4 года назад
Нету коментариев

Нойтгедахт — название поселков, нередко встречающееся в Южной Африке. Это голландское слово означает: не думали. Поселившиеся здесь буры хотели этим сказать, что они обнару­жили нечто совершенно неожиданное, то, о чем они «не думали». Обычно это, вероятно, был родник с хорошей водой или место» для водопоя.

Отполированная ледником скала

Отполированная ледником скала

С родником, видимо, связано и название теперь покинутой, полуразвалившейся фермы, которая лежит западнее Кимберли на склоне широкой, неглубоко врезанной долины реки Вааль. Трудно, конечно, предположить, что поселенцы, давая месту название «Нойтгедахт», думали о заметных повсюду ледниковых шрамах (рис. 17.1), хотя геологи уже в 1868 г. обнаружили в Южной Африке первые признаки палеозойского оледенения. Однако и с точки зрения геолога название выбрано очень удачное: «не думали», что в жаркой Южной Африке можно встретить следы древнего ледника. Но такие места обнаружены не только в Южной Африке, признаки древних ледников известны и на других мате­риках. Но из мест древних, дочетвертичных, оледенений это самое известное и наиболее часто изображаемое в учебниках. Оно также единственное в Африке и почти единственное на земле, на которое указывает особый щит. Насколько мне известно, есть еще лишь один такой щит, даже более оригинальный: в долине реки Инмен в южной Австралии я увидел маленькую чайную «Глейшер-Рок Тихоуз» (чайная «Ледниковая скала») — единственный на земле ресторан, названный по исчезнувшему несколько сотен миллионов лет назад леднику (рис. 17.2).

Чайная в южной Австралии

Чайная в южной Австралии

Гудронированная дорога, которая ведет от Кимберли на северо-запад в сторону Курумана (городок, упоминаемый Ливингстоном и поэтому известный), пересекает однообразную равнинную, поросшую колючим кустарником степь с разбросанными то тут, то там красноватыми термитниками и отдельными бесформенными глыбами серой лавы. Лава эта очень древняя — докем-брийская; геологи относят ее к серии Вентерсдорп. Через 25 км маленький щит у доро­ги указывает на геологиче­ский памятник природы: «Glacial pavement» («ледни­ковая мостовая»). От глав­ного шоссе остается всего несколько километров до жалких остатков Нойтгедахта. Вдали блестит гладь реки Вааль. Но рядом с развали­нами в жгучих лучах солнца также блестят, словно огром­ные слегка выпуклые зеркала, гладко отшлифованные обнажения лавы; присмотревшись, легко заметить тонкие прямые параллель­ные царапины, которые простираются в северо-западном направле­нии — это знаменитые ледниковые шрамы Нойтгедахта. Плоские горбы скал, вытянутые в том же направлении, что и шрамы, в точности соответствуют «курчавым скалам», с которыми мы еще познакомимся в разных районах Альп и Швеции, недавно покры­тых ледниками. Эти следы ледника так хорошо сохранились, что зоолог А. Уоллес, много поездивший и многое видевший, еще в 1880 г. считал их очень молодыми, а именно плейстоценовыми. Еще одним доказательством ледникового происхождения шра­мов являются сохранившиеся местами на изборожденных поверх­ностях остатки крепкого моренного материала (рис. 17.3). В нем вкраплены маленькие и большие, также частично покрытые цара­пинами валуны. Однако в большинстве случаев моренный мате­риал уже смыт. Эти отложения и соответствующее им оледенение относят к самому позднему палеозою — каменноугольному и пермскому периодам (пермокарбону), закончившимся 200— 300 млн. лет назад. В Южной Африке это оледенение обычно назы­вают «двайкским» (по поселку и реке Двайка на плато Большое Карру).

Морена

Морена

Для геолога Южная Африка является классической страной древних моренных отложений. В 1905 г. здесь происходило засе­дание Британской ассоциации содействия развитию науки, на которое был приглашен немецкий исследователь оледенений А. Пенк из Берлина (рис. 21.4). Никто так хорошо не знал молодые оледенения Альп, как он; через несколько лет вышла в свет написанная им вместе с Э. Брюкнером ос­новополагающая трехтомная монография «Альпы в лед­никовый период». А. Пенк принял участие в больших
экскурсиях, организованных во время заседания, и был по­ражен необычайным сходством пермокарбоновых ледниковых отложений с совсем молодыми ледниковыми наносами Альп. В сентябре 1906 г. он доложил об этом в Штутгарте на заседании Общества немецких естествоиспытателей и врачей и предложил называть эти древние сцементированные ледниковые отложения тиллитами (по шотландскому обозначению валунной глины, то есть молодых моренных образований — «тилл»). С того времени название «тиллиты» повсеместно употребляется в том смысле, какой в него вложил А. Пенк.
Исследование пермокарбонового оледенения в Южной Африке (и на других материках южного полушария) в дальнейшем успешно продолжалось. Были составлены точные карты распространения ледников и направления их движения. В последнее время в Юго-Западной Африке обнаружены также древние ледниковые трого-вые (U-образные) долины. Все эти ледниковые образования являются основным аргументом в гипотезе дрейфа континентов. Об этом давно говорил уже сам создатель гипотезы, до настоя­щего времени вызывающей горячие споры, А. Вегенер (родился в 1880 г. в Берлине, пал смертью исследователя в 1930 г. во льдах Гренландии) (рис. 17.4). Часто упоминаемая в литературе Гондвана — сверхконтинент, состоявший из Южной Америки, Южной Африки, Индостана, Австралии и Антарктиды — характери­зовалась, между прочим, этими пермокарбоновыми оледенениями (рис. 17.5). Южный полюс того времени находился, очевидно, в середине Гондваны, и ее льды представляли собой гигантский полярный ледниковый щит (слово «Гондвана» ввел австрийский геолог Э. Зюсс в 1883 г., правда, по соображениям, ничего общего не имеющим с оледенением; оно означает «страна гондов», гонды — индийское племя). Позднее материк Гондвана распался на совре­менные континенты южного полушария — по представлениям А. Вегенера, вследствие того что они постепенно перемещались («дрейфовали») в разные стороны. Учитывая столь явные доказательства существования в Южной Африке (и на других континен­тах южного полушария) материковых ледников, не удивительно, что одним из самых страстных защитников идей Вегенера стал крупный южноафриканский геолог А. Дю Тойт (рис. 17.6).

Вегенер А.

Вегенер А.

Таким образом, под жарким солнцем Африки в Нойтгедахте мы сталкиваемся с множеством в буквальном смысле слова потря­сающих весь мир проблем, ключом к решению которых является, как справедливо заметил Дю Тойт, этот материк. К сожалению, окружение Нойтгедахта, этого великолепного памятника природы, настраивает на грустный лад: разрушенная ферма, кучи отбросов, несколько безобразных заборов из проволоки, призванных ограж­дать единственные в своем роде площадки с ледниковой штрихов­кой, современные «наскальные рисунки» туристов. Остается только надеяться, что богатая страна с такими чудесными заповед­ными территориями, как парк Крюгера, уделит немного больше внимания этим выразительным свидетелям далекого прошлого.

Сверхконтинент Гондвана

Сверхконтинент Гондвана

 

Южноафриканский геолог А. Дю Тойт

Южноафриканский геолог А. Дю Тойт