4 года назад
Нету коментариев

Для ученого Нью-Йорк сам по себе интереса не представляет. Однако даже тот, кто находит этот современный Вавилон с его изнуряющей суетой неприятным и предпочитает Эмпайр-Стейт-Билдингу дом Гёте в Веймаре или виллу Дарвина в Дауне, изме­нит свою оценку, увидев Американский музей естественной исто­рии — вероятно, самый большой и интересный естественноисторический музей в мире.
Музей расположен в центре Манхаттена. Это комплекс светло­серых, несколько помпезных и некрасивых зданий с лабиринтом демонстрационных залов и других помещений, планетарием, рестораном и собственной станцией метрополитена. Ежегодно музей посещают 3 миллиона любознательных. Уже внешне музей отличается от других подобных музеев тем, что у его главного входа стоит конная статуя, но не полководца, а одного из изве­стных президентов Соединенных Штатов (с 1901 по 1906 г.) Тео­дора Рузвельта. Именно ему музей обязан многим.
За один день невозможно осмотреть все, что собрано здесь за 100 лет (музей был основан в 1869 г.). Состоятельные амери­канцы успокаивают свою совесть великодушными пожертвова­ниями, часть их попала и в фонд музея. Огромное впечатление даже на палеонтологов производят большие диорамы не только американских, но и африканских, азиатских и других млекопи­тающих, птиц и т. д. Здесь можно увидеть в их естественном окружении тигров из заснеженных сибирских лесов, кондоров из южноамериканских Анд, африканских львов и антилоп. При этом каждое животное в диораме представлено не одним, а мно­гими экземплярами, часто вы увидите целые стада обезьян, анти­лоп и других животных.
Высокой оценки заслуживают также очень наглядные обще­биологические экспозиции по зоогеографии, экологии, эволюции и т. д. Запасы выдающихся экспонатов кажутся неисчерпаемыми; вряд ли где-нибудь есть еще такая полная (и при том интересная) коллекция чучел обезьян (60 видов!). Всего в музее выставлено 210 тыс. млекопитающих.
Жемчужиной палеонтологической коллекции являются залы с ископаемыми позвоночными, производящие огромное впечатле­ние даже на дилетантов: зал Осборна с третичными (и четвертич­ными) млекопитающими и прежде всего два зала с заврами. Демон­стрируемые посетителям скелеты или черепа немногочисленны, но это, как правило, совершенно уникальные находки.
В первом зале демонстрируются древние динозавры, здесь показана также история происхождения этих «ужасных ящеров». Далеко не все представители этих впоследствии гигантских животных и их исходных форм из других групп рептилий и амфи­бий (также выставленных в этом зале) отличались большими размерами. Однако значение их для изучения эволюции огромно. Среди древних, пермских, рептилий известен Dimetrodon из Техаса с гигантскими удлиненными отростками позвонка, назначение которых пока неизвестно. Одна глыба породы, привезенная также из Техаса, заключает 16 черепов амфибии Trimerorhachis. Важней­шие находки рептилий из Южной Африки представлены Plateosaurus, который принадлежит уже к настоящим динозаврам и служит переходным звеном к трем следующим выставленным посередине зала гигантским скелетам из верхней юры западной части Северной Америки: Stegosaurus (рис. 36.1) с большими треугольными костными пластинами вдоль позвоночника, 20-метро­вый Brontosaurus из нижнемеловых отложений Техаса (рис. 36.2), длина отпечатка конечности которого составляет 0,5 м (отпечаток хорошо сохранился на известняковой глыбе, на которой виден и трехпалый след Allosaurus), и, наконец, сам Allosaurus, значи­тельно меньших размеров, чем Brontosaurus, но с зубами плото­ядного животного и, следовательно, более сильный, чем расти­тельноядный Brontosaurus.

Стегозавр - один из гигантских динозавров Нью-Йоркского музея

Стегозавр — один из гигантских динозавров Нью-Йоркского музея

В следующем зале с «поздними динозаврами» представлены три экземпляра мелового времени, причем опять-таки уникаль­ные; в центре, образуя главную группу из формации Лейнс запад­ной части Северной Америки, выставлены: 5,5-метровый Туrапnosaurus rex (рис. 36.2), самый большой из известных хищников (следовательно, крупнейший хищник, так как современные настоя­щие «плотоядные» являются млекопитающими, а динозавры были рептилиями!); Triceratops (рис. 36.2) с тремя рогами и огромным костным воротником и, наконец, два растительноядных с утиными носами траходонта высотой более 5 м. Другие скелеты смонтированы вдоль стен, частично так, как они были найдены в карье­рах. Некоторые из прекрасных скелетов траходонтов (с частично сохранившейся кожей — большая редкость!) и заключенных в пан­цири динозавров (Styracosaurus с колючим воротником) происхо­дят из меловых отложений Альберты. Следует упомянуть и об окаменелой мумии траходонта из Вайоминга, а также о богатых находках фауны, сделанных в 1920 г. в Монголии экспедицией Эндрью, прежде всего о Protoceratops — относительно небольшом предшественнике рогатых динозавров. Экспонируются черепа всех размеров и даже многочисленные окаменелые яйца (иногда в «гнездах», некоторые с остатками эмбрионов!).

Динозавры представлены множеством самых различных форм

Динозавры представлены множеством самых различных форм

В конце мела динозавры и большинство других рептилий вымерли по неизвестным причинам. До нас дошли лишь немногие группы рептилий: крокодилы, ящерицы, змеи, черепахи, ново­зеландская туатара (гаттерия).
Зато в начале третичного периода происходит взрывное разви­тие млекопитающих. Им посвящены зал «ранних млекопитающих» и зал Осборна. Генри Осборн (рис. 36.3) был в течение 25 лет директором музея, он один из крупнейших палеонтологов позво­ночных своего времени. Его капитальная монография об иско­паемых слонах и поныне служит образцом научного исследования. Осборн, бесспорно, был также и талантливым организатором. Зал Осборна не совсем отвечает требованиям современной музейной техники, однако в нем выставлены изумительные экспонаты. Они, как и экспонаты из других залов, найдены большей частью во время экспедиций, организованных дирекцией музея.

Г. Осборн

Г. Осборн

В этом зале выставлены прежде всего мастодонты, известные также в Европе, например в третичных отложениях Майнцского бассейна, и являющиеся побочной линией слонов. В Северной Америке они вымерли только к концу четвертичного оледенения. Самый полный скелет (2,8-метрового Mastodon americanus с клы­ками длиной 2,6 м) был обнаружен в 1845 г. и описан Уорреном. Скелет произвел тогда сенсацию, и Ч. Лайель осмотрел его во время своего путешествия по Северной Америке. До 1906 г. скелет был выставлен в музее Уоррена в Бостоне — затем его купил Морган, один из крупнейших кредиторов Нью-Йоркского музея, и экспонат перевезли в Нью-Йорк. Рядом с ним экспонируется настоящий плейстоценовый североамериканский слон ростом 3,2 м — Elephas columbi, найденный в 1904 г. в Индиане; длина его клыков 3,5 м.
Естественно, мы найдем здесь и огромного (высотой 2,5 м) вымершего Titanotherium; экспонируемый скелет выкопан экспе­дицией, организованной в 1892 г. музеем в Южную Дакоту. Весьма интересны экспозиции о развитии в третичном периоде млекопитающих (лошадей, носорогов, тапиров, Titanotherium и др.). С изумлением разглядываешь большую витрину с 9 ске­летами вымерших маленьких верблюдов (Stenomylus) и плиту миоценовой породы размером 2 X 3 м из карьера Агата-Фоссил, Небраска (обнаруженную в 1877 г. капитаном Дж. Куком), буквально «нашпигованную» остатками скелетов вымершего носо­рога Diceratherium. Этот один из крупнейших в Америке того времени «палеонтологический» карьер служил поставщиком ценных находок как Нью-Йоркскому, так и многим другим музеям.
Диорама с двумя скелетами саблезубых тигров и остатками скелетов ленивцев объясняет, как эти животные погибли в асфаль­товом болоте Ла-Бреа (район современного Лос-Анджелеса). Родиной огромных (величиной со слона) ленивцев (Megatherium, рис. 36.4) является Южная Америка. Они жили — в отличие от современных ленивцев — на земле, иногда в пещерах; это показано в диораме с большой группой животных, представлен­ных различными видами. Отдельные скелеты отражают мир других древних млекопитающих Южной Америки, и прежде всего вымерших южных копытных (рис. 36.4). Длительная изо­лированность Южной Америки была нарушена только в конце третичного периода благодаря образованию центральноамерикан­ского моста суши (рис. 36.4).

Картина современной фауны Северной и Южной Америки

Картина современной фауны Северной и Южной Америки