4 года назад
Нету коментариев

Ландшафт Новой Зеландии не представляется европейцу осо­бенно чуждым: холмистые, местами напоминающие парки, зеленые луга с пасущимися овцами и коровами. В садах в октябре дивно цветут камелии. Кое-где встречаются одиночные пальмы (правда, большей частью не местного происхождения). Первичная расти­тельность нередко вытеснена завезенными растениями. Исключе ние составляют живописные высотой до 10 м действительно энде­мичные древовидные папоротники, иногда образующие вместе с другими деревьями настоящие леса, чему способствует влажный умеренно теплый климат.
Роторуа — центр новозеландского туризма — приветливый ухоженный городок, живописно раскинувшийся на берегу озера, заполнившего кальдеру диаметром 16 км. Во многом он похож на курортные города Кёнигсвинтер, Торкуай, Виши или Сочи. Весьма своеобразен лишь окружающий его вулканический пейзаж. Уже в самом Окленде, «городе вулканов», и в его окрестностях вы заметите небольшие шлаковые конусы с хорошо сохранившими­ся кратерами. Все эти конусы сравнительно молодые. Самому молодому (и самому большому) вулкану Рангитото, лежащему на другой стороне порта, менее 800 лет. Все они потухли или по крайней мере делают вид, что потухли. Иначе обстоит дело в центральной части острова Северный. Недалеко от Роторуа в 1886 г. произошло сильное взрывное извержение вулкана Тара-вера; в описании Йеллоустонского парка уже говорилось о том, что именно тогда были разрушены прекрасные травертиновые террасы и прекратилась деятельность гигантского гейзера Ваймангу. Пятикилометровая вулканическая трещина в 1886 г. рассекла вершину покрытого пеплами вулкана Таравера (1100 м). С тех пор настоящих вулканических извержений здесь не было — иногда только происходили случайные внезапные выбросы горя­чего, находящегося под большим давлением пара. Недалеко от вул­кана Таравера на месте такого выброса образовалось озеро Ротомахана.
Несколько дальше, южнее крупнейшего в Новой Зеландии озе­ра Таупо в национальном парке Тонгариро расположились в ряд три периодически действующих вулкана: Тонгариро, Нгаурухоэ и Руапеху. Из всех трех изливается андезитовая лава. Вулкан Нгаурухоэ — самый молодой и самый активный (60 извержений за последние 100 лет); он особенно красив и по форме напоминает японский вулкан Фудзияму (или, как заявляют самоуверенные новозеландцы, Фудзияма немного похож на Нгаурухоэ). Самый высокий из трех — вулкан Руапеху (2797м)— приобрел печаль­ную известность: в декабре 1953 г. вода из озера в его кратере внезапно прорвалась, и возникший при этом грязевой поток разрушил железнодорожный мост на участке Веллингтон — Окленд за 10 минут до прохождения скорого пассажирского поез­да. В катастрофе погибло 150 человек.
В глубоких дорожных выемках здесь можно наблюдать всю последовательность извержений: один туфовый слой залегает на другом, встречаются и прослои белой пемзы. Очень часто они содер­жат включения черного древесного угля — свидетельство того, что пеплы погребли под собой многочисленные деревья. Климат тогда был, очевидно, такой же влажный и благоприятствовал развитию лесной растительности. С помощью радиоуглеродного метода установлен возраст древесного угля и тем самым — туфо­вых слоев. Вулканологи всегда могут сказать, сколько тысяч лет тому или иному слою. Последние извержения пемзы на озере Таупо произошли 1800 лет назад. Продукты этого извержения на длительное время запрудили реку, вытекавшую из озера, и уровень воды в нем поднялся на 30 м. Позже первоначальный сток восстановился.
Следует сказать несколько слов о развитых здесь и поначалу казавшихся столь загадочными светлых риолитовых породах. В 1935 г. проф. П. Маршалл доказал, что они произошли из рас­каленных туч, в которых мелкие частички огненной лавы спеклись одна с другой. Для этих новозеландских пород, распространенных на обширной территории от залива Пленти до озера Таупо, Мар­шалл предложил название игнимбриты (спекшиеся туфы). Ныне спекшимися туфами считают многие «лавовые» породы в разных районах земного шара.
Распространение в этой части Новой Зеландии горячих источ­ников и выходов пара указывает на то, что вулканическая деятель­ность прекратилась не окончательно. Роторуа является не только приманкой для туристов, но и курортом. Подземное тепло (тер­мальные воды) используется также для обогрева большинства отелей и жилых домов. Речь идет преимущественно о грунтовых водах, нагревающихся снизу за счет вулканического тепла. Достаточная водопроницаемость вулканических пород и большое количество атмосферных осадков объясняют богатые запасы грун­товых вод. Правда, большинство горячих источников расположено в низинах вблизи озер или рек.
Около Роторуа находится древнее поселение маори Уокареварева — третье (после исландского Большого Гейзера и гейзе­ров Йеллоустонского парка) известнейшее местонахождение источ­ников горячих вод в мире. Между зелеными кустарниками и де­ревьями нередко встречаются небольшие «ванны» с горячей водой, где с удовольствием плещутся ребятишки местных жителей — маори (рис. 30.1), а также грязевые источники и сольфатары, обрамленные ярко-желтыми отложениями серы. Большое впечатле­ние произвел на меня гейзер Похуту, который более часа непре­рывно выбрасывал кипящую воду на высоту 20—30 м (конца извер­жения я так и не дождался). Уокареварева в этом отношении напоминает некоторые йеллоустонские гейзеры.

Естественная ванна с горячей водой

Естественная ванна с горячей водой

Пожалуй, еще большее впечатление, чем Уокареварева, произ­водит Уайракей, находящийся в 80 км к югу от Роторуа, почти у самого озера Таупо, хотя в пейзаже полностью господствует современная техника. Конечно, естественные выходы пара есть и здесь, так же как отель с бассейном, но предупредительные надписи на улицах «steam ahead» («Остерегайтесь, пар!») относятся не к природным выходам пара, а исключительно к мощным закры­вающим видимость облакам белого пара, которые выбрасывает ультрасовременная техническая установка (рис. 30.3). Мы нахо димся в геотермальной области площадью 18 км2, природное тепло которой приводит в действие паровые турбины и электрические станции. Подсчитано, что природный тепловой поток составляет здесь 100 тыс. ккал/с.

Гейзер в действии

Гейзер в действии

Горячий пар отбирается скважинами, то есть так же, как в Исландии и Тоскане. Первая неглубокая скважина была пробу­рена у Уайракея в 1950 г. Ныне глубина скважин достигает уже 200—1400 м. Всего пробурено более ста скважин. Самая высокая из замеренных температур — 266°.

Добыча пара

Добыча пара

Скважины встречают на глубине смесь горячей воды с паром под большим давлением (по весу в отношении 3:1), но исполь­зуется только пар. Над каждой из скважин находится сооружение из труб и котлов для разделения горячей воды и пара. Горячая вода, как и пар, находится под большим давлением; когда давле­ние (при выпуске) резко падает, вода превращается в пар. Хотя специальные установки «silencer» насколько возможно глушат страшный шум, пар выбивается с громким шипением. Итак, каж­дая продуктивная скважина — мощная шипящая струя пара, а поскольку скважины расположены близко одна к другой, возни­кает действительно внушительная картина клубящихся облаков пара, и становится понятной необходимость в предупредительных щитах: «Остерегайтесь, пар!» Следует заметить, что в Тоскане добывается только пар (а не горячая вода), то есть условия там более благоприятные, ибо непроницаемые породы препятствуют проникновению на глубину атмосферных осадков. В Уайракее пар под давлением поступает по трубопроводу длиной 3,5 км в паровые турбины. Самые современные турбины установлены на реке Уайкато — длиннейшей из рек Новой Зеландии, которая недалеко от Уайракея образует красивый 10-метровый водопад Хука (он низвергается с уступа из пемзы, пропитанной горячими парами и кремнекислотой и поэтому очень крепкой).
В 1958 г. турбины, работающие на природном паре, дали пер­вый электрический ток. В 1964 г. его было произведено уже 150 млн. ватт. Уайракей — одно из немногих мест на земном шаре, где предпринимаются систематические попытки поставить на служ­бу человеку эти до сих пор совершенно не использовавшиеся источники энергии.

comments powered by HyperComments