Ледниковые воды отличаются исключительной чистотой в хими­ческом и бактериологическом отношениях и, кроме того, содер­жат значительный запас холода, т. е. обладают качествами, особен­но ценными для современного производства. Температура талых вод, стекающих со склонов гор, окружающих ледники, редко пре­вышает 5° С, а из-под ледников вытекает вода с температурой, близкой к 0° С. Ледниковые реки, следовательно, могут служить разбавителями водоемов, в кото­рых велико тепловое «загрязне­ние».

Минерализация льда нередко меньше, чем атмосферных осад­ков. На кавказских ледниках она составляет 2—15 мг/л, тогда как средняя минерализация осадков в высоких зонах Кавказа дости­гает 20 мг/л, и это на один-два порядка меньше средней минера­лизации речных вод. Преобразо­вание химического состава ледни­ков происходит под влиянием ря­да гляциологических процессов: фазовых переходов, миграции рассолов в направлении темпера­турного градиента, перекристал­лизации льда под напряжением, взаимодействия льда с моренны­ми отложениями и др. После осаждения взвесей ледниковая вода практически близка к дис­тиллированной, и это свойство открывает новые возможности ис­пользования ледникового стока: передачу части его по трубопро­водам или лоткам на предприя­тия, требующие большого количе­ства особо чистой воды.

Благодаря высокой химико-био­логической чистоте ледники могут быть использованы в качестве ин­дикаторов загрязнения. В этом случае, правда, придется вести тонкие химические исследования, чтобы уловить малую концентра­цию ионов во льду — порядка 10—9 для некоторых из них. Но та­кие работы имеют большие перс­пективы как часть мониторинга природной среды. Первый опыт таких исследований, выполненных на леднике Абрамова на Алайском хребте, в Гренландии и на ледни­ках Альп, уже дал богатую инфор­мацию о характере местного и глобального загрязнения, главную роль в котором играют, по-види­мому, отходы двигателей внутрен­него сгорания, выбрасывающих в атмосферу большое количество свинца и ртути.

Слоистый характер отложений в ледниках, сохраняющийся столе­тиями, а в больших ледниковых покровах тысячелетиями, содер­жит богатейшую информацию о прошлом Земли. Колебания изо­топного состава льда фиксируют планетарные климатические изме­нения, а вариации его химического состава свидетельствуют о колеба­ниях загрязнения атмосферы и ес­тественного (вулканического из­вержения, пыльные бури и пр.) и антропогенного происхождения.

Ледники очень чувствительны к химическому и радиоактивному загрязнению, в особенности в по­лярных районах, где из-за отсут­ствия таяния любые вещества, выпавшие на их поверхность, захороняются и концентрируются.

Основным требованием к любой идее захоронения в ледниковом покрове веществ с высоким уров­нем радиации должна быть уве­ренность в том, что окружающие океан или атмосфера не будут за­ражены в результате их неконтро­лируемой утечки. Во многих рай­онах Восточной Антарктиды под ледником обнаружены «озера», и в обширных зонах ледниковое ло­же имеет температуру таяния. Подо льдом могут существовать каналы, по которым происходит сток вод в океан за очень корот­кий промежуток времени.

Методы динамической гляцио­логии позволяют рассчитать вре­мя пребывания частицы в лед­никовом покрове на тысячи лет вперед, но мы пока не имеем воз­можности предвидеть поведение самого ледникового покрова. Бо­лее того, сказанное относится к леднику, находящемуся в стацио­нарном состоянии, но уже отме­чалось, что существует гипотеза нестационарности западноантарктического ледникового купола.

Все изложенное приводит к вы­воду, что антарктический леднико­вый покров не может служить мес­том захоронения радиоактивных отходов, так как в нем не обес­печивается их изоляция от био­сферы на период нескольких со­тен тысяч лет.

Необходимо сохранить чистоту природных льдов, которые еще будут служить человеку.