1 год назад
Нету коментариев

В. Л. КУДРЯВЦЕВ, политический обозреватель «Известий»

Исторические обстоятельства в Африке сложились так, что на этом континенте происходит столкновение двух противополож­ных тенденций. С одной сторо­ны, национально-освободительное движение африканских народов растет и вширь, и вглубь. Вширь потому, что назрел вопрос о пол­ном очищении Африки от остат­ков колониализма и расистских ре­жимов, сохраняющихся еще на юге континента. Вглубь потому, что все острее становится про­блема социально-экономического освобождения, проблема созда­ния нового мирового экономиче­ского порядка, который положил бы конец ограблению Африки капиталистическими монополиями.

А с другой — развертывается контрнаступление империалисти­ческих сил, которые никак не хо­тят выпускать этот континент из своих рук и ныне ищут выход из обострившегося экономического, и в частности энергетического, кризиса за счет усиления эксплуа­тации африканских минеральных и людских ресурсов. Правда, им­периализм вынужден в своих действиях считаться с основной тенденцией в мире — разрядкой напряженности. Она удерживает западные державы от открытого использования своих вооруженных сил в Африке. Они вынуждены действовать неоколониалистскими методами, делать ставку на ре­акционных лидеров и режимы на континенте и в соседних регио­нах.

Столкновение этих двух тен­денций во многом определяет политическую ситуацию на Афри­канском континенте.

Победоносное завершение ге­роической борьбы народов Анго­лы, Мозамбика, Гвинеи-Бисау, Островов Зеленого Мыса за свою свободу привело к новой ситуа­ции в Африке, вдохновило наци­онально-освободительное движе­ние на юге континента. С разва­лом португальской колониальной системы навсегда рухнул барьер между уже освободившейся Африкой и расистскими режима­ми Претории и Солсбери. Моло­дые независимые государства, взявшие с самого начала своего существования курс на прогрес­сивное развитие, стимулировали усиление борьбы народов Зим­бабве, Намибии и Южной Африки за свободу. Попытки империалис­тов руками южноафриканских расистов, проколониалистских правящих кругов Заира и расколь­нических организаций задушить ангольскую революцию потерпе­ли крушение. В этом большую роль сыграли поддержка анголь­ской революции Советским Сою­зом, Кубой и другими социалисти­ческими странами, так же как и антиимпериалистическое единство африканских народов.

Условно можно говорить и о росте национально-освободитель­ного движения вширь, рассматри­вая события в Эфиопии. Хотя на­ционально-демократическая ре­волюция в этой стране и не за­вершена, ее ожидают еще многие трудности и перипетии, все же можно смело говорить о появле­нии новой Эфиопии вместо фео­дально-монархической. Народы этой страны освобождаются сразу от двойного гнета: феодально-монархического и империалисти­ческого. Революционная Эфиопия страшит империалистов США и Западной Европы не только сама по себе. Они опасаются, что вся Африка увидит и осознает воз­можности народной революции на примере Эфиопии. Нельзя за­бывать и о военно-стратегических соображениях империалистиче­ских держав при их подходе к эфиопским событиям.

Распространение национально-освободительного движения в Африке вширь, естественно, бо­лее заметно, больше бросается в глаза, нежели его углубление внутри каждой из освободивших­ся африканских стран. Но оно происходит и весьма интенсивно, и поэтому небезынтересно дать оценку этому явлению в целом, не останавливаясь на специфике каждой из африканских стран.

Если за отправную точку взять «год Африки» (1960 год), то за прошедшие девятнадцать лет многие волновавшие в то время континент проблемы либо разре­шены, либо отпали как несущест­венные. За этот период весьма убавилось то влияние, которое западные державы, а точнее быв­шие метрополии, оказывали на молодые африканские государст­ва. Сошли с политической сцены многие африканские лидеры, вос­питанные империалистами в ду­хе неоколониализма. Сошли глав­ным образом не по возрасту, а потому, что они не отвечали тре­бованиям африканских народов, добившихся национальной неза­висимости и стремящихся к соци­альному освобождению. Были пересмотрены конституции, на­вязанные метрополиями и созда­вавшие законодательную базу для неоколониализма. Поубави­лись страсти вокруг вопроса о том, что же нужно африканским странам: плюрализм или единая партия? Сама жизнь показала, что плюрализм в условиях Африки почти всегда сводится к системе партий, представляющих либо племенные интересы, либо взгля­ды отдельных личностей, что в конечном счете облегчает под­готовку почвы для диктатуры. С другой стороны, опыт развития общественных отношений на кон­тиненте свидетельствует о жиз­ненной силе и больших политиче­ских преимуществах однопартий­ной системы, если она выражает антиимпериалистические и анти­колониальные настроения народа и осуществляет в стране прогрес­сивные преобразования в интере­сах трудящихся масс.

Убедительный пример — аван­гардные партии: в Анголе — МПЛА — Партия труда, создан­ная на базе широкого националь­но-освободительного движения, и в Мозамбике — ФРЕЛИМО, обра­зованная на базе движения с од­ноименным названием. Авангард­ные партии, как правило, создают­ся в странах, вставших на путь со­циалистической ориентации. Их роль в условиях современной Африки трудно переоценить.

Вслед за обретением страной национальной независимости на­ступает этап борьбы за социаль­но-экономическое освобождение, за вызволение ее экономики из-под господства многонациональ­ных монополий. Разумеется, это прежде всего касается стран, из­бравших путь социалистической ориентации. Страны, вступившие на капиталистический путь разви­тия (хотя, на наш взгляд, прежде­временно утверждать, будто все африканские страны уже оконча­тельно выбрали пути своего раз­вития), тоже вынуждены вести борьбу за освобождение от за­силья многонациональных моно­полий, по крайней мере для за­щиты интересов национальной буржуазии. И конечно, не надо забывать, что народы Африки ни­когда не рассматривали борьбу за независимость как самоцель. Они неразрывно связывали с ней возможность избавления от экс­плуатации со стороны как капи­талистических монополий Запада, так и своей национальной буржу­азии, стремящейся стать правя­щим классом со всеми вытекаю­щими из этого последствиями. Они верили, что только таким путем можно прийти к подъему мате­риального и культурного благо­состояния нищих слоев населения.

Как показывает опыт разви­вающихся государств, одним из эффективных методов в борьбе против засилья иностранных мо­нополий (и в странах, вставших на путь социалистической ориен­тации, и в странах, идущих по пу­ти капиталистического развития) является национализация основ­ных отраслей промышленности, внешней торговли, банков и средств коммуникаций.

Однако национализация сама по себе еще не может служить ме­рилом прогрессивности того или иного режима. Там, где к власти пришла национальная буржуазия, речь может идти о ее борьбе с империалистическими монопо­лиями за степень участия в эк­сплуатации народа и естественных богатств страны. В тех же странах, которые вступили на путь социа­листической ориентации, про­грессивное государство выступа­ет как оружие революционного изменения хода социально-эконо­мического развития. Поэтому весьма важно, чтобы в критиче­ский момент социально-эконо­мического развития страны у власти находились прогрессивные деятели, была создана авангард­ная партия. Не надо упускать из виду, что даже при наличии в стране более или менее влиятель­ного государственного сектора изменение в государственной над­стройке может поставить его на службу интересам средней и крупной буржуазии. Пример — социально-экономическое разви­тие Египта после смерти прези­дента Насера.

Большое воздействие на ход развития событий в современной Африке оказывает и то, что даже в прогрессивных государствах рабочая прослойка среди населе­ния весьма малочисленна и руко­водящие кадры выдвигаются из среды революционно настроенной мелкой буржуазии, существую­щей в условиях преимущественно крестьянских стран. А особен­ность таких условий хорошо выра­жена в словах В. И. Ленина о том, что всякое национальное движе­ние может быть лишь буржуаз­но-демократическим, ибо глав­ная масса населения в отсталых странах состоит из крестьянства («Международная жизнь», 1978, № 4. с. 35—42). В освободительном движении бур­жуазный национализм, пока он остается антиимпериалистическим и антиколониальным, играет поло­жительную роль. Когда же исчер­пываются его демократические устремления, он начинает лить воду на мельницу империализма. Показательным примером может служить положение, создавшееся в Сомали, где национализм ру­ководящей верхушки перерос в шовинизм, выразившийся в тер­риториальных притязаниях к со­седним государствам и в агрессии против Эфиопии. Империали­стические державы игнорировали Сомали как страну, провозгла­сившую социалистическую ориен­тацию, но сразу же стали прояв­лять повышенную заботу о ней, как только ее руководство стало проводить сугубо националисти­ческую политику. Правящие круги Запада радует, что эта политика наносит удар по африканскому единству, являющемуся, как мы уже отмечали, сильным оружием в руках народов континента.

Несомненно, что империалисты в своей африканской политике будут всячески использовать вы­растающий на буржуазном нацио­нализме оголтелый шовинизм в своих интересах. Не нужно думать, что абсолютно все внутриафриканские конфликты искусственно про­воцируются империалистической политикой. Рассуждать так — зна­чит сознательно отвлекать народы Африки от внимательного изуче­ния чисто внутренних причин та­ких конфликтов и переносить все или в плоскость межимпериали­стической борьбы за африканское сырье и стратегические позиции, или, как это утверждают маоисты, в плоскость борьбы «сверхдер­жав» за свое влияние. Безусловно, империалистическая агентура в Африке, западные разведки не­посредственно причастны к воз­никновению на континенте мно­гих взрывоопасных ситуаций и конфликтов. Но нельзя не видеть и того, что империалисты часто лишь используют обстановку, создаваемую внутриафриканскими причинами, и разжигают те ее стороны, которые способствуют их попыткам остановить прогрес­сирующее национально-освобо­дительное движение.

В освободившихся странах Аф­рики происходит социальная диф­ференциация, поляризация клас­совых сил. Внутри национально-освободительных движений идет борьба за руководство и дальней­шую политическую направлен­ность. В этих условиях националь­ная буржуазия, которая, как пра­вило, тесно сотрудничает с пра­вящими кругами бывших метро­полий и такой неоколониалист­ской державы, как США, не прочь прикрыть снискавшими широкую популярность движениями свое отступничество от идеалов на­ционально-демократических ре­волюций.

Особенностью нынешнего по­ложения в Африке, пожалуй, можно посчитать также усиление различия в политике и практике стран социалистической ориента­ции и стран, следующих по пути капиталистического развития. Про­цесс этот в африканских условиях (большое количество стран с самыми различными уровнями социального и экономического развития) крайне сложен, тем более что его развитие не отбрасывает в сторону традиции, сложившиеся в течение столетий, влияние господствующих религий и многое другое. Используя этот процесс, империалисты стремятся искусственно углубить расхож­дения в политике стран различной ориентации, поставить его на службу своим корыстным интере­сам.

Очевидным является тот факт, что африканская политика США в последние годы значительно активизировалась. В середине 60-х годов США попытались вооружен­ным путем вмешаться в дела Кон­го (нынешнего Заира), рассчиты­вая, что захват прочных позиций в такой центральной по своему географическому положению стране, к тому же богатой естест­венными ресурсами, позволит им оказывать господствующее влия­ние на весь «Черный» континент. Планы казались тем более заман­чивыми, что бывшим владельцем Конго была Бельгия, которая не могла оказать серьезного сопро­тивления, в то время как в осталь­ной Африке все еще было силь­но влияние таких держав, как Англия и Франция. Провал этой авантюры не изменил экспансио­нистского курса США в отноше­нии Африки. Были подновлены лишь методы экспансии, упор стал делаться на экономическое подчинение африканских стран, на втягивание их в военно-поли­тические блоки. Особо интенсив­ную деятельность внешнеполити­ческий аппарат США развил в Африке после крушения порту­гальской колониальной империи и провала вооруженной интер­венции против Анголы, предпри­нятой чужими руками — воору­женными силами ЮАР, Заира и раскольнических проимпериалистических и пропекинских орга­низаций.

Чем же объясняют империа­листические круги повышение ак­тивности США во всей Африке, что было возвещено поездками на континент бывшего в то время государственным секретарем

Г. Киссинджера, а затем и нового постоянного представителя США при ООН Э. Янга?

С программным заявлением об африканской политике админи­страции Дж. Картера 1 июля 1977 г. в Сент-Луисе (штат Мис­сури) выступил государственный секретарь С. Вэнс. «Африка,— сказал он,— имеет очень боль­шое значение для Соединен­ных Штатов… Ведь потенциал Африки, так сказать, привязан к нашему». И это госсекретарь го­ворил о всей Африке, а не только о юге.

С. Вэнс в этом же выступлении говорил: «Минеральные и сель­скохозяйственные богатства Афри­ки уже сейчас составляют значи­тельную часть нашего импорта такого сырья для нашей промыш­ленности, как медь, кобальт и марганец, и таких продуктов пи­тания, как какао и кофе. На Аф­рику приходится 38 процентов нашего импорта нефти. Наши пря­мые капиталовложения в Афри­ке к югу от Сахары за минувшие 15 лет возросли почти в 6 раз; наша торговля сейчас почти в 12 раз больше, чем она была 15 лет назад. И структура нашей торговли с Африкой такова, что доля Черной Африки в ней боль­ше. Торговля с ЮАР в 1960 году составляла 39 процентов нашей торговли с Африкой, а сейчас одна только торговля с Нигерией в 2 раза превышает объем торговли с ЮАР». Весьма выросли интересы США по линии торговли и капи­таловложений также в Заире и Судане.

Пойти на изменения своей так­тики в отношении южноафрикан­ских проблем США вынудили успехи национально-освободительного движения бывших пор­тугальских колоний и подъем борьбы за независимость народов Зимбабве, Намибии и Южной Африки. Это бесспорно. В то же время США, претендующие на распространение своего полити­ческого и экономического влия­ния на всю Африку, не могут не считаться с антирасистскими на­строениями не только в прогрес­сивных государствах континента, но даже и в тех, которые зани­мают проколониалистские пози­ции. Отсюда попытка правящих кругов США изобразить себя сторонниками передачи власти африканскому большинству в Зимбабве, поборниками незави­симости Намибии и чуть ли не борцами за смягчение политики апартеида в ЮАР. Кстати, маски­ровка эта настолько ненадежна, что ее то тут, то там прорывает страх правящих кругов США пе­ред победой прогрессивных сил во всей Африке, который берет верх над чувством реализма.

Стремление нанести удар по национально-освободительно­му движению и приостановить его, особенно на юге континента, а также обеспечить себе дальней­шую эксплуатацию природных богатств Африки и определяет курс африканской политики пра­вящих кругов США и их союзни­ков по НАТО. Господствующая тенденция в мире — разрядка напряженности, тяжелые уроки провала вьетнамской авантюры, а также сложившееся после крушения португальской колониаль­ной империи в Африке соотноше­ние сил в пользу национально-освободительных движений — все это вынуждает США воздержи­ваться от открытого применения здесь вооруженной силы. Вашинг­тон на данном этапе предпочитает добиваться своих целей чужими руками, то есть использовать во­оруженные силы своих союзников или неоколониалистских прави­тельств некоторых африканских стран. Уместно отметить и став­ку США на буржуазный национа­лизм, о поощрении которого со стороны Вашингтона неоднократ­но заявлял С. Вэнс. Буржуазный национализм не только подрывает антиимпериалистическое единст­во африканских стран, но и созда­ет возможность при перераста­нии, как говорил В. И. Ленин, «исторически оправданного» бур­жуазного национализма в велико­державный шовинизм использо­вать вооруженные силы одних африканских стран против дру­гих.

Такую коварную политику легко проследить в событиях на Афри­канском Роге, в Западной Сахаре, в заирской провинции Шаба и других районах континента.

На пути реализации американ­ских планов имеется такое пре­пятствие, которое нельзя ни не­дооценивать, ни переоценивать, как Организация африканского единства (ОАЕ). В ее Хартии за­писано, что основной целью, объе­диняющей все африканские стра­ны, является полное очищение континента от колониализма и ра­сизма. Исходя из этой антиимпе­риалистической установки, ОАЕ выступает против пересмотра гра­ниц между африканскими страна­ми, хотя они и устанавливались в свое время колонизаторами по своему усмотрению, выступает за мирное урегулирование всех конфликтов, возникающих между государствами — членами ОАЕ, в том числе и по территориальным спорам.

В последнее время оживилась политика создания военных блоков и группировок в Африке и на при­легающем к ней Ближнем Востоке. Политика США в отношении обоих районов тесно взаимосвязана. Особенно это заметно на увязке действий США на Ближнем Восто­ке и на Африканском Роге. Для того чтобы поставить под свой контроль морские коммуникации, пролегающие через Красное мо­ре и Суэцкий канал, США всячес­ки поощряет исходящую фор­мально от Саудовской Аравии идею превращения Красного мо­ря в «арабское озеро». Это поз­воляет через Саудовскую Ара­вию оказывать нажим на прогрес­сивный режим НДРИ, занимаю­щей важные позиции в Баб-эль-Мандебском проливе. Единствен­ным неарабским государством на берегах Красного моря являет­ся Эфиопия. Лозунг превращения Красного моря в «арабское озе­ро» создает благоприятную ат­мосферу для возбуждения араб­ского шовинизма и сколачивания блока реакционных арабских кругов против эфиопской револю­ции. Привлекая к этой авантюре националистически настроенных сомалийских руководителей, одержимых идеей «великого Со­мали», империалисты пытаются и нанести удар по революцион­ной Эфиопии, и подорвать анти­империалистические позиции ОАЕ.

Поощряя сепаратистскую поли­тику президента Садата, подтал­кивая его на дальнейшие шаги в этом направлении, правящие кру­ги США стремятся не только ук­репить позиции Израиля и выбить из общеарабского фронта Еги­пет, но и обратить последний про­тив прогрессивных режимов и те­чений в Африке. В этом отноше­нии уже имеется опыт: спровоци­рованная империалистами воору­женная агрессия Египта против Ливии, посылка египетских летчи­ков и самолетов в заирскую про­винцию Шаба, посылка оружия Сомали и обещание ей широкой военной помощи. Под согласие принимать активное участие в империалистических походах про­тив прогрессивной Африки Садат пытается получить у США совре­менную военную технику. Так постепенно складывается под эги­дой США военно-политическая группировка, включающая Иран, Саудовскую Аравию, Египет, Су­дан и Марокко. И западносахарские события империалисты пы­таются использовать для того, чтобы заблокировать Алжир, за­нимающий твердые антиизраиль­ские позиции. Таким образом, ближневосточный рак распростра­няет свои метастазы из стран Машрика в страны Магриба и в Восточную Африку.

Оживилась и блоковая политика ведущих западноевропейских держав. В некоторых столицах вынашивается идея создания «ев­ро-африканского пакта», вклю­чающего вначале Францию и такие страны, как Сенегал, Рес­публика Берег Слоновой Кости, Габон, Мали, Верхнюю Вольту, Ни­гер, а также Мавританию. Назы­вается даже местопребывание штаба этого пакта — город Буаке (Берег Слоновой Кости), где раз­мещена военно-воздушная база. Пакт этот будет по экономической линии тесно связан с «Общим рын­ком».

Блоковая политика нацелена на раскол ОАЕ, на противопостав­ление одних африканских стран другим, использование местной реакции в корыстных интересах империализма и его транснацио­нальных монополий. Но самой со­лидной базой для правящих кру­гов США и других империалисти­ческих стран, мечтающих о пре­вращении Африки в свою неоко­лониалистскую вотчину, остаются, конечно, расистские режимы Пре­тории и Солсбери. В свете этого становится особенно ясной та ве­ликая роль, которую африкан­ская история возложила на наро­ды Зимбабве, Намибии и Южной Африки в деле полного очище­ния континента от колониализма и расизма. Не случайно XXV съезд КПСС постановил считать «одной из важнейших междуна­родных задач полную ликвида­цию всех остатков системы коло­ниального угнетения, ущемления равноправия и независимости на­родов, всех очагов колониализ­ма и расизма» (Материалы XXV съезда КПСС. М., По­литиздат, 1976 с. 26).

В настоящее время для такой ликвидации создаются благоприят­ные условия не только во внешне­политическом плане. В ЮАР наб­людаются признаки усиливаю­щейся поляризации в среде бело­го населения, что способствует переходу части его на сторону на­ционально-освободительного дви­жения. Экономический кризис в странах капитализма все глубже захватывает и южноафриканскую экономику. Идет массовое уволь­нение африканских рабочих, которых вытесняют в создаваемые «бантустаны» и превращают таким образом в «иностранных граж­дан». Белых рабочих, занимавших привилегированное положение на предприятиях, передвигают на работу, которую исполняли африканцы, снижается и их зар­плата. Белые рабочие начинают выражать недовольство, прибега­ют к забастовкам, что неизбежно сближает их борьбу с борьбой рабочих из среды африканского населения.

Даже общий обзор развития событий на Африканском конти­ненте убеждает в том, что импе­риализм в конечном счете бес­силен завоевать здесь решающие позиции. Он может прибегать только к контрнаступлению при помощи главным образом внутри-африканской реакции. Правящие круги империалистических держав уже не могут задавать тон. Они вынуждены приспосабливать свою тактику к изменяющимся услови­ям, которые все больше и боль­ше определяются национально-освободительным движением африканских народов.

Важным фактором современ­ного международного климата является возрастающая роль в мире развивающихся, в том числе и африканских, стран. Под влия­нием меняющегося в пользу со­циализма соотношения сил на международной арене и нового соотношения сил внутри ООН давно миновали времена, когда США могли проводить в этой организации политику «выкручи­вания рук». Сейчас в Совете Безо­пасности, на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН, в многочислен­ных органах ООН принимается много прогрессивных рекоменда­ций и постановлений, и, хотя правящие круги западных держав частенько игнорируют их, все же они способствуют созданию в ми­ре благоприятной атмосферы для осуществления прогрессивных мероприятий. В частности, нель­зя не отметить борьбу в ООН стран «третьего мира» за установ­ление новых, справедливых меж­дународных экономических отно­шений. Естественно, что решения ООН в той или иной степени от­ражаются и на положении в Аф­рике, препятствуют реализации империалистических планов в от­ношении этого континента. Ясно, что, чем более крепким будет единство африканских стран, тем более эффективной будет их роль в международных органи­зациях в отношении укрепления своей политической независи­мости и экономической самосто­ятельности.

Империализм не может не считаться и с тем, что борьба на­родов Африки за полное очище­ние континента от колониализма и расизма встречает возрастаю­щую поддержку со стороны прог­рессивных сил мира. Несмотря на отчаянные попытки неоколони­заторов нарушить африканское единство, мы наблюдаем в Афри­ке такое явление, как солидарные действия в поддержку борьбы на­родов Зимбабве, Намибии и Юж­ной Африки со стороны «при­фронтовых государств»— Мо­замбика, Танзании, Замбии, Бот­сваны и Анголы. На севере Аф­рики и на Ближнем Востоке фор­мируется «фронт стойкости», в ко­торый уже вошли Алжир, Ливия, НДРИ, Сирия и Организация ос­вобождения Палестины (ООП) и который выступает против се­паратизма президента Садата и стоящих за этим правящих кругов США. Прогрессивная Африка и Арабский Восток сплачивают свои антиимпериалистические и анти­расистские ряды. Международ­ные конференции против расизма и апартеида (Мапуту, Лиссабон и Лагос) показали, что усиливает­ся повседневная поддержка борь­бы народов на юге Африки со стороны широкой мировой об­щественности.

Большую помощь и поддерж­ку национально-освободительным движениям народов Африки ока­зывали и оказывают социалисти­ческие страны, и прежде всего Советский Союз. Такая позиция Советского Союза лучше и ярче всего выражена в словах Гене­рального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Вер­ховного Совета СССР Л. И. Бреж­нева на XXV съезде КПСС. «Наша партия,— сказал он,— оказывает и будет оказывать поддержку на­родам, которые сражаются за свою свободу. Советский Союз при этом не ищет никаких выгод для себя, не охотится за концес­сиями, не добивается политиче­ского господства, не домогается военных баз. Мы поступаем, как велят нам наша революционная совесть, наши коммунистические убеждения» (Материалы XXV съезда КПСС, с. 12).