устойчивых к холоду европей­ских видов животных сумели достигнуть Великобритании. В послеледниковый пе­риод, когда климат стал более мягким, между Великобританией и материком об­разовался пролив Ла-Манш и на остров уже проникали лишь только те виды, ко­торые могли преодолеть такую преграду, как соленая морская вода. Полностью исчезнувшая во время оледенения фауна Ирландии вновь восстановилась в основ­ном за счет тех видов животных, которые смогли переправиться через Ла-Манш и Ирландское море, однако таких видов было очень мало. (И уж конечно, отсут­ствие змей в Ирландии объясняется ее геологическим прошлым, а не волею не­бес!) Таким образом, Британские острова мы относим к той подобласти, к которой относится умеренная Европа.

Гаттерия,  или туатара, — примитивное  пресмыкающееся,  сохранившееся  только  на  Новой  Зеландии

Гаттерия, или туатара, — примитивное пресмыкающееся, сохранившееся только на Новой Зеландии

Острова Вест-Индии, за исключением Тринидада, не являются материковыми. Не существует также и достаточно убе­дительных доказательств того, что в про­шлом они были соединены друг с другом в значительно большей степени, чем те­перь, хотя есть сведения, что когда-то размеры некоторых островов были боль­ше, чем в настоящее время, и они отлича­лись большим разнообразием биотопов. На эти острова проникли животные из Северной. Центральной и Южной Аме­рики, сумевшие преодолеть морские про­ливы. Более слабым было влияние Север­ной Америки; оно наиболее заметно на севере, а именно на Кубе и на Багамских островах; влияние Южной Америки наи­более сильно выражено на юге — на Ма­лых Антильских островах. Несмотря на то что в вест-индской фауне существует много присущих только ей видов живот­ных, наибольшее сходство она все же имеет с Центральной Америкой. А так как мы рассматриваем Центральную Америку как территорию, переходную между Юж­ноамериканским царством и Евразийско-Африканско-Североамериканским, то бу­дет справедливым считать такой же пере­ходной территорией и острова Вест-Ин­дии.

Бермудские острова, которые находятся в Атлантическом океане примерно в 600 милях к востоку от побережья США, лежат гораздо севернее, чем считают обычно, — примерно на широте города Монтгомери в штате Алабама. Океан, окружающий эти острова, умеряет гос­подствующие здесь температуры. За 32-летний период крайние температуры на Бермудах колебались от 34° С до 3,9° С. Местная наземная фауна островов не родственна фауне островов Вест-Ин­дии. Те наземные птицы Бермудов, кото­рые живут на островах все время, а не посещают их только во время перелетов, относятся к североамериканским видам. Это флоридская камышница, земляной голубь, ворона, кошачий пересмешник, синяя птица (Sialia), белоглазый виреон и кардинал. На Бермудских островах водится лишь один местный вид яще­риц — небольшие сцинки рода Eumeces; остальные представители этого рода встречаются в Африке, Азии, Северной Америке и Центральной Америке, но не в Вест-Индии. Современный человек завез на острова полдюжины вест-индских ля­гушек и небольших ящериц. Если не счи­тать животных, завезенных человеком, то Бермудские острова можно отнести к Умеренной североамериканской подоб­ласти.

Другая достопримечательность Новой Зеландии — птица киви, обитающая на острове Северный

Другая достопримечательность Новой Зеландии — птица киви, обитающая на острове Северный

Выше было отмечено, что некоторые острова следует исключить из классификации стран по их фаунистическим под­разделениям. К ним относятся острова, которые удалены от материков на боль­шое расстояние и не имели с ними связи по крайней мере со времени возникнове­ния современной фауны. Некоторые из неклассифицируемых островов имеют очень небольшие размеры и крайне од­нообразную среду. Это невысокие песча­ные, или коралловые, или обрывистые скалистые островки. Во всяком случае, они обладают настолько однообразными условиями среды, что здесь могут су­ществовать всего лишь несколько видов. Причем это не обязательно должны быть животные с ближайшего материка или вообще с материка: чаще всего ветры и течения определяют те направления, от­куда острова получают свою ограничен­ную фауну.

Островные виды животных, которых чаще всего приносят на острова носящие­ся по волнам океана бревна и .деревья, обычно приспособлены к жизни на мор­ском берегу или возле него. К сожалению, такие виды, как, например, мыши и неко­торые ящерицы — сцинки и гекконы, — часто завозились и продолжают завозить­ся на острова туземными и современными судами, и очень трудно быть уверенным в том, что небольшой отдаленный остров приобрел свою скудную фауну без помо­щи человека.

К небольшим лежащим далеко от ма­терика и неклассифицируемым островам относятся многие острова в юго-западной части Тихого океана к востоку от Самоа, а именно острова Лайн и острова Туамоту; многие острова юго-западной части Тихого океана к востоку от Филиппин и к северу от Новой Гвинеи, такие, как Каролинские, Марианские и Маршалловы острова; некоторые острова юго-восточ­ной части Тихого океана, например ост­ров Пасхи, Сала-и-Гомес, острова Хуан-Фернандес, а также острова Атлантики, начиная от Азорских островов, островов Зеленого Мыса через остров Вознесения и Св. Елены к острову Тристан-да-Кунья и Южным Сандвичевым островам. На Антарктическом материке, несмотря на его большие размеры, как и на перечис­ленных выше мелких островах, существу­ет скудная фауна, и поэтому он тоже не входит в систему классификации.

Другие неклассифицируемые острова географически расположены таким обра­зом, что они в равной степени заселены животными из различных фаунистических регионов. Так, например, наземная фауна Исландии была уничтожена во время оле­денения, но при последнем отступании ледника на этом острове, лежащем между Гренландией и Норвегией, вновь появи­лись животные из Арктики и умеренных районов Европы. Галапагосские острова, отстоящие примерно на 600 миль к западу от берегов Эквадора, получили свою фауну частично из Южной Америки и частично из Центральной. Однако неко­торые галапагосские виды, особенно та­кие хорошо известные животные, как два вида крупных игуан и некоторые вьюрки, близкородственных видов на материке не имеют. Острова Галапагосы знамени­ты своими гигантскими черепахами. Свое название Галапагосы получили от испан­ского слова galapagos, что означает «чере­паха». Эти необычайных размеров репти­лии — «живые ископаемые» из группы, которая в прошлом была широко рас­пространена на всех материках, за исклю­чением Австралии. Ряд островов трудно классифицировать, потому что их фауна в основном состоит из так называемых эндемиков — видов, родов, семейств или более крупных систематических групп, нигде больше в мире, кроме этих остро­вов, не встречающихся. В Индийском океане к таким островам относятся ост­ров Мадагаскар, Коморские, Маскаренские и Сейшельские острова.

Мадагаскар лежит примерно в 260 ми­лях от восточного берега Африки, но его фауна совсем не похожа на африканскую. На острове нет мягкокожистых или обыкновенных пресноводных черепах, агам, настоящих ящериц семейства Lacertidae и варанов, нет питонов, кобр, мамб и гадюк, нет африканских страусов, дят­лов, птиц-носорогов, медоуказчиков и вьюрков. Нет там обезьян, в том числе человекообразных, кроликов, белок, дико­бразов Старого Света, нет лисиц, куниц, гиен и кошек, слонов, носорогов, жираф и антилоп. Лошади и крупный рогатый скот были завезены на Мадагаскар чело­веком как домашние животные. Местные мадагаскарские млекопитающие включа­ют эндемичное семейство крупных насе­комоядных — тенреков (Tenrecidae), раз­нообразных крыс и мышей, несколько эндемичных родов мелких млекопитаю­щих — мангустов, пальмовых циветт из семейства виверр (Viverridae) и три се­мейства лемуров. Последние, хотя они и относятся к приматам, куда входят обезь­яны, в том числе и человекообразные, более примитивны по сравнению с обезь­янами и в настоящее время встречаются только на Мадагаскаре и на близлежащих Коморских островах. К другим своеоб­разным мадагаскарским животным отно­сятся два эндемичных рода ящериц семей­ства Iguanidae, которое в других местах земного шара представлено одним видом на острове Фиджи и островах Тонга и еще несколькими сотнями видов в Новом Свете. К эндемикам Мадагаскара отно­сятся несколько, черепах семейства пеломедузовых Pelomedusidae (из них один вид относится к древнему роду Podo­cnemisкоторый существует также в Юж­ной Америке).

Когда-то на Мадагаскаре жил карлико­вый гиппопотам, но он вымер, так же как вымер водившийся здесь эпиорнис, или слоновая птица. Это была нелетающая птица высотой 9 футов и весом примерно 1000 фунтов. В незапамятные времена туземцы использовали огромные яйца этих птиц вместимостью два галлона (7,5 лв качестве сосудов для воды. Привезенные на север арабскими мореплавателями, эти яйца, вероятно, послужили основанием для создания легенды о сказочной птице Рухх, на которой улетел Синдбад-море­ход.

Маскаренские острова, лежащие на рас­стоянии 400—850 миль к востоку от Мада­гаскара, известны другими нелетающими птицами-эндемиками. На острове Мав­рикий когда-то водились додо (дронт) — нелетающая птица из семейства пастушковых и предположительно нелетающий попугай; на острове Реюньон — нелета­ющий дронт-пустынник (Pezophaps sol­itaria), нелетающий пастушок и почти нелетающая цапля, на острове Родригес — белый додо и предположительно нелетающая цапля. Эти птицы, как и не­которые гигантские черепахи, были ист­реблены человеком еще в исторические времена. На острове Маврикий и на на­ходящемся рядом с ним острове Раунд водятся удивительные, похожие на уда­вов змеи. На этих островах имеются так­же различные африканские и азиатские животные, некоторые из них, возможно, были завезены человеком.

На Сейшельских островах, располо­женных приблизительно в 600 милях к северо-востоку от Мадагаскара, водятся несколько видов безногих амфибий — на­стоящих червяг (Caecilia), два эндемичных рода лягушек, относящихся к семейству Ranidae, и некоторые виды гигантских черепах, но нелетающих птиц там нет. Как и на острове Маврикий, здесь встре­чаются немногие, возможно завезенные человеком, африканские и азиатские жи­вотные.

Вверху — один из видов игуан, ящерица гигантский анолис — эндемик с острова Куба (фото Тода Суолма).   Внизу — ящерица-эндемик из рода Cyclura (игуаны), Вест-Индия. На фото изображена игуана-носорог с острова Таити (фото К. М. Биндера)

Вверху — один из видов игуан, ящерица гигантский анолис — эндемик с острова Куба (фото Тода Суолма). Внизу — ящерица-эндемик из рода Cyclura (игуаны), Вест-Индия. На фото изображена игуана-носорог с острова Таити (фото К. М. Биндера)

Еще большую загадку по сравнению с островами Индийского океана представ­ляют для биогеографов неклассифицируемые острова, лежащие к востоку от Авст­ралии. Эти острова протянулись от Фид­жи и Новой Каледонии до Новой Зеландии. На Новой Зеландии — двух больших островах, расположенных примерно в 1000 милях к восток-юго-востоку от Авст­ралии, обосновались три вида лягушек семейства Leiopelmidae. Это наиболее при­митивное семейство лягушек. Другие его представители встречаются в Северной Америке — в гористых районах штатов Калифорния, Орегон, Вашингтон, Бри­танская Колумбия, Айдахо и Монтана. В Новой Зеландии сохранилась до наших дней гаттерия, или, как ее называют мест­ные жители, туатара. Хотя внешне гат­терия похожа на ящерицу, она относится к отряду так называемых клювоголовых. Другие клювоголовые, очевидно, вымер­ли еще до того, как вымерли динозавры. В Новой Зеландии жила огромная неле­тающая птица моа, которая, вероятно, была истреблена доисторическим чело­веком, другая эндемичная нелетающая птица киви существует на острове и по сей день. Многие из новозеландских птиц либо частично, либо совсем потеряли спо­собность летать.

Острова Новая Каледония, находяще­гося примерно в 800 милях к востоку от Австралии, достигли лишь птицы и яще­рицы. Обе эти группы представлены здесь особыми местными формами. Наиболее интересна из них относящаяся к самостоя­тельному семейству птица кагу, напоми­нающая журавля. У кагу хорошо развиты крылья, но она потеряла способность ле­тать. На расположенном около Новой Каледонии острове Уолпол когда-то жи­ла удивительная наземная гигантская че­репаха, которая имела на голове рога, как у быка, и поэтому не могла, подобно другим черепахам, втягивать ее в панцирь. Эта черепаха относится к семейству Meio­laniidae, представители которого когда-то встречались в Австралии и Южной Аме­рике. В общих чертах распространение этого семейства совпадает с распространением сумчатых, змеиношейных черепах и лягушек-свистунов.

Остров Лорд-Хау, расположенный в 300 милях к востоку от Австралии, населен только птицами и ящерицами. Один из видов ящериц эндемичен, как и некоторые виды птиц. Два вида птиц, встречающихся на этом острове — пастушок и камыш­ница, — нелетающие. На Лорд-Хау так­же когда-то водилась черепаха из семей­ства MeiolaniidaeОстрова Фиджи, лежа­щие примерно в 750 милях к северо-восто­ку от Новой Каледонии, могли бы быть включены в Новогвинейскую подобласть, но в его скудной наземной фауне есть ящерица из семейства Iguanidae — та же ящерица, которая живет и на островах Тонга. А поскольку хорошо известно, что игуаны играют доминирующую роль сре­ди ящериц Нового Света, то появление представителей семейства Iguanidae на затерянных в океане маленьких островах Старого Света — факт весьма необычный.