1 год назад
Нету коментариев

…Установлено, что внутри австралийского краевого пояса лежат много­численные пустыни и местами климат таков, что выдержать его могут только самые крепкие скалы…

Марк Твен «Путешествие по экватору»

Ни деревья, ни кустарники не растут здесь. Лишь кое-где на скалах видели мы жесткую стелющуюся траву и мхи.

Капитан Джемс Кук «Открытие острова Георгия и его описание», 1775 г.

Современные фитогеографы делят по­верхность земного шара на большие фло­ристические подразделения, называемые царствами, а царства — на более мелкие единицы, называемые провинциями.

Эта глава, как и ряд последующих, содержит перечень царств и провинций мира с описанием характерных для них растений. Не оставлен без внимания и такой вопрос — насколько распростране­ние растений соответствует распростра­нению животных.

Существование в классификации Авст­ралийского царства отчасти говорит нам о том, что материк Австралия в течение длительного времени был изолирован от остального мира. И, как это ни удивитель­но, в Австралийское флористическое цар­ство (в отличие от Австралийского фаунистического царства) не входит располо­женный рядом с Австралией остров Новая Гвинея, хотя некогда он был соединен с Австралийским материком. Впрочем, мы уже знаем, что для Новой Гвинеи харак­терны довольно обильные осадки и раз­нообразие тропических биотопов, в то время как большинство местностей в Австралии отличается скудными или уме­ренными осадками и целым рядом био­топов, свойственных умеренному поясу. Флора Новой Гвинеи состоит в основном из растений, проникших сюда из Азии через Индонезию по пути, недоступному для многих наземных и пресноводных позвоночных животных. В Австралийское флористическое царство не входят также и мелкие острова, лежащие к северу и востоку от Новой Гвинеи, по той причине, что их флора явно более близка к флоре азиатской, чем к австралийской.

Некоторое смешение азиатских и авст­ралийских растений наблюдается на ост­ровах западной части Тихого океана, но эта переходная территория опять-таки не соответствует Целебесской фаунистической переходной территории. И только Тасмания, единственный крупный остров, лежащий у южной оконечности Австра­лийского материка, принадлежит одно­временно и к Австралийскому флористическому царству и к Австралийской фаунистической подобласти. Австралийское царство не разделено на полцарства, но в нем имеются три четко очерченные про­винции. Северная и Восточная австралий­ская провинция узкой полосой примерно 200—300 миль шириной протянулась на восток страны, от Дерби через Уайндем, Дарвин и полуострова, окружающие за­лив Карпентария, а отсюда к югу через Кэрнс, Чартерс-Тауэрс, Брисбен и Сид­ней, примерно до Мельбурна или Балларата. Остров Тасмания также входит в эту провинцию.

В Северной и Восточной австралийской провинции находится основной лесной массив Австралии, но кое-где здесь попа­даются участки степей и скрэбов. В неко­торых районах этой провинции можно встретить густые тропические дождевые леса, но значительно чаще в ней встреча­ются сухие и редкостойкие леса, состоя­щие из деревьев с плотной и грубой лист­вой, которой не страшен ни сухой климат, ни сильные ветры.

Юго-западная австралийская провин­ция невелика — она занимает только юго-западную часть континента. Это тоже район с относительно сухими и редкостойкими лесами. Остальную часть континен­та — самую сухую его часть — занимает Центральная австралийская провинция. Одна часть этой провинции занята степ­ными пространствами с встречающимися кое-где деревьями и различными кустар­никовыми зарослями, называемыми мест­ными жителями мали-скрэб и мульга-скрэб. (Австралийцы называют скрэбом также самые лучшие леса своего конти­нента, но мы будем понимать под этим термином заросли жестколистных кустарников и низкорослых деревьев в за­сушливых частях территории.) Другая часть этой провинции почти лишена рас­тительности: равнина Налларбор покрыта только кустарниковыми солянками, а на раскинувшейся в самом сердце континен­та плоской, покрытой галькой равнине из красного песка, лишь вдоль лощин растут немногие деревья, стойко выдер­живающие все трудности существования.

Необходимо отметить, что австралий­ские провинции были выделены не на том основании, что в двух из них произраста­ют леса, а в одной их нет. Вообще установ­ление любого флористического царства или любого из его подразделений основа­но на том, что им свойственны типичные семейства, роды и виды растений, а не на том, что типичные растения составляют единый комплекс, образуя леса, степи или кустарниковые заросли. Общую же ха­рактеристику растительности всего кон­тинента мы приводим здесь для того, чтобы дать представление о местном ландшафте и чтобы с ее помощью разга­дать загадку — почему некоторые живот­ные приурочены к определенным флорис­тическим подразделениям; кроме того, группы растений, распространение ко­торых ограничено провинциями, менее интересны, чем растения, которые широко распространены по всему континенту и объединяют в единое целое все Австра­лийское флористическое царство.

Большинство типичных австралийских растений не известно за пределами Авст­ралии, однако немало местных деревьев и кустарников было завезено в другие страны в качестве растений декоративных, и о некоторых из них надо сказать хотя бы несколько слов.

Наиболее характерными растениями Австралийского царства являются де­ревья рода EucalyptusВ Австралии из каждых четырех деревьев три относятся к этому роду, объединяющему более чем 600 видов. В девяноста пяти процентах ав­стралийских лесов господствует эвкалипт. Видовое разнообразие этого рода поисти­не изумительно. Так, дерево «кулабэш», хорошо известное по одной из популяр­ных австралийских народных песен, — это крупный эвкалипт, дающий желанную тень в сухих внутренних районах страны; он хорошо переносит не только засуху, но и резкие колебания температуры от +44° до нескольких градусов ниже нуля, и его древесина обладает большой плот­ностью. В отличие от него эвкалипт ред­коцветный, растущий на горных склонах (до высоты 5000 футов), каждую зиму выдерживает жестокие морозы. Eucalyp­tus diversicola может считаться самым вы­соким лиственным деревом мира с твер­дой древесиной. Он достигает 300 футов (90 мвысоты и почти 9 футов (3 мв диаметре. (Самые высокие американские деревья секвойя и дугласова пихта отно­сятся к хвойным.) В мали-скрэбе эвкалип­ты не превышают 20 футов высоты (6 м). Все виды эвкалиптов сбрасывают кору, причем один из них сбрасывает ее в таком количестве, что на одном акре леса обра­зуется пятьдесят тонн подстилки из опав­шей коры.

В более «северные» широты — на Но­вую Гвинею или еще дальше — проникло несколько видов эвкалиптов, но только один вид смог достичь области распрост­ранения тропических дождевых лесов. Граница ареала этого вида доходит до самых Филиппин. Можно провести па­раллель между распространением эвка­липтов и распространением кускусов — сумчатых животных, живущих на дере­вьях. Приспособившись к жизни в дожде­вом тропическом лесу, кускусы проникли дальше всех других сумчатых на острова западной части Тихого океана. Они встре­чаются от Северной Австралии и острова Новая Гвинея до Молуккских островов и острова Сулавеси.

Многие виды эвкалиптов сажают в США в парках, садах и вдоль дорог. Род Eucalyptus относится к семейству мир­товых (Myrtaceae) к которому относится так называемая бутылочная щетка (Са­listemon lanceolata), кайяпутовое дерево (Melaleuca leucadendron), привезенное из Австралии в США для украшения садов. Семейство миртовых наиболее хорошо представлено в двух центрах, за предела­ми которых распространены лишь не­многие роды этого семейства. Ими яв­ляются Австралия и тропики Южной Америки. Такое распространение застав­ляет вспомнить распространение сумча­тых, лягушек-свистунов, змеиношейных черепах, а также вымерших черепах се­мейства Meiolaniidae. Интересно, что рас­пространение таких наиболее типичных австралийских растений, как миртовые, приблизительно сходно с распростране­нием наиболее типичных австралийских млекопитающих, амфибий и рептилий.

Акации с солнечно-желтыми цветками и листьями, напоминающими папорот­ник, обычны в США, но большинство их видов — коренные «жители» Австралии. Наиболее распространенное в Австралии растительное сообщество, так называе­мый мульга-скрэб, занимает 30% всей территории континента. В Австралии име­ется около 600 видов рода Acacia семей­ства мимозовых (Mimosaceae), но только 200 видов произрастает в других странах, в основном в Африке, а также на юге Азии, в Южной Америке и в районах Се­верной Америки с наиболее теплым кли­матом. С расселением акаций сходно рас­селение некоторых групп животных, на­пример полозов семейства Elapidae. Большинство родов этого семейства при­урочено к Австралии или к соседним с ней островам, но существуют роды, которые встречаются и в Африке, и в Южной Азии, и в Южной Америке, и в тех районах Се­верной Америки, которые имеют более теплый климат.

В Австралийском флористическом цар­стве есть свои достопримечательности. К ним относятся так называемые «австра­лийские сосны». Их называют соснами, хотя они не имеют с ними ничего общего. Ветви этих растений покрыты лишенными листьев зелеными стебельками, лишь внешне напоминающими длинные сосно­вые хвои. Странные деревья относятся к роду Casuarinaнастолько своеобраз­ному, что он выделяется в особое семей­ство Casuarinaceae. На островах, лежащих между Австралией и Азией, встречаются виды рода Casuarina, но все же большин­ство их растет в Австралии. Один из видов [Casuarina equisetifolia.Ред.], который хорошо укореняется на береговых дю­нах, расширил границы своего ареала на восток от Австралии в Полинезию и на север в Бирму. Этот вид был также заве­зен человеком во многие страны в качест­ве декоративного и ветрозащитного рас­тения. Его посадки тянутся на многие километры вдоль канала Тамиами в Юж­ной Флориде; его можно увидеть в пар­ках и садах Сан-Диего, на пляже Варадеро к востоку от Гаваны, на Кубе, на дюнах острова Ямайка, на засушливом острове Аруба в Карибском море, а также в раз­битых на побережьях парках или в ботани­ческих садах Южной Америки, начиная от Каракаса и Джорджтауна до Ресифи и Рио-де-Жанейро.

Переходя теперь к Африке, напомним, что климат ее юго-западной части более прохладный и сухой, так как на него ока­зывает воздействие проходящее вдоль по­бережья холодное Бенгельское течение. Несмотря на все вышесказанное, этот район в особое фаунистическое подраз­деление не выделяется, поскольку в нем очень мало животных, действительно ти­пичных для прохладного аридного юга. Зато почти что из 2500 видов высших рас­тений, произрастающих на мысе Доброй Надежды или в близлежащих районах, большинство является типичными энде­миками, и этот район, несмотря на свои небольшие размеры, образует флористи­ческое царство, обычно называемое Южноафриканским царством. Однако назва­ние Южноафриканское не совсем прием­лемо в данном случае, потому что оно имеет различное географическое и поли­тическое толкование, а также и потому, что существует Южноафриканская про­винция, относимая к другому флористи­ческому царству. Поэтому мы будем называть его Капским царством. Его границы простираются от Кейптауна к северу до Кланвильяма и к востоку до Порт-Элизабет.

Капское царство ограничено пустыня­ми, раскинувшимися к северу от Клан­вильяма, и тропическими степями и ле­сами, простирающимися к северу от Порт-Элизабет, где африканское побе­режье омывается течением, которое смяг­чает климат этих мест и делает его более влажным.

До начала эпохи индустриализации кап­ский ландшафт своими дюнами и пусты­нями, высокими столовыми горами, длин­ными хребтами с зубчатыми гребнями и сухими руслами временных потоков на­поминал юго-западную часть США. Здесь есть и скалистые ущелья с прилепившими­ся к их каменистым склонам и требующи­ми минимального количества влаги де­ревьями, и опаленные солнцем степи, внезапно превращающиеся после кратко­временных дождей в цветущие ковры.

Между растительностью Капского и Австралийского царств существует зна­чительно большее сходство, чем можно было бы ожидать, зная о том, насколько удалены друг от друга эти территории. Многие растения Капского царства хоро­шо известны по иллюстрациям из катало­гов семян: агапантус, или голубая лилия Нила, Anchusa, называемая летней неза­будкой, арктотис с его похожими на мар­гаритку соцветиями кремового, бронзо­вого и фиолетового цвета и ошибочно на­зываемый папоротником аспарагус Aspa­ragus plumosusизящные ветви которого широко используются для украшения бу­кетов. Надо упомянуть также диморфотеку из семейства сложноцветных с ее белыми или оранжево-розовыми цветка­ми, капскую жимолость, усеянную оран­жево-красными цветками, фреезию, или капский ландыш, обладающую изуми­тельным запахом и цветущую в то время года, когда в северном полушарии насту­пает зима, любимую многими гацанию — растение из семейства сложноцветных, — принадлежащую к тому же семейству герберу, или трансваальскую маргаритку, которую можно увидеть почти в каж­дом букете, некоторые герани, плюмбаго, или свинчатку. Одно из самых популяр­ных растений, выращиваемых цветовода­ми многих стран, — гладиолус, или шпаж­ник, также капского происхождения, а растение, обычно называемое садоводами монтбрецией, представляет собой гибрид двух форм капских гладиолусов.

Protea — национальный цветок Южной Африки (слева). Этот род встречается только в тропической Южной Африке. Красная ватсония ( Watsonia) из Каледона, южная Африка (справа). Этот вид свойствен только Капскому флористическому царству

Protea — национальный цветок Южной Африки (слева). Этот род встречается только в тропической Южной Африке. Красная ватсония ( Watsonia) из Каледона, южная Африка (справа). Этот вид свойствен только Капскому флористическому царству

В Капском царстве осадки не только очень скудны, но и приурочены в основном только к периоду с октября по апрель. Поэтому засушливое время года многие растения переживают под землей в виде клубней или луковиц, а образова­ние побегов или цветение приходится лишь на периоды, когда земля получает достаточное количество влаги. От цве­товодов можно услышать о таких раз­личных видах капских луковичных, как амариллис, иксия, стрелитция, ватсония, мексиканская и кафрская лилии и каллы.

В Капском царстве, несмотря на то что оно не имеет соответствующего ему зоо­географического подразделения, есть ряд интересных животных, которые встреча­ются и в соседних районах. Некоторые из них, подобно капским растениям, удиви­тельно хорошо приспособились к сущест­вованию в местах, где осадков мало и где они выпадают только в определенные сезоны. Так, в Капской области или в соседних с ней районах встречаются узко­ротые роющие лягушки из семейства Brevicipitidae, которых редко можно уви­деть на поверхности почвы, у которых нет водной стадии головастика и которые даже не могут плавать. Лягушки семейст­ва Heleophrynidae живут в более южных частях Африки; один из видов этого се­мейства — лягушка-привидение (Hele­phrine rosei— живет в ручьях, проте­кающих между скал на Столовой горе у Кейптауна.

Самое южное флористическое подраз­деление в мире — Антарктическое цар­ство. Оно названо так не в честь материка Антарктида, а по причине своего «противоарктического» нахождения на земном шаре. Антарктическое царство очень фраг­ментарно. Его Новозеландская провин­ция представлена двумя основными ост­ровами Новой Зеландии, а также остро­вами Кермадек, Чатем, Окленд и Кэмпбелл; в границы Патагонской провинции входит остров Огненная Земля, южные районы Аргентины, южная часть Анд (в Чили) и Фолклендские острова; про­винция Южных умеренных океанических островов объединяет такие не­большие малоизвестные острова, как Юж­ная Георгия, Марион, Тристан-да-Кунья, острова Крозе, Кергелен, Херд, Мак-Дональд, Св. Павла, Амстердам и Макуори. К этой провинции иногда присоеди­няют Антарктиду и Южные Шетландские острова, на которых встречается очень незначительное число семенных расте­ний.

Хотя Новая Зеландия и украсила наши сады представителями рода Clianthusфуксиями, несколькими видами вероники, маргариточным деревом (Oleariaи крес­товником (Senecio), большинство людей все же мало знакомо с растениями Антар­ктического царства. Для фитогеографов особый интерес представляют древесные растения рода NothofagusЭти деревья, которые называют южными буками и которые близки нашим северным букам, являются неотъемлемой частью ланд­шафтов Патагонской провинции, а также Новой Зеландии. В ископаемом состоянии они были обнаружены на Антарктиде, но в настоящее время этот ледяной ма­терик имеет слишком холодный для них климат. Возможно, что некоторые расте­ния южного полушария были широко распространены на Антарктиде во вре­мена, предшествовавшие возникновению ее ледяного щита. Южные буки произрас­тают также в Австралии, Новой Гвинее и Новой Каледонии.

Типичными для Антарктического цар­ства являются травы рода мятлик (Роа) и другие, образующие кочковатые луга — туссоки1. Эти травы господствуют в не­которых растительных сообществах не только на Новой Зеландии и Огненной Земле, но также и на многих более мелких островах. В Антарктическом царстве есть удивительное растение — так называемая кергеленская капуста (Pringlea antiscorbutica). Ее листья и толстая кочерыжка съедобны, и поэтому кергеленская капуста является ценным добавлением к рациону охотников, добывающих тюленей в во­дах южного полушария. Это растение от­носится к семейству крестоцветных (Сru­ciferae), к которому относятся наша обычная капуста, горчица, турнепс и редиска. Кергеленская капуста была найдена толь­ко на нескольких далеко отстоящих друг от друга островах — Кергелен, Марион и Крозе. Из высших растений лишь три вида могут произрастать на самом мате­рике Антарктида: два из них относятся к злакам, а одно — к семейству гвоздич­ных. Эти растения не являются эндеми­ками Антарктики — они встречаются и на разных островах, и в Патагонской про­винции.

Вверху — ландшафт южного полушария в поясе умеренного климата, напоминает ландшафты умеренного пояса в северном полушарии: озеро Уакатипу на Южном острове Куинстауна, Новая Зеландия. Внизу — горная маргаритка (Celmesia), Новая Зеландия. Этот род связывает Новую Зеландию и Австралию

Вверху — ландшафт южного полушария в поясе умеренного климата, напоминает ландшафты умеренного пояса в северном полушарии: озеро Уакатипу на Южном острове Куинстауна, Новая Зеландия. Внизу — горная маргаритка (Celmesia), Новая Зеландия. Этот род связывает Новую Зеландию и Австралию

Антарктическое царство даже в самых общих чертах не может быть приравнено ни к какому фаунистическому подразде­лению. Тем не менее среди наземных и пресноводных животных имеются груп­пы, распространение которых сходно с распространением некоторых антаркти­ческих растений. Возьмем в качестве од­ного из примеров напоминающую форель рыбу Galaxias attenuatusживущую в ручьях и реках южной Австралии, Новой Зе­ландии и южных районах Южной Амери­ки. Семейство Galaxiidae, к которому эта рыба относится, распространено на юге Австралии, на Новой Зеландии, Новой Каледонии, Огненной Земле, в южных Андах, на Фолклендских островах и в самой южной части Африки. В качестве другого примера можно привести бес­крылую муху, ареал которой, подобно ареалу некоторых высших растений, про­стирается от Антарктиды до южных рай­онов Южной Америки.

Сопоставляя распространение растений с распространением животных, стоит от­метить, что на самом континенте собст­венно Антарктиды с ее тремя наземными цветковыми растениями нет ни одного наземного позвоночного. Антарктические птицы и ластоногие, по существу, живот­ные морские, их жизнь целиком зависит от моря. Крысы, мыши и кошки, завезен­ные в эти места человеком, сумели при­способиться к жизни на некоторых остро­вах, лежащих в самых южных широтах царства, но не на самой Антарктиде.