2 года назад
Нету коментариев

День прошел восхитительно. Но и это слово само по себе слишком слабо, чтобы передать чувства натуралиста, впервые бродящего в одиночестве в бразильском лесу… красота цветов, сверкающая зелень листвы, а главное общая пышность растительности…

Чарлз Дарвин, из дневника, 1832 г.

Рассмотрим теперь Неотропическое цар­ство, в которое входят тропики Нового Света и соседние умеренно теплые райо­ны. Это царство включает всю Южную Америку, за исключением Патагонской провинции, которая относится к Антарк­тическому царству. Из Южной Америки Неотропическое царство простирается на север, охватывая тропики Центральной Америки и Мексики и Вест-Индские ост­рова. Оно включает также южную часть Флориды, Бермудские острова, острова Галапагос, группу островов Хуан-Фернан­дес, южную половину полуострова Ка­лифорния и восточное побережье Мексики (почти до границы Техаса).

Неотропическое флористическое царст­во по своим размерам примерно соответ­ствует Южноамериканскому фаунистическому царству плюс Карибская переход­ная территория, но только оно простира­ется далее на север в Северную Америку, а Неотропическое фаунистическое царство простирается далее на юг в Южную Аме­рику. Около 3000 родов растений не встре­чается нигде за пределами американских тропиков. Приблизительно одна треть этих родов распространена по всему Нео­тропическому царству. Широко распространенные и более или менее хорошо известные неотропические роды включа­ют Саrуосаrк которому относятся виды растений, дающих древесину, орехи суари и растительное масло; род Lycasteк ко­торому относятся наземные орхидеи, и, наконец, род Marantaвиды которого це­нятся или как декоративные растения с ярко окрашенной листвой, или же как рас­тения, клубни которых богаты крахма­лом. Не менее широко распространены в этом царстве род Monsteraкоторый дал нам декоративные лазящие растения; род Оchromaпредставленный единственным видом, дающим очень легкую древесину бальса; род Oncidiumк которому отно­сятся орхидеи, растущие на деревьях; род Тесота, а также род Theobromaодин из видов которого дает какао. Почти так же широко распространены, как и пе­речисленные выше, роды CattleyaLaelia и Miltoniaк которым относятся некото­рые из наиболее красивых орхидей.

В Неотропическом царстве повсеместно встречаются растения интересного рода Cecropia из семейства тутовых. Ствол этих растений, так же как и отдельные ветви, полый, и в нем селятся муравьи. Некоторые виды муравьев живут только во внутренних пустотах деревьев рода CecropiaЗдесь они находят надежное жилище, а также пищу. Жгучие укусы муравьев хорошо защищают деревья от разных врагов и, может быть, от самых грозных — муравьев-листорезов, которые могут уничтожить всю листву. Охотники за растениями в тропиках Нового Света, которым приходится влезать на деревья за орхидеями и растениями эпифитами, прекрасно знакомы с постоянным сим­биозом деревьев рода Cecropia и свирепых муравьев, будь то в Вест-Индии, Мексике, Центральной и Южной Америке.

В Неотропическое царство входят семь провинций. Три из них — Венесуэльско-Гвианская, Южнобразильская и Амазон­ская — охватывают обширный экватори­альный лес Южной Америки. Между тре­мя названными провинциями нет резких отличий; у них много общих семейств, родов и видов растений. Бассейн реки Амазонки с ее далеко простирающимися притоками не входит целиком в Амазон­скую провинцию. Эта провинция пред­ставляет, скорее, полосу шириной от 500 до 700 миль, протянувшуюся по долине Амазонки на всем протяжении от восточ­ных склонов Анд до Атлантического по­бережья. К северу от Амазонской провин­ции лежит Венесуэльско-Гвианская про­винция, которая включает венесуэльские нагорья и бассейн реки Ориноко; к югу — Южнобразильская провинция, охватыва­ющая восточное побережье, восточные и центральные нагорья Бразилии, а также Гран-Чако в Парагвае и северные части Аргентины.

В Амазонской провинции властвует громадная река Амазонка. Размеры этой реки поразительны. Ее длина составляет 3700 миль, а двенадцать ее притоков про­тянулись по крайней мере на 1000 миль каждый. В системе Амазонки в четыр­надцать раз больше воды, чем в Мисси­сипи. Одна пятая всей проточной воды земного шара принадлежит Амазонке. Остров, расположенный в устье этой ре­ки, обширнее, чем штаты Массачусетс, Коннектикут и Род-Айленд, вместе взя­тые. Течение Амазонки можно различить в Атлантическом океане за 200 миль от его берега. Даже если подняться на 2000 миль вверх по течению, ширина Ама­зонки будет равняться двум милям, глу­бина — 500 футам, а скорость ее течения — от пяти до семи миль в час. Амазонская провинция — единственная провинция в мире, которая образовалась по течению только одной реки.

Великая река влияет на распределение растений. В разные времена года в раз­ных частях системы Амазонки происхо­дит разлив рек. Вода может подниматься на 40 и более футов, затопляя обширные территории. Поэтому флора Амазонской провинции включает большое число вод­ных растений или растений, способных переносить периодические наводнения. Относительно большое число видов таких растений и явилось главным образом ос­нованием для выделения этой провин­ции. Не следует, однако, думать, что вся территория провинции подвергается на­воднениям. В бассейне Амазонки встре­чаются отдельные, иногда весьма обшир­ные нагорья. Одни из них заняты лесами, другие — саваннами с изредка встречаю­щимися пальмами. В восточной части провинции протянулись многочисленные цепи холмов, для которых также характер­на растительность саванн.

Вдоль всей реки обширные участки бе­рега бывают подмыты во время бурь и наводнений. Нередко вниз по течению не­сутся целые деревья вместе с лианами, орхидеями, эпифитами и папоротниками, а иногда даже и с приютившимися на них древесными животными. Амазонка выно­сит в океан массу прибрежной раститель­ности, скопившейся в озерах и болотах, а затем смытой в реку. Потоки воды, устремляющиеся с Анд в океан, разносят семена и другие жизнеспособные части растений, способствуя тем самым едино­образию флоры бассейна Амазонки. (Но не следует думать, что растения Амазонской низменности распространяются только потоками воды.)

Настоящий пресноводный «кит» иниа  (Inia) — белый дельфин рек Амазонки и Ориноко (фото Памелы Читгем)

Настоящий пресноводный «кит» иниа (Inia) — белый дельфин рек Амазонки и Ориноко (фото Памелы Читгем)

В число растений, характерных для Амазонской провинции, входят неболь­шое дерево какао, из семян которого при­готовляют какао и шоколад, каучуковое дерево, принадлежащее к эндемичному роду Heveaи бразильский орех (Berthol­letia excelsa), обычное крупное дерево амазонских лесов. Важное местное зна­чение имеют лианы рода Paulliniaсе­мена которой богаты кофеином; несколь­ко вьющихся видов растений рода Smi­laxодин вид рода Соита, млечный сок которого не идет на изготовление кау­чука, а употребляется в качестве напитка, и убауба — съедобный плод пурумы цикропиелистной. К числу водных растений относится самая крупная водяная лилия — виктория-регия (Victoria regia). Ее боль­шие листья, плавающие на поверхности воды, способны выдержать маленького ребенка. Для провинции характерно так­же большое разнообразие пальм. Паль­мы родов Astrocaryum и Attaleaдают волокно и съедобные плоды; зола од­ного из видов пальмы рода Leopoldinia содержит вещество, заменяющее соль; из цветочных покрывал пальмы буссу добывают волокна для изготовления грубой ткани. Особенно ценят местные жители пальмиру. Она дает им топливо, материал для изготовления украшений, крахмал, волокно, съедобные плоды. Из ее листьев плетут корзины, а из сока изго­товляют вино.

Приведенный список характерных ама­зонских растений довольно короток, но не потому, что в провинции нет растений эндемиков. Несмотря на то что очень не­многие роды растений ограничены в сво­ем распространении долиной Амазонки, только к этой долине приурочено около 3000 видов растений. Однако большин­ство этих видов хорошо известно только ботаникам. Знакомы они также и амазоyским индейцам, которых лес кормит, поит, дает им материал для изготовления жи­лищ, каноэ, оружия, одежды, украшений, музыкальных инструментов, домашней утвари, он служит также источником по­лучения красок, растительных масел, клея, лака, мыла, каучука, средств против на­секомых, яда для стрел, волокна, опьяня­ющих напитков, лечебных трав, мазей, возбуждающих и противозачаточных средств.

Теперь мы перейдем к вопросам рас­пространения фауны. Очень многие жи­вотные, подобно многим растениям, ши­роко распространены в Венесуэльско-Гви­анской, Амазонской и Южнобразиль­ской провинциях. Ареал некоторых жи­вотных, например дельфина, имеющего морских родичей, ограничен Амазонской провинцией. Однако наиболее интересные представители фауны этой провинции — крупные водные животные — обычно так­же встречаются и в бассейне реки Ориноко и, правда гораздо реже, в реке Ла-Плата. Такое распространение может показаться странным, но на подробной карте видно, что некоторые притоки Амазонки почти соприкасаются с притоками Ла-Платы. В то же время бассейны Амазонки и Ориноко фактически связаны рекой Касикьяре.

К числу водных животных, обитающих как в Амазонке, так и в Ориноко, отно­сятся пресноводный дельфин, не имеющий никакого родства с дельфином морским, ламантин, или морская корова, и черный кайман — гигантский родственник алли­гаторов. В этих реках водятся удивитель­ные рыбы: некоторые ядовитые скаты, не имеющие близкого родства с морски­ми; сом лау-лау длиной тринадцать фу­тов, который считается небезопасным для человека: почти равная по размерам сому лау-лау арапаима — безобидная рыба с шершавым, как терка, языком, которым индейцы натирают клубни; электрический угорь длиной девять футов, напряжение разрядов которого может достигать 500 вольт. Из общих для Амазонки и Ориноко видов пресмыкающихся надо отметить гигантскую анаконду, наибо­лее крупную змею, заглатывающую даже кайманов, а также речную черепаху се­мейства Pelomedusidae, яйца которой — любимое лакомство как людей, так и животных.

Некоторые водные животные Амазонки обитают не только в Ориноко, но и в Ла-Плате. К их числу относятся ари­ранья — гигантская речная выдра, и пи­раньи — необычайно хищные рыбы, на­водящие страх на купающихся людей. С другой стороны, мелкие сомики кандиру (Candirusводятся в Амазонке и верхней части Ла-Платы, но не встречаются в Ориноко. К Ориноко приурочен один вид крокодила, а к Ла-Плате — эндемичный сом, по размерам более крупный, чем лау-лау, и небольшой дельфин, который по временам заплывает из реки в открытое море.

Воды многих крупных притоков Ама­зонки белесоваты и мутны, потому что они несут с собой частицы глины с наго­рий, где расположены их истоки. Другие притоки, подобные Рио-Негро, берут на­чало из болот. Они прозрачны, но окра­шены растительными кислотами и по цвету напоминают крепкий чай. Сущест­вуют также и более мелкие притоки. Одни из них низвергаются с возвышен­ностей, а другие извиваются среди низ­менностей. В лесах во время наводнений образуется сложная система протоков, кроме того, в Амазонской провинции имеется бесчисленное количество озер, заводей, лагун, переполненных водой пру­дов, болот, топей, трясин, — словом, здесь величайшее в мире разнообразие водных биотопов. Поэтому в границах Амазонской провинции сосредоточены самые интересные на земном шаре раз­нообразные пресноводные животные, хо­тя большинство видов этих животных может встречаться и в какой-либо из соседних провинций.

Возвращаемся к распространению рас­тений. С точки зрения ботаников, Вене­суэльско-Гвианская провинция исследова­на еще недостаточно тщательно. Плохо изучены многие уже известные эндемики этой провинции. Амазонские леса заходят как в южную, так и в северную части этой провинции, но только в северном направ­лении они все чаще и чаще прерываются обширными пространствами саванн. Се­верная часть провинции представлена по большей части злаковниками с мелкими пальмами. Многие эндемики этой про­винции представляют собой либо травя­нистые растения, либо пальмы.

Самая красивая часть Венесуэльско-Гвианской провинции расположена в юго-восточной Венесуэле. В начале XIX в. исследователи этого района земного ша­ра видели издалека необыкновенную гору из розового камня. Она поднималась из леса и уходила в облака. Потоки, струя­щиеся с невидимых высот, казались на отвесных скалах горы тонкими серебрис­тыми ленточками. Живущие неподалеку индейцы племени арекуна называли эту гору Рорайма. Со временем стало ясно, что вершина Рораймы, находящаяся на высоте более 9000 футов над уровнем мо­ря, представляет собой плоскогорье пло­щадью примерно 25 квадратных миль. Высокая остроконечная вершина Тёва-шинг почти сливается с южным пиком Рораймы. Рядом с ней находится гора Кукенам с меньшей вершиной, чем у Рораймы, но равной ей по высоте. На юго-востоке Венесуэлы среди леса или прерий вздымаются отвесные скалы дру­гих столовых гор. Плоская вершина горы Дуида по своей площади равна 250 квад­ратным милям, а вершина Чиманта-Тепуи еще обширней. Эти горы труднодоступ­ны, и кажется, что на большинство из них нельзя взобраться. Однако на Рорайме есть выступ, который отлого поднимается вверх от подножия горы до ее скрытой в тумане вершины.

Эти горы, сложенные твердым песчаником, покоятся на более твердом пье­дестале из вулканических пород. Некото­рые из них возвышаются среди холмистых равнин, другие — среди более возвышен­ной местности. Однако плоские вершины всех этих гор находятся примерно на од­ной высоте над уровнем моря. Геологи предполагают, что весь этот район пред­ставлял собой когда-то высокое плато, а затем в течение многих веков это плато разрушилось глубинной эрозией, но сло­женные более твердыми породами части сохранились в виде столовых гор. Короче говоря, вершины этих гор представляют собой все, что осталось в этих местах от чрезвычайно древней поверхности Земли.

Горы, вернее их неприступные вершины, захватывали воображение людей. Извест­ный писатель Артур Конан Дойль избрал Рорайму местом, которое он описывает в «Затерянном мире». В своей книге он населил вершину горы живыми динозав­рами, а вершину Тёвашинг избрал местом обитания крылатых рептилий. (Вспыль­чивый профессор Джордж Эдуард Челленджер, возглавлявший описанную в ро­мане Конан Дойля экспедицию на Ро­райму, представляет собой карикатуру на Эдуарда Дринкера Копа — известного американского анатома, палеонтолога и зоолога.) Писатель Вильям Генри Гуд­зон, родившийся и выросший в Южной Америке, описал ту же местность в романе «Зеленые усадьбы». Очаровательная ди­карка из произведения Гудзона — персо­наж вымышленный, но ее родина Риолама напоминает горы на юго-востоке Вене­суэлы. (Гудзон, между прочим, был не только хорошим писателем-романистом, но и натуралистом. В его произведениях даны непревзойденные описания Южной Америки.)

В конце концов научные экспедиции добрались до вершин Дуида, Рораймы, Чиманта-Тепуи и других столовых гор Венесуэлы. Ученые не обнаружили там динозавров, а если и обнаружили описан­ных в романах прелестных девушек, то умолчали об этом. Но они увидели не­земной красоты пейзажи и обнаружили растения, принадлежащие к ранее неиз­вестным родам. Теперь мы знаем, что на плоских вершинах этих гор царят холод и сырость. (На вершине Чиманта-Тепуи была отмечена ночная температура + 8° С.) Их поверхность, покрытая глу­бокими расщелинами, усеянная валунами, выветренная и размытая дождями, на­поминает небольшие плато. Встречаю­щиеся на этих плато глубокие ущелья похожи на пещеры, заросшие папорот­ником и мхом, а водоемы и болота ок­ружены низкорослой травянистой расти­тельностью, то там, то здесь виднеются заросли кустарника и хилые деревья.

Многие растения «Затерянного мира» имеют карликовый рост и причудливые формы. Они покрыты странными листья­ми, которые часто бывают опушены серыми или коричневыми волосками и необычными цветками. Большинство рас­тений, на которые нельзя не обратить внимания, относятся к семействам слож­ноцветных, мареновых, меластомовых и вересковых. Но здесь есть представители и других групп растений. В их число вхо­дят орхидеи, осоки, пузырчатка, Rapateaшерстестебельник (Eriocaulon), зверобой, Воппеtiа, а также представители семейст­ва аралиевых. Несколько видов насеко­моядных растений питаются местными насекомыми. Одно деревянистое рас­тение из семейства сложноцветных до­стигает размеров дерева и напоминает африканский крестовник. Вишня, падуб, гейлюсакия, калина, зверобой и осоки придают ландшафту «Затерянного мира» «северный» вид, хотя подобные им расте­ния растут также высоко в Андах.

Особенно удивительные эндемичные формы произрастают в основном на плос­ких вершинах гор. Но эндемичные виды растений можно встретить и на склонах и у подножия гор. В «Затерянном мире» имеются также своеобразные эндемики и в других группах организмов: это плауны, папоротники, насекомые, губоногие и двупарноногие многоножки, пауки, зем­ляные черви, улитки, ящерицы, змеи, пти­цы и мелкие млекопитающие. В реке на вершине Чиманта-Тепуи живет один из эндемичных видов сомов. На этой же горе был найден один вид ядовитой копье­головой змеи (Bothrops), которая водится только в этих местах. А черная лягушка, которую обнаружили среди влажных скал на вершине Рораймы, оказалась предста­вителем эндемичного рода из семейства Dendrobatidae.

Наконец мы добрались до большой Южнобразильской провинции; в ней мно­го разнообразных биотопов. С севера, главным образом по речным долинам, в эту провинцию вклиниваются амазон­ские леса. Примерно от Ресифи до Флорианополиса тянется также узкая при­брежная полоса влажного тропического леса. Позади полосы над побережьем возвышаются покрытые лесом горы. Вы­сота некоторых из вершин превышает 9000 футов. На большой высоте над уров­нем моря в лесах преобладают не лист­венные породы, а хвойные деревья арау­карии. Обширные пространства, лежа­щие в глубине горных районов, заня­ты саванной. В северо-восточной час­ти провинции, как и в районе Гран-Чако, господствуют заросли кустарни­ков.

В Южнобразильской провинции мало растений-эндемиков, большинство мест­ных родов встречается и в других местах Южной Америки. Из эндемичных родов этой провинции наиболее хорошо из­вестен ArachisОдин вид рода Arachis [Arachis prostrata — арахис простер­тый.— Ред.], дающий земляные орехи, или арахис, — важная сельскохозяйствен­ная культура. В Южнобразильской про­винции многие широко распространенные роды представлены характерными для нее видами. Некоторые из этих эндемичных видов хорошо известны. Это ананас, ипе­какуана, восковая пальма, мате, или парагвайский чай, падуб, волокнистое расте­ние, которое называют канатной пальмой «пара», страстоцвет, квассия горькая и гуайява. Нам хорошо известны многие садовые растения из этой провинции, например такие, как один вид рода афе-ляндра (Aphelandra), карликовая бегония, лиана бугенвиллея, крупная датура (Da­turaи алая фуксия. Не менее хорошо из­вестны виноград, гренадила, красный шалфей, Sinningia speciosa (глоксиния флористов), Tibouchina с пурпуровыми цветками и AllamandaК этому списку можно также добавить баухинию, или орхидейное дерево, эритрину, вербену, перистую пальму, пальму Geonomaчер­ную дальбергию и ряд орхидей. Многие оранжерейные растения семейства бро-мелиевых тоже происходят из этой про­винции. В их число входят некоторые виды рода AechmeaBillbergia и Cryptanthus.

К Южнобразильской провинции отно­сятся некоторые острова Атлантического океана — небольшой гористый остров Фернанду-ди-Норонья и высокий горис­тый остров Тринидад (но не тот Тринидад, который находится у Венесуэльского по­бережья). Ни на одном из островов нет эндемичных родов растений, но на каж­дом из них имеется несколько эндемичных видов. Наиболее интересным из этих ви­дов является растущий на скалах острова Фердинанду-ди-Норонья CombretumНа­иболее удаленные от материка гористые острова Св. Петра и Св. Павла и три ост­ровка Мартин-Вас представляют собой бесплодные поднятия, лишенные высших растений.

Животные Южнобразильской провин­ции, так же как и ее растения, обычно встречаются и в других частях Южной Америки. С точки зрения зоогеографов, наиболее интересной частью провинции является гористый район недалеко от Рио-де-Жанейро, где обитает много ха­рактерных для этих мест лягушек и дру­гих животных. Животные Южнобразиль­ской провинции приспособлены к существованию только в саваннах или в кустар­никовых зарослях. Их распространение в северном направлении ограничивается ле­сами Амазонской провинции. Подобным же образом леса такого типа ограничива­ют распространение на юг животных венесуэльско-гвианской саванны. (Даже сама Амазонка с ее мощным течением и необычайными хищными водными жи­вотными представляет весьма труднопре­одолимый барьер.) Иными словами, ве­ликая водная система Амазонки является широкой дорогой для расселения живот­ных, обитающих в лесах, болотах и в других местах, где есть вода. Однако эта же система является барьером, препятст­вующим расселению животных, обитаю­щих в более сухих местообитаниях.

Весь район бассейна реки Амазонки когда-то, вероятно, представлял собой еще более значительный барьер, отделяв­ший северную часть Южной Америки от ее центральной части. Это предположение основывается на том, что современная речная система Амазонки, по-видимому, возникла в результате постепенного под­нятия дна морского бассейна, существо­вавшего в глубине страны. Некоторые зоологи считают, что в этом древнем море существовали предки амазонских скатов и сходных с морскими амазонских дельфинов. Эти животные приспосабли­вались к постепенному опреснению воды по мере поднятия дна морского бассейна.

На находящихся на значительном рас­стоянии от материка островах Южнобра­зильской провинции наземных позвоноч­ных встречается мало, и поэтому о них мы говорить не будем. На маленьком материковом острове Квиемада-Гранде, расположенном на расстоянии двадцати миль от берега, имеется довольно богатая фауна, включающая эндемичный вид копьеголовой змеи (Bothropsи африкан­ского геккона. Этот геккон (Hemidactylus mabouiaв Южной Америке, Мексике и Вест-Индии обычно живет под перекры­вающими друг друга центральными ли­стьями некоторых крупных агав (Furcroya). Предполагают, что, поскольку у этой ящерицы существует столь тесная «связь» с неотропическим родом расте­ний, она переселилась в Новый Свет из Африки очень давно. В Вест-Индии живут еще два вида африканских гекконов. Они, вероятно, достигли Нового Света естест­венным путем, а не как безбилетные пас­сажиры на современных пароходах. Но из растений лишь немногие смогли, по­добно этим гекконам, пересечь Атланти­ческий океан и перебраться из Африки в тропики Нового Света. Таков род заячьей капусты Kalanchoeхорошо знакомый са­доводам. Он широко распространен в азиатских и африканских тропиках, но в Бразилии имеется только один вид этого растения, непонятно каким образом там оказавшийся.