6 лет назад
Нету коментариев

Наряду с топографической и гипсометрической картами составляют особые морфографические и морфометрические карты, которые изображают рельеф по некоторым частным, главным образом морфометрическим признакам, имеющим определенное геоморфологическое значение. Если топографические и гипсометрические карты составляют топографы и картографы при консультации геоморфологов, то составление морфографических и морфометрических карт входит в задачу, преимущественно, геоморфологов.

Морфографические и морфометрические карты составляются для некоторых специальных, в первую очередь практических, целей, для которых знание происхождения рельефа отходит на второй план, а приобретают значение чисто внешние его черты. Таковы, например, требования для сельскохозяйственных и военных целей (выявление степени доступности местности для тракторов и комбайнов, степени проходимости местности), для трассирования железных дорог (выявление допустимых уклонов, определение объема земляных работ и т. д.).

Понятие о морфографической классификации рельефа. Очень наглядное изображение форм земной поверхности во всем их многообразии можно получить путем фотографирования рельефных карт при боковом освещении. Для тех же целей служит отмывка или штриховка, которая накладывается при условном боковом или, лучше, зенитальном освещении. Соответствующие способы детально рассматриваются в картографических руководствах. Но нас должны также интересовать карты типов рельефа, при составлении которых придерживаются специальной классификации.

Главными признаками для построения морфологической классификации служат: форма рельефа, его высота над уровнем моря и относительная высота. По этим показателям выделяется, в первую очередь, равнинный, холмистый и горный рельеф.

Равнинами называют территории большей частью значительного протяжения, на которых колебания высот и уклоны поверхности очень малы, часто едва заметны. Равнины могут быть: наклонные, вогнутые и волнистые — с чередованием плоских возвышений и понижений поверхности. В зависимости от формы этих неровностей различают равнины плоскоувалистые, плоскохолмистые, западинные и т. д.

По высоте над уровнем моря условно выделяют следующие равнины:

1. Низменные с абсолютными высотами не более 200 м.

2. Возвышенные с высотами до 500 м.

3. Нагорные с высотами более 500 м.

Неровный рельеф с относительными высотами до 200 м называется холмистым. Холмы нередко имеют вытянутую форму в виде гряд или увалов и соответственно образуют тип рельефа грядового или увалистого.

В зависимости от относительной высоты холмов различают рельеф крупнохолмистый, среднехолмистый, мелкохолмистый или крупноувалистый, среднеувалистый, мелкоувалистый.

Отдельные холмы могут располагаться на разных расстояниях друг от друга. Если площадь межхолмовых пространств равна или больше площади, занимаемой холмами, то такой рельеф называется редкохолмистым, если меньше — частохолмистым.

Горным называется такой рельеф, неровности которого имеют относительную высоту больше 200 м. По форме, абсолютной и относительной высоте различают рельеф высокогорный, среднегорный, низкогорный. Особо выделяются плато, плоскогорья, нагорья.

При выделении типов холмистого и горного рельефа необходимо учитывать форму холмов или гор: куполовидную, конусовидную, крышевидную; форму гребневой линии: ровную, волнистую, зубчатую, характер профиля склонов—прямой, вогнутый, выпуклый, выпукло-вогнутый, ступенчатый и т. д.

Наряду с положительными формами существуют отрицательные: ложбины, долины, котловины, или западины, блюдца. По преобладанию тех или иных отрицательных форм различают рельеф долинный, котловинный, или западинный, и т. п.

Морфографическая классификация сама по себе дает чисто описательную характеристику рельефа, которая для построения карты еще недостаточна. Обыкновенно она дополняется морфо-метрическими показателями, а в некоторых работах также и генетическими (морфографическая классификация 3. А. Сваричевской).

Перспективный метод изображения геоморфологических ландшафтов. Распространение морфографических типов рельефа может быть показано на карте разнообразными знаками, штриховкой или цветной фоновой окраской. Среди этих способов особое место занимает штриховая перспективная зарисовка местности, подобно тому как ее принято делать на блокдиаграммах.

На рис. 7 представлена система условных знаков, изображающих различные геоморфологические ландшафты в такой перспективной зарисовке. Здесь сделана попытка передать не только внешние черты рельефа, его форму, но также и важнейшие особенности его генезиса.

007_a

007_b

Перспективные условные обозначения для морфографической карты с элементами растительного покрова

Перспективные условные обозначения для морфографической карты с элементами растительного покрова

Преимущество этого способа состоит в наглядности изображения рельефа; его можно рекомендовать, в отдельных случаях, для применения на схематических мелкомасштабных геоморфологических картах, как это сделано, например, на карте рельефа Казахстана (А. А. Григорьев, 1944). На ней схематически изображены: равнины низкие и возвышенные (холми­стые), мелкосопочник, низкие, средние, высокие горы и пр. Если цветным фоном дополнительно показать генезис рельефа, то получится один из возможных вариантов мелкомасштабной геоморфологической карты.

Для широкого использования при составлении геоморфологических карт этот способ все же мало применим. Хотя в приложенной таблице геоморфологические ландшафты и разли­чаются по генетическому признаку, но все же далеко не всегда по зарисовкам форм рельефа, притом весьма схематизированным, можно судить о генезисе данных форм. На рис. 7, например, можно спутать изображение расчлененного плато и средних гор, пенеплена и плато с изношенным рельефом, куэст и косо приподнятых глыбовых гор. Это объясняется еще и тем, что рельеф, сходный по форме, имеет нередко совершенно различное происхождение.

Указанным способом невозможно также передать многие типы рельефа, отличающиеся друг от друга по более детальным признакам, не только генетическим, но даже морфографическим или морфометрическим.

Содержание геоморфологической карты сложнее, чем то, которое может быть представлено одной только системой перспективных условных зарисовок рельефа, а потому и оформление ее должно быть выполнено другими, более условными методами, применяемыми в картографии.

Карты с перспективной зарисовкой рельефа неполноценны и с чисто картографической точки зрения, так как на них совмещается изображение местности как бы в двух проекциях: плановой — для гидрографической, дорожной сети и других элементов географической основы и перспективной — для рельефа.

Это приводит дополнительно к тому, что на них пропадают формы (склоны, уступы), обращенные от зрителя. По рисунку рельефа рассмотренный способ напоминает ныне совершенно отжившие приемы изображения местности на картах средневековья.

Морфометрические показатели. Советские геоморфологи немало усилий приложили для разработки морфометрических показателей, ценность которых для геоморфологии убедительно показал А. А. Борзов (Д. Н. Анучин и А. А. Борзов, 1948).

Потребность в морфометрических показателях ощущают не только геоморфологи, но также специалисты в области смежных научных и прикладных дисциплин: картографы, гидрологи, инженеры-путейцы и др. Соответственно и морфометрические показатели были предложены различные. Подробный разбор их дан Н. М. Волковым (1950).

Здесь мы находим такие показатели, как кривая пересеченности М. М. Протодьяконова (1925), А. Чеботарева (1926), частота высот, средняя высота, среднее заложение ската и средний угол наклона В. Бахтина (1930), энергия рельефа С. В. Калесника (1936) и других, степень изрезанное™ рельефа М. Н. Грищенко (1939), коэфициенты рельефности и пересе­ченности Е. И. Манохиной (1939) и другие. Но, пожалуй, впервые с применением к карте система морфометрических показателей была разработана коллективом сотрудников Института географии АН СССР под руководством Г. Д. Рихтера. Показатели эти следующие: 1) относительные амплитуды высот, 2) интенсивность расчленения или углы наклона, 3) направление преобладающих уклонов, 4) протяженность горизонталей на единицу площади, характеризующая изрезанность рельефа, 5) число волн (размахов) рельефа и величина колебания высот по профилю, 6) число вершин на единицу площади. В дальнейшем одним из сотрудников Института географии АН СССР В. Н. Ченцовым был произведен строгий отбор показателей и сведен к трем: густоте, глубине расчленения и величине наклона земной поверхности (1940, 1948).

Такой же отбор был выполнен С. С. Соболевым (1948 и др.), заслуга которого в составлении морфометрических карт очень велика. Мы имеем в виду в особенности составленные им для европейской части СССР карты: 1) глубин главнейших местных базисов денудации, 2) густоты овражно-балочной сети и 3) средних уклонов поверхности.

Характеристику форм рельефа всегда следует подкреплять возможно более точными морфометрическими показателями.

Как известно, терминология для различных типов и форм рельефа, применяемая в геоморфологических описаниях, часто очень неопределенна и расплывчата. Это можно отнести к таким распространенным в литературе терминам, как крупнохолмистый, среднехолмистый или мелкохолмистый рельеф; сильноовражный, слабоовражный рельеф и др. При отсутствии точных численных показателей все эти определения и характеристики страдают значительной долей субъективности, что мешает сравнивать рельеф в описаниях различных авторов. Нередко то, что’ один автор называет крупнохолмистым рельефом, другой определяет как среднехолмистый; сходный по степени расчленения рельеф в степных условиях может быть одним исследователем описан как слабо расчлененный, другим, в условиях Крайнего Севера, назван сильно расчлененным и т. д.

Особенно чувствуется эта путаница в терминологии, когда на основании различных работ необходимо составить карту, т. е. документ, требующий точного и единообразного определения типов и форм рельефа.

Основная задача морфометрической характеристики рельефа состоит в том, чтобы дать более точные объективные критерии для определения различных типов и подтипов рельефа и применения этих определений как в геоморфологических описаниях, так и при составлении геоморфологических карт.

Как указывалось выше, предложено несколько количественных показателей для рельефа. Все их, согласно В. Н. Ченцову (1940), можно подразделить на следующие типы:

I. По числовому значению: а) абсолютные, б) относительные.

II. По пространственному положению элементов, ими определяемых: а) горизонтальные, б) вертикальные, в) комплексные, или функциональные.

III. По комплексу охватываемых ими форм: а) показатели отдельных форм, б) показатели типов рельефа.

Однако не все эти показатели одинаково применимы в геоморфологии. Для геоморфолога важны прежде всего такие показатели, которые: 1) отражают существо геоморфологиче­ского процесса и имеют не только чисто геометрическое, но и геоморфологическое значение; 2) дают точную и объективную характеристику рельефа, которая исключает возможность субъективных и произвольных толкований; 3) применимы для составления морфометрических карт; 4) выражаются, по возможности, абсолютными величинами, пригодными в равной мере для характеристики как отдельных форм, так и типов рельефа.

Как правильно отметил В. Н. Ченцов (1940), все разнообразие форм и соотношений рельефа нельзя выразить только одним цифровым показателем. Для этого необходимы по крайней мере два показателя.

Исходя из приведенных основных требований, заслуживают наибольшего внимания такие морфометрические показатели, которые позволяют составить следующие три основные карты: 1) густоты расчленения, 2) глубины расчленения и 3) углов наклона земной поверхности.