1 год назад
Нету коментариев

Любопытно созерцать густо заросший берег, покрытый многочисленными разнообразными растениями, птиц, поющих в кустах, насекомых, порхающих вокруг, червей, ползающих в сырой земле, и думать, что все эти прекрасно построенные формы, столь отличающиеся друг от друга и так сложно одна от другой зависящие, были созданы благодаря законам, еще и теперь дейст­вующим вокруг нас.

Чарлз Дарвин «Происхождение видов»

Не приходится сомневаться, что между распространением растений и животных существует определенная связь. На низ­менной прибрежной равнине США растет не только болотный кипарис и капустная пальма, но также водятся и аллигатор, и водяной щитомордник (Ancistrodon pisci­vorus) . Великие равнины ассоциируются не только с волнующимся морем трав, но и с живущими там луговыми собачка­ми и зайцами. А юго-западные пустыни и полупустыни США известны в равной мере такими животными, как гила монстр, пустынная игуана чуквала, назем­ная кукушка (Geococcyx), гремучая змея, и такими растениями, как опунция и дре­вовидная юкка.

Первые исследователи, изучавшие рас­пространение организмов (флора плюс фауна), начали с фауны, полагая, что жи­вотные представляют собой более цен­ный биогеографический материал, чем растения. И действительно, два участка территории, отделенные каким-либо барь­ером, отличаются друг от друга больше своей фауной, чем флорой, поскольку се­менные растения преодолевают барьеры быстрее, чем позвоночные животные. Но не все высшие растения распространяются с одинаковой легкостью, и уже ранние исследователи справедливо утверждали, что территория с определенной фауной должна иметь хотя бы несколько харак­терных флористических элементов.

Ученые уже давно предпринимали по­пытки подразделить фаунистические об­ласти и подобласти на более мелкие еди­ницы, которые они называли провинция­ми. Впоследствии эти подразделения бы­ли возведены в ранг биотических провин­ций, но само понятие, вкладываемое в этот термин, существенно не изменилось.

У первых исследователей подход к оп­ределению ареала был чисто таксономи­ческим: они выделяли территорию как особую единицу в том случае, если для нее были характерны особые виды, роды и семейства. Теоретически биотическую провинцию до сих пор также определяли, исходя из состава ее фауны и флоры, но в настоящее время ученые считают, что необходимо учитывать и такие особен­ности, как тип формации, климаксную растительность, физиографию и почвы.

К сожалению, изучение биотических провинций шло не таким путем, каким следовало. Оно должно было бы идти по двум направлениям. Одно из них — подразделение территорий на участки, различающиеся по характерным для них семействам, родам и видам растений и животных. И другое — изучение типов растительных формаций, сукцессии расти­тельности, факторов окружающей среды и распространения животных в связи с типами формаций.

В первом случае подход был бы чисто таксономическим и были бы выявлены площади эндемизма, а во втором — эко­логическим и были бы установлены пло­щади, различающиеся по условиям внеш­ней среды.

Ученые как таксономического, так и экологического направлений при подраз­делении земного шара идут почти одним и тем же путем, так как территория, отли­чающаяся от других территорий по усло­виям среды, обычно включает характер­ную совокупность видов, родов, а возмож­но, и семейств растений и животных. Однако подход ученых не всегда будет идеально одинаковым вследствие того, что при экологическом подходе исследо­ватель ограничивается современной ок­ружающей средой, в то время как пло­щади развития эндемизма могут отра­жать различные условия существования в прошлом. Например, во время очень теплого и сухого периода межледниковий, когда ледниковый покров почти совершен­но исчез, уровень моря повысился и Фло­рида превратилась в ряд мелких остро­вов. При этом у некоторых животных, обитавших на этих островах, появился ряд особенностей, которыми они отлича­лись от своих сородичей на материке, а другие животные сохранились как ре­ликты и не имеют родственных форм. С наступлением новой ледниковой эпохи уровень моря понизился и вышеупомя­нутые острова образовали центральную часть Флоридского полуострова. В насто­ящее время в этой части Флориды сущест­вуют интересные сообщества эндемичных животных, однако все они связаны с ти­пами растительности, которые распространены за пределами площади развития эндемизма.

Так, эндемик центральной Флориды — короткохвостая змея, единственный вид рода Stilosoma— живет почти всегда на песчаных холмах, поросших дубом и бо­лотной сосной. Границы этого типа рас­тительности простираются в северном направлении до центральной Джорджии, в то время как границы ареала коротко­хвостой змеи доходят только до северных районов центральной Флор’иды.

Однако одного экологического подхода для выяснения всех вопросов, связанных с распространением растений и животных, недостаточно. В этом можно убедиться на примере Австралии. Этот материк с очень давних времен значительно удален от других массивов суши, и поэтому авст­ралийскую древнюю фауну, которая раз­вивалась в полной изоляции, можно ха­рактеризовать, не ссылаясь на типы расти­тельных формаций и связанные с ними климатические условия. Конечно, там су­ществуют виды животных, из которых одни водятся в пустыне, другие — в сте­пях, третьи — в лесах, но реликтовая фауна-характерна для всех биотопов. Даже мно­гие, важные с биогеографической точки зрения австралийские растения не имеют ничего общего с современной экологией. Так, род деревьев Eucalyptus имеет виды, произрастающие и в пустыне, и в степях, и в лесах Австралии, но более существен­но, что почти все виды этого богатого и разнообразного рода сосредоточены в Австралии.

В то же самое время, когда фаунистические округа были преобразованы в био­тические провинции, американский нату­ралист К. Харт Мерриам, впоследствии возглавивший Биологическую службу США (называемую теперь Службой охра­ны рыб и диких животных), подошел к вопросу распространения живых орга­низмов несколько по-иному. По мнению Мерриама, судить о фаунистическом сходстве или различии между двумя территориями лучше всего по числу общих для них родов животных. Он обнаружил, что в Северной Америке сравнительно быстрая смена родов наблюдается в на­правлении с севера на юг, а сравнительно более медленная — с востока на запад. Полагая, что температура, изменяющаяся также с севера на юг, является наиболее важным фактором, влияющим на рас­пространение родов, он пришел к заклю­чению, что фаунистические подразделения должны пересекать страну в том же на­правлении, что и температурные зоны.

В 1889 г. Мерриам отправился в горы Сан-Франциско, штат Аризона. Здесь он подметил существование высотной зо­нальности растительных и животных со­обществ. По мере того как он поднимался все выше и выше в горы, пустыня уступала место сначала зоне ксероморфного сосно­вого мелколесья со съедобной сосной (Pinus edulus), а затем зоне желтой сосны (Pinus ponderosa), за которой следовала зона бальзамической пихты и далее зона ели, а выше верхней границы леса уже шла альпийская зона. Мерриам заметил, что смена зон происходит потому, что темпе­ратура с высотой понижается. Его заин­тересовал тот факт, что подобные зоны существуют и в местностях с равнинным рельефом, но только в этом случае их распределение зависит от географической широты. В результате этого открытия Мерриам расширил свои обобщения, рас­пространив их на растения и на живот­ных. Впервые результаты своих наблю­дений он опубликовал в 1892 г. Более поздняя его работа «Зоны жизни и зоны сельскохозяйственных культур в Соеди­ненных штатах» («Life Zone and Crop in the United States»), пользующаяся боль­шой известностью, была издана в 1898 г.

Мерриамовская схема «зон жизни» по некоторым пунктам была, безусловно, спорной и вызвала немало возражений со стороны других исследователей. Евро­пейские исследователи ее отвергли, но в Соединенных Штатах Америки эта система стала популярнее других, поскольку она оказалась подходящей для многих территорий.

По мнению Мерриама, каждая зона жизни характеризуется родами, распро­странение которых следует по территории подразделения через всю Северную Аме­рику. В Арктике, безусловно, большинст­во родов, а может быть, и видов распро­странено именно таким образом. Гудзо­нова и Канадская зоны жизни тоже при­близительно однородны от их восточных до западных краев. Некоторые растения и животные, будучи приуроченными к Аппалачским, Каскадным горам и к гор­ной цепи Сьерра-Невада, также характе­ризуются широкой областью распрост­ранения, протянувшейся через всю Север­ную Америку, что наглядно доказывает реальность зональной теории. Однако, чем дальше мы будем продвигаться к югу Соединенных Штатов, тем зональная тео­рия будет становиться все более неприем­лемой. Например, самой восточной ча­стью нижней южной зоны жизни является район болота Дисмал, в юго-восточной части штата Виргинии и прилегающей к ней Северной Каролины, а самой запад­ной — пустыня Вискайно и Калифорний­ский полуостров. Безусловно, противо­положные части этой зоны жизни мало сходны по существующим там родам рас­тений и животных. Поэтому со временем первоначально выделенные зоны жизни были в значительной мере пересмотрены многими учеными, в том числе и самим Мерриамом. И все же систему зон жизни нелегко применить ни к Южной Америке, где для объяснения существования биоти­чески различных территорий разница в количестве выпадающих осадков имеет большое значение, чем разница темпера­тур, ни к Евразии, где отдельные больщие горные массивы, протянувшиеся с восто­ка на запад, никогда не были между собой связаны.

Зона жизни — понятие экологическое, поскольку главную роль здесь в качестве фактора окружающей среды играет тем­пература. Но отчасти зона жизни — это также понятие и таксономическое, так как при выделении зон жизни мы анализиру­ем распространение живых организмов, относящихся к одной таксономической категории — роду.

Теперь мы перейдем к другому био­географическому направлению, имеюще­му чисто экологический подход. «Эколо­гия» — это термин, происходящий от греческого корня. Он означает «изучение жилища», другими словами, исследование факторов окружающей среды, которые существуют везде, где существуют живот­ные или растения. Сами греки в таком смысле это слово не употребляли. Данный термин впервые был введен в 1869 г. Эрнстом Геккелем, выдающимся зооло­гом, философом и путешественником. Со­временная экология определяется как на­ука, изучающая взаимосвязи между жи­выми организмами и окружающей их средой, как физической, так и биотиче­ской, причем особое значение придается взаимосвязям не только между различ­ными видами, но также и между отдель­ными представителями одного и того же вида.

Почти все, что относится к области экологии, может быть в отдельных слу­чаях полезным и для биогеографов, а не­которые аспекты экологии приобретают для них особенно важное значение при выделении на земном шаре основных биогеографических единиц. При экологи­ческом подходе ученые делят мир на биомы, то есть на регионы, отличающиеся характерными максимальными и мини­мальными температурами, осадками, а в ряде мест выпадением снега, сезонностью и изменениями продолжительности дня. Взаимодействие этих климатических фак­торов создает в биоме характерную расти­тельность, которая в свою очередь служит местом обитания определенных животных сообществ. Каждый биом имеет не только свою типичную флору и фауну, но также проходит через целый ряд стадий разви­тия, пока не достигнет нужного равнове­сия с окружающей его средой.

Можно сказать, что основными биомами Северной Америки к северу от Мек­сики, если не применять специальные тер­мины, являются: 1) арктическая тундра, 2) северные хвойные леса, 3) восточные листопадные леса, 4) центральные степи, 5) чапараль, или вечнозеленые леса Ка­лифорнии и 6) юго-западные пустыни. О каждой из этих территорий уже говори­лось в предыдущих главах, и, чтобы не повторяться, мы не будем больше уделять им внимания. Но в связи с тем, что биомы группируются по типам (типы биомов), мы сделаем краткий обзор как их самих, так и категорий более высокого ранга. Это позволит не только выявить новые факты, но также даст представление о широте и пользе экологического подхода к биогеографии.

  1. Тундровый тип биома охватывает циркумполярные районы. Большая часть этой территории состоит из слабохолмис­той равнины со впадинами, занятыми озе­рами или болотами. Характерная расти­тельность этого биома — сфагновые мхи и различные лишайники, в особенности так называемый олений мох, а также зла­ки, осоки и другие травянистые высшие растения, растущие по большей части в защищенных местах на более сухих склонах холмов. Из числа типичных для тундрового типа биома животных мож­но назвать таких, как овцебык, север­ный олень и карибу, полярный волк, полярный заяц и несколько видов леммин­гов. Коротким северным летом в тундре много птицы, в особенности водоплаваю­щей, которая здесь гнездится. На зиму большинство птиц и некоторые млекопи­тающие животные уходят из этих мест в более южные. Одни животные тундро­вого типа биома, например белый мед­ведь и полярная сова, не меняют своей ок­раски и остаются белыми круглый год, а другие, например полярный заяц, песец и белая куропатка, белеют только зимой. Из насекомых здесь удивительно много­числен отряд двукрылыхDiptera,в том числе мухи, комары, хирономиды. Встре­чаются также и крупные шмели, волосис­тый внешний покров которых удерживает тепло, вырабатываемое вибрацией их крыльев. (При характеристике биома в отличие от ранее данных характеристик во внимание принимаются также и низшие животные и растения, если они достаточ­но хорошо изучены в районах исследо­вания.)

Дрейфующий полярный лед, самые уда­ленные от материка арктические острова и ледяная шапка Гренландии могут быть тоже включены в тундровый тип биома. В этих холодных ледяных пустынях так­же есть животные; одни из них, как, на­пример, постоянно кочующий песец, час­тично зависят от тундры, где они добыва­ют свой корм; другие, в особенности бе­лые медведи, — от моря, где водятся животные, за которыми они охотятся. В тундровом типе биома верхний слой почвы в летнее время оттаивает, но в ниж­ней части профиля господствует вечная мерзлота, часто достигающая многих мет­ров глубины. Граница вечной мерзлоты простирается к югу до южной границы тундрового типа биома. В основном мно­голетняя мерзлота наблюдается там, где средняя годовая температура не поднима­ется выше —5° С. Таким образом, грани­цы тундрового типа биома обозначены весьма четко. Один из компонентов тунд­ры — сфагновые болота — вклиниваются к югу в другие типы биомов — в заболо­ченные озера. Но нередко бывает и на­оборот — в тундре могут встретиться ост­ровки низкорослых березовых лесов.

Тундровый тип биома однороден на всем своем протяжении, и нет необходи­мости подразделять его на биомы. Везде господствует один и тот же тундровый биом. И хотя на горных вершинах, нахо­дящихся за пределами Арктики, тоже можно встретить участки альпийской тундры, эти отдельные площади не могут быть включены в тундровый тип биома по нескольким причинам. Во-первых, там не встречаются представители фауны тундрового типа биома и лишь изредка попадаются представители его флоры, и, во-вторых, в окружающей эти участки альпийской среде нет таких характерных для тундрового типа биома элементов, как близко расположенное море и аркти­ческое полуночное солнце.

В краевых районах Антарктического континента и на некоторых антарктиче­ских островах также встречаются участки, похожие на тундру, но и эти площади не входят в тундровый тип биома, так как от­личаются от арктической тундры и по фауне и по флоре. Что касается антаркти­ческих позвоночных, их надо рассматри­вать уже в свете морской экологии, пото­му что они добывают пищу почти исклю­чительно в море.

  1. Таежным типом биома является пояс хвойных лесов, простирающийся в ши­ротном направлении через Северную Аме­рику и Евразию непосредственно к югу от тундры. Границы его определяются границами распространения леса. Наи­более характерным деревом для таежного биома Северной Америки является сизая ель, а к востоку от Скалистых гор — пихта бальзамическая. В более сырых местах растут лиственница и черная ель, а на сухих почвах, особенно на гарях после лесных пожаров,— банксова сосна, кото­рая обычно затем сменяется елью и пих­той, за исключением участков с почвой скудной и маломощной, где банксова сос­на чувствует себя превосходно. На влаж­ных нарушенных местообитаниях произ­растают лиственные деревья: бумажная береза, американская осина и бальзами­ческий тополь, которые в ходе сукцессии сменяются елью и пихтой. В Евразийской части этого типа биома характерные де­ревья относятся к тем же самым родам, что и американские, но могут быть пред­ставлены и различными другими видами. Наиболее характерным животным для тайги Нового Света является лось амери­канский, а для Старого Света — лось евро­пейский; обычны некоторые грызуны, зай­цы и виды семейства куньих.

Таежные озера, озерки и болота мало чем отличаются от тундровых. В местах, где тайга переходит в тундру, лес посте­пенно редеет, деревья становятся все бо­лее низкорослыми и, наконец, полностью сменяются редкими кустарниковыми за­рослями. Точно так же и к югу от тайги изолированные участки биома таежного типа могут наблюдаться или среди степ­ных местностей, или среди листопадных лесов; здесь эти таежные участки связаны с относительно незначительным разли­чием таких мест по характеру физиогра­фических особенностей или по почвам. В северных частях Великих равнин США среди степной местности тайга может занимать холодные и сырые овраги. Надо отметить, что тайга Нового Света отли­чается от тайги Старого Света больше, чем тундра, и все же эти различия не на­столько значительны, чтобы выделять два биома таежного типа.

Хвойный лес Каскадных гор и горной цепи Сьерра-Невада состоит из пород хвойных деревьев, не встречающихся в главном восточно-западном таежном мас­сиве. В этих горах встречаются также и некоторые необычные животные. Биоти­ческие особенности этих гор в большой мере определяются мощными теплыми океаническими течениями, которые дела­ют климат этой области более теплым и приносят ей влагу в виде туманов и частых дождей. Поэтому для существования наи­более характерных элементов этой биоты здесь требуется постоянно высокая влаж­ность атмосферы или наличие других источников постоянной влаги, таких, как болота, горные ручьи и водопады. Но несмотря на это, горы западных районов США имеют достаточно много общих черт с восточно-западным хвойным поя­сом, чтобы быть включенными в тот же самый биом. В таежный тип биома не входят только самые высокие пики Аппалачских гор, на которых, хотя их и вен­чают ели и бальзамические пихты, встре­чается очень мало представителей таеж­ной биоты.

  1. По сравнению с тайгой или тундрой тип биома листопадных лесов более не­однороден. В предыдущей главе уже гово­рилось, что имеются три основные пло­щади листопадных лесов: в Европе, Вос­точной Азии и в восточной части Северной Америки. Все они когда-то представляли собой части одного биома, целостность которого была впоследствии нарушена в связи с изменениями климата третично­го периода. Распад единого древнего биома произо­шел в далекие времена, и три основные оставшиеся его части стали дифференци­роваться в биотическом отношении в ре­зультате вымирания, вселения и эволю­ции живых организмов. Все эти три части в настоящее время образуют большое число различных биомов. На востоке Северной Америки в границы типа биома листопадного леса включены сосновые леса прибрежной равнины. Это вызвано тем, что в этом районе листопадные леса распространены повсеместно, а сосновые леса, хотя и занимают участки более значительные, составляют там часто суб­климакс. Фауна сосновых, лесов и фауна восточных листопадных лесов мало отли­чаются друг от друга. Лес области Боль­ших озер вызывает удивление: местами преобладают листопадные породы, а мес­тами хвойные — веймутова сосна и тсу­га. Эта область действительно носит про­межуточный характер между тайгой и лис­топадным лесом, и в ее состав входят флористические и фаунистические эле­менты обоих типов биомов.
  2. Степной тип биома представлен на всех континентах, только в разных стра­нах его называют по-разному: степью, прерией, равниной, кампосом, льяносом, пампой и т. д. В этот тип биома входит также саванна. На земном шаре террито­рии, покрытые травянистой раститель­ностью, биотически очень различны, ина­че говоря, они образуют целый ряд раз­личных биомов. Их различия, как прави­ло, особенно проявляются в составе фау­ны — сопоставим, например, стада диких копытных и хищников в африканских сте­пях с животными, пасущимися в прериях и степях Северной Америки.

Тем не менее между фаунами биомов иногда возникает взаимообмен; особенно часто он происходит между Южно- и Восточноафриканским, Суданским, Центральноазиатским и Монгольским степ­ными биомами. Причинами, вызывающи­ми взаимообмен фаунами, могут быть изменения климата, а также способность многих животных, населяющих степные местности, преодолевать пустынный барь­ер. Обмен фаунами также происходит между Североамериканской степной об­ластью, называемой биомом Великих рав­нин, Азией и Южной Америкой. Наиболее обособленным и отличающимся от дру­гих, является, конечно, степной биом Ав­стралии.

Между животными, имеющими весьма отдаленное родство и населяющими два разных степных биома, может возник­нуть чисто внешнее сходство и в их по­вадках и во внешнем облике. Например, в Южной Америке на просторах ее южных степей водится длинноногая мара — пуг­ливый дневной травоядный грызун с бе­лым пятном на огузке, которое как бы служит сигналом для его сородичей; ту­котуко — грызун, роющий, подобно кро­ту, свои норы в песчаных местах, и еще один грызун вискаша (Lagostomus tricho­dactylus), живущий большими колониями и роющий норы, на которые часто пре­тендуют кроличьи совы (Speotyto cunicu­lariaи змеи. Разве не напоминает нам это сообщество степи Северной Америки, где пасется, сверкая своим белым пятном на огузке, пугливая длинноногая травояд­ная вилорогая антилопа и где мешетчатая крыса рода Geomys роется в песчаной почве, где луговые собачки живут коло­ниями и роют норы, которые могут за­хватить кроличьи совы и змеи?

Степные местности обычно сильно от­личаются от примыкающих к ним листо­падных или хвойных лесов. В биоме Ве­ликих равнин Северной Америки можно встретить небольшие участки листопад­ного леса и «полуострова» леса, прони­кающие языками в степь по речным до­линам. В то же время реликтовые площа­ди биома Великих равнин прекрасно со­храняются в местностях, где растут лис­топадные леса.

  1. Пустынный тип биома представлен на всех континентах. Цепь пустынь, про­тянувшаяся от Северной Африки на вос­ток до Западного Пакистана, в биотиче­ском отношении довольно однородна. Пустыни в других районах земного шара в каждом отдельном случае представляют собой особый биом. Отличительным приз­наком пустынного типа биома является адаптация его биоты к недостатку воды. Эта адаптация может быть физиологиче­ской, морфологической или же поведен­ческой. Растительность пустыни состоит из колючих кустарников, многолетних суккулентов вроде кактусов, редко раз­бросанных плотнодерновинных злаков и быстрорастущих однолетников. Пустын­ные животные в большинстве своем быст­роноги, обладают острым чутьем и ок­раской, прекрасно гармонирующей с ок­ружающими песками и скалами пустыни. Глаза, уши и ноздри пустынных живот­ных могут иметь особое строение, пре­дохраняющее их от песка или пыли. Ко­нечности их тоже часто видоизменены, что облегчает им передвижение по сыпу­чему песку. Пустыня постепенно с обра­зованием многообразных комплексов пе­реходит в степь или в колючий лес. В пе­реходной полосе могут чередоваться сооб­щества каждого типа биома, причем их распространение в данном месте зависит от незначительных, отклонений в физиогеографии или в почвах. Не исключено также и полное смешение видов из обоих типов биомов.

Самые высокие в мире Тибетское и Боливийское нагорья с трудом поддают­ся классификации. Каждое из них в неко­торой степени оказывается промежуточ­ным звеном между степью и пустыней. На обоих нагорьях обитают характерные травоядные животные, существование ко­торых связано с травянистой раститель­ностью, развивающейся с появлением та­лых ледниковых вод. В Тибете водится як, различные дикие бараны и антилопа горал. В Боливии — лама, альпака, ви­кунья и гуанако. Животные высокогорий обладают большой выносливостью и хо­рошо переносят недостаток кислорода, сильные холода и резкие ветры.

  1. Для нагорий, вероятно, правильнее всего установить высокогорный тип био-ма с отдельными биомами Тибетским и Боливийским.
  2. Тип биома тропических лесов скла­дывается из трех основных частей. Одна из них охватывает части Центральной и Западной Африки с более мелкими весьма сходными останцами в других местах континента, другая — области Амазонки, Ориноко и Гвианы, к востоку от Анд в Южной Америке, простираясь в Цент­ральную Америку. Третья часть протяну­лась из районов Южной Индии через ост­рова западной части Тихого океана и Новую Гвинею в Австралию, в штат Квинсленд. Этот последний австралий­ский «язык» можно разделить на два био­ма исходя главным образом из заметных различий фаун.

В типе биома тропических лесов отдель­ные деревья достигают огромной высоты. Растительность имеет сложную страти­фикацию, то есть состоит из многих яру­сов: напочвенного травянистого покрова, более высоких кустарников, яруса редко растущих молодых деревьев с узкими кро­нами высотой до 60 футов, яруса более высоких и крепких деревьев от 60 до 120 футов высоты, шарообразные кроны ко­торых конкурируют из-за света и, пе­реплетаясь, образуют сомкнутый полог, затемняющий все нижние ярусы, и, нако­нец, из прерывистого яруса лесных ги­гантов, вершины которых, достигающие высоты 120 и более 200 футов, всегда за­литы солнечным светом. Четкое деление на ярусы несколько нарушается молоды­ми деревьями, а также эпифитами и лиа­нами. На деревьях живет множество жи­вотных, иногда приуроченных к какому-либо одному ярусу. Многие из них обла­дают приспособлениями для жизни на деревьях — чрезвычайной подвижностью или цепким хвостом и крепко хватающи­ми передними и задними лапами, или широкими перепонками, позволяющими им планировать в воздухе при прыжках, или же зеленоватой окраской, которая де­лает животное почти невидимым среди листвы. Тип биома тропических лесов не распространяется в южную Флориду. Как мы уже знаем, там имеются элементы и тропической и умеренной флоры, но фауна Флориды все же более близка к фауне умеренной зоны.

В некоторых странах мира существуют очень небольшие площади, которые в схеме биомов и типов биомов приходится ставить особняком. Например, флора уме­ренной части Южной Америки родственна флоре Новой Зеландии, тогда как пред­ставители ее фауны — в основном аме­риканского происхождения. Длинные це­пи мелких островов, такие, как протя­нувшиеся от острова Палау до острова Сала-и-Гомес, классифицировать очень трудно, потому что хотя их биота и заро­дилась на крупных массивах суши, но часто получает питание из моря.

Из предыдущего обзора основных ти­пов биомов можно увидеть, что в понятие биома входит большое число фактов, которые ученые стремятся рассматривать во взаимосвязи.