1 год назад
Нету коментариев

…На северных склонах горы — сплошной лес, изредка открываются про­галины, и снова тянется лес на много миль, земля сырая… Медленно текущие ручьи переливаются через край… Ноги все время мокрые… струятся ручьи с прозрачной водой… они текут на север и запад к Замбези.

Давид Ливингстон, записи в путевом дневнике, 1867 г.

Есть такой остров, называется он Канкорого … На его берегах, на краснова­то-коричневой почве, если это не в пределах деревни, растут только молочай, колючая аравийская акация и растение алоэ.

Генри Стэнли «Как я нашел Ливингстона», 1867 г.

Следующее царство, которое мы должны рассмотреть, называется Палеотропическим. Оно включает тропики Азии и Аф­рики, пустыни, граничащие с ними, а также несколько островов, расположен­ных в южной части Тихого океана, в Индийском океане и в южной части Ат­лантического океана.

Обширное Палеотропическое царство разделяется на три полцарства: Африкан­ское, Индо-Малайское и Полинезийское. Африканское подцарство почти совпада­ет с фаунистической Африканской тропи­ческой подобластью, но превосходит ее своими размерами: помимо тропиков соб­ственно Африки, в него входят острова Индийского океана, а также пустыни, окаймляющие краевые районы тропиков Африки и Азии. Индо-Малайское флорис­тическое подцарство по своим размерам приблизительно равно Азиатскому тро­пическому фаунистическому подцарству вместе с Целебесской фаунистической пе­реходной территорией. Эти два флорис­тических полцарства, вместе взятые, мож­но сопоставить с Африканско-Азиатской тропической фаунистической областью, которую они превосходят по размерам. Полинезийскому подцарству, так как оно состоит в основном из небольших остро­вов, фауна которых представлена незна­чительным числом наземных позвоноч­ных, не соответствует ни одно из зоогео­графических подразделений.

Африканское флористическое подцар­ство в свою очередь делится на восемь провинций.

Североафриканско-Индийская пустын­ная провинция включает Сахару и пусты­ни, которые простираются от Аравий­ского полуострова до Пакистана. Как уже отмечалось, эти пустыни являются препятствием для расселения животных. В распространении растений они играют более значительную роль, поскольку яв­ляются местообитанием различных рас­тений, которые сумели приспособиться к засушливым условиям. На этом осно­вании вышеупомянутые пустыни с пол­ным правом могут считаться особой про­винцией.

К югу климат Сахары становится ме­нее суровым, и пустыня постепенно сме­няется степями или зарослями кустарни­ков, а затем переходит в лес. Некоторые группы растений, родом из настоящих тропических районов Африки, могут про­никать в пустыню на различные расстояния в зависимости от их способности про­тивостоять засухе. Таким образом, Саха­ра обычно рассматривается как часть Африканского подцарства. (О районах Средиземноморья, которые расположе­ны на крайнем севере Африки и относятся к другому царству, будет сказано несколь­ко ниже.)

Североафриканско-Индийская пустын­ная провинция объединяет засушливые районы как Африки, так и Азии, посколь­ку Красное море и Персидский залив не были серьезной преградой для распрост­ранения растений пустынь на восток и запад. Флора этой провинции весьма скудна. Немногочисленные деревья рас­тут в основном вокруг оазисов или вдоль русел временных потоков. Из деревьев для провинции наиболее характерна фи­никовая пальма, кое-где встречаются ака­ции, на которых паразитируют виды се­мейства ремнецветных (Loranthaceae). В восточной части провинции растет только каменный дуб.

Суданская провинция саванн протяну­лась полосой через Африку вдоль южной части Сахары — от Сенегала и Гамбии на восток через Мали к району Верхнего Нила. Эту провинцию можно рассматри­вать и как южную краевую зону Сахары, так как количества выпадающих здесь осадков вполне достаточно, чтобы «пере­вести» ее из категории пустынь в катего­рию степей.

Описываемая провинция — это край от­крытых пространств, где растут акации, кассии, травянистые злаки и пальмы и бродят стада диких крупных травоядных животных. И без того редкая здесь мест­ная растительность сильно пострадала от рук человека, который выжигал ее, а на молодую поросль пускал пастись свой скот.

Северо-восточная африканская нагор­ная и степная провинция охватывает боль­шую часть Сомали и Эфиопии, а также остров Сокотру и южную оконечность Аравийского полуострова. Этот последний район с точки зрения фито- и зоогео­графии стоит ближе к Африке, чем к ос­тальной части Аравийского полуострова. В этой провинции мало растений-эндеми­ков, а те, что имеются, приурочены в ос­новном к горным районам или к острову Сокотра, лежащему близ Сомалийского полуострова. Из горных растений здесь встречаются акации, один вид алоэ и мо­лочай (Euphorbia), а из островных расте­ний можно назвать древовидную драцену, которая достигает высоты дерева, и ши­роко известное растение с голубыми цвет­ками, знакомое садоводам и ботаникам под названием Exacum affineНо самое знаменитое растение этой провинции — кофейное дерево. Его родина — горы Эфиопии, откуда оно было завезено в XVI в. в Аравию, в XVII в. — на Цейлон и в восточную Индию, а позднее — во многие части Нового Света.

Восточноафриканская степная провин­ция занимает большую территорию. В нее входят Кения, Уганда, Танзания, Роде­зия, Замбия, Мозамбик, а также некото­рые части Анголы и Юго-Западная Аф­рика. Большая часть территории провин­ции занята плато с типичной раститель­ностью саванн, но здесь встречаются и высокие горы с другими растительными сообществами.

Саванны этой провинции по праву мо­гут считаться самыми богатыми в мире охотничьими угодьями. Такими богаты­ми их сделала прежде всего раститель­ность. Густой злаковый покров, встреча­ющиеся то там, то здесь деревья, корни и клубни под землей — это корм слонов, носорогов, зебр, жирафов, буйволов и самых разнообразных видов антилоп. А за счет этих травоядных животных су­ществуют хищные животные — львы, лео­парды и капские гиеновые собаки (Li­caon pictys). Такие животные саванн, как гиены, шакалы и грифы, кормятся за счет падали.

Горы провинции интересны по разным причинам. Известно, что во многих тропических странах на вершинах гор гос­подствует умеренный или даже арктичес­кий климат (ведь эти горы обычно явля­ются частью длинных горных цепей, ко­торые протянулись в области с умерен­ным климатом), и не удивительно, что здесь можно встретить растительность умеренного пояса, даже если соседняя с горами низменность покрыта тропичес­кой растительностью.

Существующие с древних времен горы Восточноафриканской степной провин­ции — горы вулканического происхожде­ния. Они находятся несколько в стороне от остальных горных цепей, возвышаясь над неровным рассеченным плато. Самая высокая их вершина — гора Килиманд­жаро — достигает 19 340 футов. В состав флоры верхних частей склонов этих гор входит много растений, которые могут быть названы «северными»: подлесник, очный цвет (Anagallis), бодяк, чертополох, бессмертник, подмаренник, зверобой, лю­тик, клевер, очиток, вереск и герань. Сходная по составу флора встречается в Америке — в Новой Англии или юго-вос­точной части Квебека. На верхних частях склонов африканских гор этой провин­ции растут также древовидный крестов­ник, древовидная лобелия и древовидный вереск. Крестовник и лобелию можно встретить во многих странах мира, но там это обычно небольшие травянистые растения. То же самое можно сказать о вереске. Дикорастущий вереск в других странах — всего-навсего низкий кустар­ник. Ботаники до сих пор не могут разга­дать, почему на вершинах африканских гор все эти три группы представлены дре­вовидными видами.

Биогеографов также поражает тот факт, что целый ряд семейств растений, пред­ставленных в других районах земного шара низкорослыми травами или кустар­никами, на далеких островах, а также на горных вершинах в тропиках представлен гигантскими древовидными формами. А ведь холодные верхние части склонов этих гор, будучи изолированными от других районов со сходным климатом широким поясом тропических низменностей, в ка­кой-то мере напоминают острова, нахо­дящиеся далеко от побережья материка. Как на вершинах гор, так и на океаничес­ких островах могли бы произрастать са­мые различные деревья, но раз уж по причине их изолированности от всего мира туда не проникли даже самые обыч­ные деревья, то их место надлежало занять каким-то другим видам растительности. Биогеографы предполагают, что эту роль взяли на себя травянистые растения и кустарники, которые в процессе эволюции приобрели древовидную форму. Точно так же на островах, где нет наземных мле­копитающих, птицы становятся крупны­ми нелетающими существами и зани­мают свободное место отсутствующих млекопитающих. Во всяком случае, нет более странного ландшафта на земном шаре, чем верхние части склонов африкан­ских гор, где древовидные крестовники ощетинились, точно лес пик, где древо­видные лобелии высоко подняли верши­ны, напоминающие капустные кочаны, где сырой мох покрывает скалы и стволы деревьев, где бесшумно, словно привиде­ние, стелется холодный туман и времена­ми идет снег. Здесь не слышно ни щебе­тания птиц, ни жужжания насекомых, ни человеческих голосов — раздается один только неумолчный шум падающих ка­пель ледяной воды, веками оседающих на растениях, валунах и земле. Восточно-африканской степной провинции не соот­ветствует ни одно зоогеографическое под­разделение. Несколько характерных для этой провинции видов большей частью встречается в горах, а границы ареалов животных, которые живут на плато, за­ходят далеко на север и на юг до мест­ностей с густым злаковым покровом.

Западноафриканская провинция тропи­ческих дождевых лесов простирается от бассейна реки Конго на запад до Каме­руна, а оттуда идет дальше на запад до Гвинеи в виде узкой прибрежной полосы. Особого интереса эта западная часть про­винции для фитогеографии не представ­ляет, она интересна с другой точки зрения — с исторической. Ведь именно это место называлось раньше Невольничьим Бере­гом, Берегом Слоновой Кости, Золотым Берегом. И может быть, тот факт, что лесистому побережью издавна уделялось большое внимание, и объясняет широко распространенное, но ошибочное пред­ставление о том, что Африка в основном покрыта тропическими дождевыми ле­сами, или джунглями. На самом же деле за пределами Западноафриканской про­винции лесов не так уж много, значитель­но больше их в Азии и в Новом Свете.

В этой провинции, как и в большинстве районов тропических дождевых лесов, имеется большое количество деревьев, которые или обладают ценной древеси­ной или являются каучуконосами. В чис­ло широкоизвестных растений провинции входит либерийское кофейное дерево, аф­риканская масличная пальма, раффия, се­негальское красное дерево. Местным рас­тением провинции является Blighia sapidaназванное так в честь знаменитого капитана Блая (сейчас оно гораздо шире распространено в Вест-Индии, где его называют аки). Красивый «цветущий клен», который в действительности явля­ется не кленом, а представителем рода Abutilon из семейства мальвовых,— уро­женец находящихся на большом расстоя­нии от побережья островов Западноафри­канской провинции тропических дожде­вых лесов.

Многие группы растений, широко пред­ставленные в тропических лесах земного шара, довольно редко встречаются в Аф­рике. В качестве примеров можно привес­ти такие растения, как орхидеи, бамбуки, пальмы, а также представителей семей­ства ароидных (Агасеае). Как это ни стран­но, но в целом флора тропиков Африки на самом деле очень скудна, особенно в районах тропических дождевых лесов. Она является полной противоположностью умеренной флоре Капского царства, ко­торое, несмотря на свои небольшие раз­меры, отличается богатством раститель­ного мира. Весьма вероятно, что в не столь отдаленные времена в результате резкого изменения климата из тропичес­кой Африки исчезло много видов расте­ний, а огромная и негостеприимная Саха­ра приостановила обратное переселение растений, особенно растений дождевых лесов, из тропической зоны Азии.

Некоторые африканские млекопитаю­щие, птицы, пресмыкающиеся и земновод­ные живут только в районах тропических дождевых лесов и поэтому являются ха­рактерными животными для Западноаф­риканской провинции тропических дожде­вых лесов. Многие из них приспособились жить высоко на верхушках деревьев или в лесной подстилке из листьев. Некоторые лесные животные, ареал которых приуро­чен в основном к этой провинции, встре­чаются также на лесистых склонах гор Восточной Африки. Такое широкое преры­вистое распространение говорит о том, что когда-то в Африке было гораздо боль­ше густых лесов, чем их осталось теперь.

Южноафриканская провинция включа­ет «высокие вельды», то есть высокотрав­ные и почти безлесные степи в восточной части Южно-Африканской Республики, а также в пустынях Калахари и Карру. Нельзя сказать, что состав флоры этой провинции выражен вполне четко. В ней есть растения и из Восточноафриканской степной провинции и из Капской провинции. И нельзя сказать также, что флора Южноафриканской провинции бы­ла бы очень богатой. Растения, характер­ные для провинции, большей частью из­вестны только специалисту. Однако есть один типичный южноафриканский род, пользующийся широкой известностью. Это Mesembryanthemumмногочисленные виды которого называются хрустальной травой. В США их часто выращивают в оранжереях, а во Флориде и Калифорнии они прекрасно чувствуют себя и на откры­том воздухе. Из других оранжерейных или садовых цветов родом из этой про­винции можно назвать цветущую голу­быми цветками Heleophila из семейства крестоцветных, Gasteria и Lachenalia из семейства лилейных и Eriocephalus — кус­тарниковый вечнозеленый представитель семейства сложноцветных. Еще одно мест­ное растение Южноафриканской провин­ции — серебряное дерево Leucadendronзасушенные листья которого использу­ются в декоративных целях. Оно отно­сится к интересному семейству протейных (Proteaceae), лучше всего представленно­му, несмотря на его широкое распро­странение, в южной Африке и Восточной Австралии.

Но наиболее удивительные растения этой провинции — уроженцы пустыни Карру. Одни из них, подобно «каменным растениям» (Lithops), напоминают галь­ку, покрывающую песчаные пустыни. Дру­гие имеют мясистые стебли, которые бывают часто защищены острыми иг­лами. Растения пустыни Карру нередко выращивают в «кактусовых» садах, но это не кактусы; по своему систематичес­кому положению они относятся к совсем другим семействам, к таким, как моло­чайные, ластовневые, и к таким родам, как Mollugo и Telephium семейства гвоз­дичных, и другим. Даже в семействах ли­лейных и сложноцветных в пустыне Карру существуют растения, похожие по своему внешнему виду на кактусы. Особенности этих пустынных растений заключаются в том, что они приспособились запасать в себе воду и защищать ее от животных, томимых жаждой. Можно предположить, что район пустыни Карру был засушли­вым с давних времен, поскольку к сущест­вованию в условиях пустыни приспособи­лось такое большое количество видов растений Карру.

Красноклювая   птица-носорог  из   южной  Африки (вверху). Красивая южноафриканская птица лиловогрудая сизоворонка (внизу)

Красноклювая птица-носорог из южной Африки (вверху). Красивая южноафриканская птица лиловогрудая сизоворонка (внизу)

Что касается животных, то ареал одних ограничивается Южноафриканской про­винцией, а других приблизительно совпадает с территорией этой провинции и Капского царства.

В Мадагаскарскую флористическую провинцию входят острова Индийского океана: остров Мадагаскар, острова Ко­морские, Сейшельские и Маскаренские. Эти острова не были классифицированы зоогеографами, потому что их фауна представляет собой странное смешение африканских и азиатских групп наряду с другими группами животных-эндемиков, ареал которых строго ограничен одним или несколькими островами. Состав фло­ры только что упомянутых островов так­же представляет собой загадку. Семь семейств и около двухсот родов расте­ний — эндемики этих островов. Многие другие семейства и роды, несмотря на то что они встречаются и за пределами Мада­гаскарской провинции, на этих островах тем не менее представлены эндемичными видами. Около 85% всех видов местных растений за пределами провинции не встречаются (правда, многие из них име­ют родственные им виды в других частях мира — не только в Африке, но также в Азии, Полинезии и даже в Австралии и Южной и Северной Америке).

Флора Мадагаскарской провинции очень богата — около 6000 видов расте­ний. Почти половина из них относится к семействам и родам, которые широко распространены в Старом и Новом Свете. Примерно 1500 видов Мадагаскарской провинции встречаются также и в Африке, или там есть родственные им виды. Исхо­дя из этих соображений Мадагаскарская провинция включена в Африканское под­царство. Нам могут сказать, что для та­кой классификации слишком мало осно­ваний, но надо сказать, что все же флора островов, входящих в Мадагаскарскую провинцию, имеет больше сходства с флорой Африки, чем какой-либо другой области.

Мы уже говорили, что на Африканском континенте удивительно редко встреча­ются бамбуки, орхидеи, ароидные и пальмы. Зато в Мадагаскарской провинции бамбуки и орхидеи представлены доволь­но хорошо, и их местные виды имеют род­ственные им виды только в Новом Свете.

Удивительно разнообразно представ­лено не только на Мадагаскаре, но также и на более мелких, примыкающих к нему островах семейство пальм. И в Азии, и в Австралии есть пальмы, близкородствен­ные пальмам Мадагаскарской провин­ции, но в Африке их нет. Из пальм про­винции так называемая веерная сейшель­ская пальма (Lodoiceaочень необычна и по своему виду, и по своему распростра­нению. Она достигает ста футов (30 мв высоту, а ее орех — на самом деле это самое крупное из всех когда-либо встре­чающихся у растений семя — напоминает два гигантских кокосовых ореха, сросших­ся вместе. Эти забавные орехи, уже за­гнившие и не способные дать ростки, морские течения заносили даже в Азию, и там они были хорошо известны под названием «морские кокосы» еще задолго до того, как люди узнали, что само дерево растет только на Сейшельских островах.

Еще большую известность сыскало себе на Мадагаскаре диковинное дерево путе­шественников, или банановое дерево. Его крупные листья удерживают дождевую воду в углублениях у оснований черешков, что является великим благом для мучи­мых жаждой путешественников. Такие «водоемы» нередко служат местом оби­тания одного из видов древесных лягу­шек, но этот факт, несомненно, может интересовать только биогеографов, но никак не путешественников. Род Ravenalaк которому относится дерево путешест­венников, имеет два вида: один — на Мадагаскаре, другой — в Южной Амери­ке. Такое распространение, может быть, кажется странным, но оно не играет особой роли в расселении растений. Большое чис­ло семейств и родов растений распростра­нилось по тропическим районам всего мира, иногда даже проникая в соседние районы с умеренным климатом. Одни из этих групп, такие, как диоскореи, пурпур­ные ипомеи, эвгении, гибискусы, пеперомии, чилибухи и ванильные орхидеи, про­израстают во всех тропических странах и по сей день. Но многие другие группы растений, достигнув тропиков, исчезли из некоторых районов, оставив после се­бя лишь кое-где по нескольку видов. Возможно, что подобное произошло и с родом Ravenala.

Эндемичное для Мадагаскара семейст­во Didieraceae интересно тем, что его представители внешне напоминают как­тусы. Так же, как и в Южноафриканской провинции, на Мадагаскаре есть и как-тусообразные ваточники. Несомненно, большинство растений Мадагаскарской провинции мало известно жителям США, однако на Флориде широко распростра­нен мадагаскарский жасмин (Stephanotis). Это растение только называют жасми­ном, на самом деле это не жасмин, а вью­щееся растение из семейства ластовне­вых. Другое растение, делоникс (Delonixтоже, возможно, родом с острова Мада­гаскар, но это необыкновенно красиво цветущее дерево настолько широко вве­дено в садоводческую культуру, что уста­новить его родину точно просто невоз­можно.

И наконец, мы подошли к самой пос­ледней и самой маленькой из провинций, входящих в состав Африканского подцарства. Это провинция островов Возне­сения и Св. Елены, названная по двум ма­леньким островам, лежащим далеко от материка в южной части Атлантического океана. С точки зрения зоогеографии эти острова не представляют интереса, так как единственными местными наземны­ми позвоночными здесь являются немно­гочисленные птицы. Что же касается рас­тений, то остров Вознесения никогда ими не был богат, зато остров Св. Елены, если учитывать его небольшие размеры, отли­чался богатой флорой. Большая часть флоры и фауны этой провинции была уничтожена человеком или теми животными, которых он привозил с собой, — ослами, свиньями и козами. Сто лет назад ботаник Джозеф Гукер подсчитал, что сто видов растений исчезло с острова Св. Елены еще до того, как они были изучены. Оставшиеся виды — их было около сорока — в основном относятся к родам, которые представлены также и в Южной Африке. Но надо сказать, что на острове есть пять эндемичных родов растений, из которых только один имеет близкие ему роды в Африке, а .другие четыре — в Южной Америке. Из этих эндемичных родов три относятся к се­мейству сложноцветных, широко распро­страненному по всему земному шару и представленному в основном травянис­тыми растениями, а в некоторых районах лианами и кустарниками. Но виды слож­ноцветных, которые растут на острове Св. Елены, — растения древесные. Этот остров может служить еще одним при­мером тех отдаленных от других районов земного шара местностей, где роль де­ревьев взяли на себя представители се­мейств, в которых доминируют травя­нистые виды.

Сегодня на острове Св. Елены, в той сумрачной узкой долине, где когда-то проводил часы раздумий сосланный сюда Наполеон, растут стройные араукарии. Три горные вершины острова — Актеон, Какколд и Диана-охотница — опять на­дели свой зеленый наряд, а в траве и под­леске вновь стали порхать маленькие птички. На острове Вознесения огромный вулканический конус наконец оправдал свое название Зеленой горы — на его воз­родившейся почве раскинулся зеленый ковер. Но все же большинство растущих в провинции растений и животных, кото­рые водятся здесь в настоящее время, когда-то было намеренно или непредна­меренно завезено из других районов зем­ного шара.

В этом обзоре мы коснулись растений, характерных для различных провинций Африканского флористического подцарства. Не следует забывать, что только рас­тения, общие для всех или почти для всех входящих в Африканское подцарство про­винций, делают его единым. Самыми из­вестными примерами таких широко рас­пространенных африканских растений яв­ляются: CelosiaClematisCallaKalan­choe с пурпурными цветками и обычная клещевина. Поскольку эти растения легко приспосабливаются к самым различным условиям существования, они не только широко встречаются в природе, но также стали обычными в садовой культуре во многих странах. Трудно встретить один и тот же вид растений в самых различных биотопах Африканского полцарства, но распространение родов и, конечно, се­мейств может быть самым широким в свя­зи с тем, что род растений может объеди­нять несколько видов, каждый из которых в какой-то степени приспособился к различным почвенным, топографическим и климатическим условиям. Одни много­численные роды растений делают единым Африканское подцарство, а другие, кото­рые, подобно широко известным Coleus и Sorghumпредставлены в тропиках Аф­рики и Азии, делают единым Палеотропическое царство. Растения, действитель­но широко распространенные в Палеотропическом царстве, — это в основном те растения, которые смогли выдержать за­суху, так как большинство из них, прежде чем достичь территории царства, должно было преодолеть такую преграду, как засушливая Североафриканско-Индийская пустынная провинция. Эта провин­ция выступила в роли фильтрующего барьера между Африканским и Индо-Малайским полцарством, преграждая путь всем видам растений, кроме засухоустой­чивых.