4 года назад
Нету коментариев

Ист-Лондон не имеет ничего общего ни с Лондоном, ни даже с восточным Лондоном. Правда, его главная улица — Оксфорд-Стрит и другие английские названия напоминают о британских основателях этого города (1847 г.). Однако рядом с английскими названиями всегда стоят названия на языке африканс, и каждый второй житель города темнокожий. Мы находимся в Капской провинции Южной Африки. Ист-Лондон в противоположность своему прародителю настоящему Лондону, производит впечатле­ние приятного, светлого, хотя и несколько провинциального города. Маленькие, небольшие и несколько высоких домов самого различного стиля выстроены вдоль широких улиц.
Расположенный в конце длинной Оксфорд-Стрит музей разме­щен в утопающем в зелени новом здании из красного кирпича (рис. 37.1). Случайный посетитель, возможно, найдет его коллек­ции несколько провинциальными, хотя богатыми и весьма нагляд­ными. В экспозициях музея отражены этнография, доисториче­ский период, геология и зоология. Диорамы, как правило, старо­модны. Некоторое своеобразие вносят сотни пестрых морских животных, прежде всего многочисленные чучела рыб. Ведь мы как-никак находимся на побережье Индийского океана.

Ист-Лондонский музей

Ист-Лондонский музей

Но все эти экспонаты не интересуют спешащего геолога, кото­рый прибыл из Европы в Южную Африку с одной-единственной целью — взглянуть на уникальную и поистине всемирно известную рыбу Latimeria chalumnae Smith (рис. 37.2) — хотя не живую, но все же принадлежащую к современному виду. В музее она выставлена во всем своем великолепном чешуйчатом панцире. Всемирной известностью эта рыба пользуется, правда, только у зоологов и палеонтологов, но немногие из них знают, что пер­вый экземпляр латимерии хранится в Ист-Лондонском музее. Во всяком случае, эта находка вызвала большую сенсацию, потому что латимерия принадлежит к группе Coelacanthii, вымер­шей, как и все кистеперые, уже в меловое время, то есть 70 млн. лет назад.

Первая находка Латимерии

Первая находка Латимерии

Заголовки газет: «мир буквально потрясен» находкой латиме­рии, конечно, сильно преувеличены, как и сообщения, что «эта находка — самое волнующее событие естественной истории XX века» (хотя бы потому, что век еще не кончился). Но то, что она производит огромное впечатление на естествоиспытателя,— несомненно, верно. Поэтому Latimeria по праву является первым экспонатом, с которым посетитель встречается при входе в музей. Здесь мы видим витрины, воспроизводящие волнующую историю открытия латимерии, описанную в увлекательной книжке про­фессора Дж. Смита «Прошлое выходит из моря».
Рыба была названа Смитом латимерией в честь директора музея мисс М. Куртенай-Латимер; видовое название указывает на место находки (рыба была поймана близ устья реки Халумна, впадающей в океан южнее Ист-Лондона). Именно там 22 декабря 1938 г. траулер «Нерина» наряду со многими другими рыбами выловил на глубине 75 м и эту незнакомую серебристо-серую рыбу длиной полтора метра. Капитан траулера известил о находке музей, и мисс Куртенай-Латимер тотчас обратилась за советом к профессору химии (!) Смиту. Смит тотчас оценил уникальность находки: давно вымершая рыба, очевидно, еще живет у берегов Южной Африки!
Мы должны быть благодарны Смиту, ныне покойному, и за его старания добыть еще несколько экземпляров латимерии. Им была напечатана на португальском, английском и французском языках листовка, обещавшая рыбакам награду в 100 фунтов стерлингов за доставленную в музей рыбу. Но прошло 14 лет, и только в конце 1952 г. английский капитан Хант сообщил, что у острова Анжуан (Коморские острова между Мадагаскаром и Восточной Африкой) поймана вторая латимерия. Смит рассказывает, с какими труд­ностями удалось сохранить рыбу. Стояла страшная жара и тре­бовалось предпринять самые срочные меры для спасения находки. С тех пор у Коморских островов поймано больше десятка лати-мерий, которые обитают, очевидно, на глубине 150—800 м. Фран­цузские исследователи изучили их весьма детально. Последующие находки уже не вызвали такой сенсации, как ист-лондонский экземпляр, хотя их научная ценность очень велика. Ведь лати­мерии дают возможность палеонтологу непосредственно изучить строение и образ жизни животного (рис. 37.3), давно известного по находкам в ископаемом состоянии. Палеонтологи испытывают известное удовлетворение от того, что правильно реконструировали латимерию только на основании ископаемых остатков. Это же можно сказать и о других окаменелостях, которые также оказались еще ныне живущими, то есть «живыми ископаемыми» (например, гигантская саламандра Andrias или мамонтово дерево Metasequoia).

Плывущая Латимерия

Плывущая Латимерия

Значение латимерии состоит не только в том, что она оказалась живым ископаемым, иными словами, принадлежит к почти вымер­шей группе животных (кистеперым), о которых до 1938 г. думали, что они вообще давно вымерли. Значение латимерии состоит также в том, что кистеперые занимают важнейшее место в схеме эволюционного развития. От них берут начало частично уже обитавшие на суше амфибии, а следовательно, и остальные более высоко организованные позвоночные: рептилии, птицы и, нако­нец, млекопитающие. Crossopterygii получили свое название по кистеобразным плавникам, из которых в течение девона разви­лись конечности первых сухопутных четвероногих (рис. 37.4). И другие признаки, например строение черепа и позвоночника, указывают на близкое родство латимерии с высшими позвоноч­ными. Следовательно, Crossopterygii действительно являются исходной группой (рис. 37.5). Шутливое название этих рыб «древ­ние четвероногие» (так названа, кстати, одна из книг Смита), конечно, неверно; неверно и то, что они «вышли из моря»; но предки латимерии уже сделали к этому первый шаг.

Девонские кистеперые

Девонские кистеперые

Родословное дерево рыб

Родословное дерево рыб

Кистеперые, очень похожие на латимерию, известны уже с де­вона, то есть с древних периодов истории Земли. Латимерия, следовательно, представляет удивительно долго живущую группу животных, но одновременно и «тупик» в эволюционном развитии. Ибо не латимерия и не подгруппа Coelacanthi (к которым отно­сится латимерия) являются собственно предками высших живот­ных, а другая ветвь кистеперых — Rhipidistia, обитавших в прес­ной воде и, кроме жабр, имевших уже легочные мешки. Значит, латимерия не входит в родословную человека, вопреки мнению художника карикатуры (рис. 37.6).

Латимерия в карикатуре

Латимерия в карикатуре