6 лет назад
Нету коментариев

На геоморфологических картах (общих, частных, картах геоморфологических районов) обычно фиксируют данные о существующем рельефе в тех его формах, в каких он сложился к настоящему времени. Но карты названных типов могут отображать не только современную обстановку, но и обстановку прошлых или, наоборот, будущих этапов развития рельефа. В первом случае получается карта реконструкции прошлых геоморфологических условий — палеогеоморфологическая, во втором — карта прогноза. Обе они строятся на основании изучения современных геоморфологических условий и являются гипотетическими.

Современные геоморфологические условия можно передать на карте не только с их качественной стороны (как обычно и делается), но также и с количественной стороны, с оценкой интенсивности происходящих геоморфологических процессов.

Карта современных геоморфологических процессов и их интенсивности. Общая геоморфологическая карта отражает преимущественно роль древних геоморфологических процессов, приведших к образованию определенных, сложившихся к настоящему времени, форм рельефа: речных и морских террас, древнеледниковых образований, древних поверхностей денудации и пр. Современные же процессы отражаются на ней в гравитационных формах (обвальных, осыпных, оползневых склонах), некоторых речных (пойменных), морских, ветровых формах и пр.

Многие формы, неся на себе отпечаток древних стадий развития, одновременно испытывают более или менее интенсивное воздействие современных рельефообразующих факторов. Так, на древних делювиальных склонах в сильно распаханных степных и лесостепных районах происходит интенсивный процесс почвенно-овражной эрозии, на древних речных террасах развиваются современные ветровые процессы и т. д.

Изобразить эти процессы путем наложения дополнительной штриховки на основную карту не всегда возможно. Поэтому, наряду с общей геоморфологической картой, необходимо составлять специальную карту современных геоморфологических процессов и их интенсивности, которая может иметь большое практическое значение.

В основу ее построения следует положить классификацию генетических типов элементарных форм рельефа с выделением подподтипов по интенсивности их развития (табл. 1).

Так, могут быть выделены поверхности интенсивного, средней интенсивности и слабого процессов: делювиального (склонового) смыва и делювиальной аккумуляции, дефляции, ветровой аккумуляции, речной эрозии и аккумуляции, озерной или морской абразии и аккумуляции и т. п.

Составлению карты должны предшествовать разработка методов изучения современных геоморфологических процессов и выбор объективных критериев и количественных показателей для определения интенсивности их развития.

В качестве примера разберем содержание карты интенсивности современного делювиального и водноэрозионного процессов, необходимой при исследовании почвенно-овражной эрозии и разработке методов борьбы с ней.

На карте выделяют поверхности с различной интенсивностью совершающихся в настоящее время процессов склонового смыва (почвенной эрозии), делювиального намыва и овражной эрозии.

Для определения интенсивности склонового смыва можно пользоваться почвенным критерием — определением степени смытости почвы, — удобным тем, что степень смытости почвы хорошо отражает интенсивность склонового смыва и может быть легко установлена путем непосредственного наблюдения в поле.

У подножия склонов, на террасах и поймах отмечают поверхности с различной интенсивностью процессов намыва продуктов разрушения с прилегающих высот.

Интенсивность современного процесса намыва выясняют путем изучения разрезов погребенных почв и покрывающих их отложений, степени развития современного почвенно-растительного покрова, по опросам местных жителей и т. д.

Поверхности с различной интенсивностью современных геоморфологических процессов изображают на карте цветной фоновой окраской или штриховкой (рис. 27). Значками изображают все умещающиеся в масштабе ложбины, промоины, овраги (не растущие или слабо растущие, средне и сильно растущие) и дополнительно наносят условные знаки, важные для выяснения закономерностей современных делювиального и водноэрозионного процессов (границы водосборов, существующие лесные массивы, лесные полосы, участки нераспаханных степей, границы землепользования, дороги и пр.). Для тех же целей целесообразно составлять карту уклонов.

Карта интенсивности современных геоморфологических процессов

Карта интенсивности современных геоморфологических процессов

Мелкомасштабная почвенно-эрозионная карта должна составляться по тому же принципу, что и карта крупного масштаба, но с необходимой генерализацией легенды и контуров. Однако, в связи с тем, что подходящие исходные материалы нередко отсутствуют, приходится применять особую методику приближенного картографирования.

Единственным, хотя далеко не совсем удачным, примером мелкомасштабного картографирования интенсивности современных делювиальных, водноэрозионных и эоловых процессов является схематическая почвенно-эрозионная карта европейской части СССР, составленная С. С. Соболевым (1948). На этой карте штриховкой показано распространение процессов эрозии на пашнях и пастбищах по следующей шкале:

1. Смыв слабый или смыва нет (преобладают ровные участки); применение специальных противоэрозионных мероприятий по регулировании) поверхностного стока требуется на территории не более 10% пахотных земель.

2. Смыв умеренный (местами значительный) — эрозия распространилась и охватывает до 25% выделяемых территорий; специальные противоэрозионные мероприятия требуются на площади 10—25% пахотных земель.

3. Смыв средний — эрозия охватывает меньше половины возделываемой территории; противоэрозионные мероприятия требуются на 25—50% площади пахотных земель.

4. Смыв сильный — эрозия охватывает больше половины возделываемой территории; противоэрозионные мероприятия требуются на площади 50—75% пахотных земель.

5. Смыв очень сильный — эрозия охватывает больше ¾ пашни; противоэрозионные мероприятия требуются на площади более 75% от пахотных земель.

Кроме того, значками на карте показано развитие оврагов (редкое, частое), а точками различной плотности — распространение ветровой эрозии по следующей шкале:

1. Слабая — для участков с песчаными и супесчаными почвами лесной зоны.

2. Средняя — для участков с песчаными и супесчаными почвами лесостепной, степной и пустынной зон.

3. Сильная (разбитые пески) — для участков с песчаными и супесчаными почвами, уже разрушенными эрозией и превратившимися в бугристые пески.

На карту нанесены также: северная граница наибольшего распространения «черных бурь», северная граница наиболее разрушительных ливней и другие специальные обозначения.

При составлении этой карты автор обработал как полевые материалы, так и ряд карт: морфометрических (густоты овражно-балочной сети, глубины главнейших местных базисов денудации, углов наклона земной поверхности), геоморфологических, геологических, ботанических, сельскохозяйственных и др.

На основании карты густоты овражно-балочной сети первоначально были выделены контуры с развитым овражно-балочным рельефом. Дальнейшее выделение контуров в районах с эрозионным рельефом производилось по количеству (в процентах) пахотных земель, подверженных разрушительному действию эрозии и нуждающихся в проведении специальных противоэрозионных мероприятий. К этой категории земель были отнесены, в первую очередь, пашни на склонах круче 2°, на которых наблюдается уже значительный смыв.

Вычисления производились на ключах, данные которых экстраполировались по карте типов эрозионного расчленения с учетом полевых наблюдений, а также климатических, почвенных и других материалов. На основании почвенной карты европейской части СССР были выделены контуры песчаных и супесчаных почв, в различной степени подверженных ветровой эрозии.

При составлении карты автором был допущен ряд ошибок, которые значительно снижают ее ценность, в частности из-за того, что положенные в ее основу морфометрические карты не отражают действительного распространения оврагов и смытых почв.

Палеогеоморфологические карты. Палеогеоморфологическими называются карты, воссоздающие облик и генетические особенности рельефа минувших этапов его развития. Необходимость показать и рельефообразующие факторы, действовавшие на этих этапах, приводит к тому, что на таких картах изображение рельефа обычно совмещается с прочей гео­графической нагрузкой. Поэтому их правильнее называть картами палеогеографическими. На них обычными условными знаками изображаются: рельеф, ледники, гидрографическая сеть, а иногда растительный покров для определенных отрезков времени, например для ледниковых или межледниковых эпох четвертичного периода, для доледникового, доверхнеюрского вре­мени и т. д.

Теоретическое значение палеогеоморфологических (или палеогеографических) карт очевидно. В своей совокупности они дают представление о динамике физико-географического ландшафта, о последовательных изменениях рельефа, гидрографической сети и прочих физико-географических условий, о происходивших геоморфологических процессах. Они могут быть успешно использованы при решении практических задач, например, при розысках россыпных месторождений полезных ископаемых и т. д.

Карты геоморфологического прогноза. Прогноз развития рельефа, представляющий важную теоретическую и практическую задачу геоморфологии, целесообразно отражать на специальных картах прогноза. Их роль особенно возросла теперь, в связи с грандиозным Сталинским планом преобразования природы нашей страны.

При составлении геоморфологического прогноза следует учитывать два возможных варианта, когда условия развития рельефа или длительное время остаются постоянными, или же испытывают существенные изменения по сравнению с современными. Во втором случае необходимо установить, что произойдет с рельефом, как он будет развиваться при изменившихся условиях. Именно этим и приходится заниматься геоморфологам при проведении многих геоморфологических изысканий прикладного значения. Например, как изменится процесс почвенно-овражной эрозии при осуществлении Сталинского плана преобразования природы, какие геоморфологические процессы и с какой интенсивностью будут развиваться на берегах проектируемого водохранилища и т. д.

Карта геоморфологического прогноза должна составляться как дополнительная к основной геоморфологической карте, на которой отражается современное состояние рельефа. Путем сравнения этих двух карт легко устанавливается направление и размер ожидаемых в рельефе изменений.

Чтобы быть сравнимыми, обе карты обязательно должны быть построены на основе одной и той же классификации. Причем для этой цели наиболее пригодна классификация генетических типов элементарных форм рельефа.

Карту прогноза составляют по типу карты интенсивности геоморфологических процессов с обозначением всех новых элементов рельефа, которые должны возникнуть в изменившихся условиях. Например, если речь идет о развитии побережья будущего водохранилища, предположительно показываются: поверхности, где будет происходить абразия или аккумуляция разной интенсивности, места оживления оползневых, оплывных, водноэрозионных процессов, границы предельного отступания абразионных уступов и т. п.

Кроме основной геоморфологической нагрузки, должны быть показаны все проектируемые мероприятия, которые существенно изменят условия развития рельефа: лесные полосы и массивы, пруды, инженерные сооружения по балкам и оврагам, плотины, берега будущих водохранилищ, полевые угодья и пр.

Из-за отсутствия надлежащего опыта дать развернутую легенду для составления карт геоморфологического прогноза сейчас трудно. Некоторым образцом в этом отношении могут служить карты прогноза развития берегов водохранилищ, которые служат важным подспорьем при проектировании гидротехнических сооружений.