4 года назад
Нету коментариев

Именно по Большому Гейзеру получили свое название все остальные гейзеры мира (после того как его детально исследо­вал и описал известный немецкий химик Р. Бунзен, в то время профессор Марбургского университета, посетивший Исландию в 1846 г.; рис. 28.1).

Р. Бунзен

Р. Бунзен

Старые документы рассказывают нам о трудностях путешествия по Исландии много лет назад. Бунзен писал 3 ноября 1846 г. своему шведскому коллеге Берцелиусу об этой стране, где «часто даже железная воля бывает сломлена разбушевавшимися силами природы».
А ныне? Комфортабельный рейкьявикский автобус через несколько часов доставит вас к цели. По пути вы осмотрите Хверагерди с его многочисленными горячими источниками и совре­менными теплицами (рис. 28.2) и небольшой, заполненный водой кратер взрыва Керид. Вдали виднеются голубой силуэт Геклы и ледники Лаунгиёкудль. Затем, на довольно однообразной в об­щем равнине появляются небольшие облака белого пара (рис. 28.3) — мы подъезжаем к гейзеру и окружающим его другим многочисленным горячим источникам и фумаролам. На площади менее 0,5 км2 находятся более 40 таких выходов горячей воды (всего в Исландии свыше 600 горячих источников!).

Бананы в парнике, обогреваемом горячим источником

Бананы в парнике, обогреваемом горячим источником

Небольшая гора Лаугарфьёдль возвышается недалеко от них над равниной на 60—70 м. Она сложена липаритами, тогда как виднеющиеся вдали высокие вершины состоят из базальтовых лав, туфов и палагонита. В районах развития фумарол отнюдь не легко найти настоящие «коренные» породы, потому что под действием горячих паров они зачастую полностью превратились в глину всевозможных оттен­ков — красную, желтую, зеле­новатую, серую. Еще Р. Бунзен справедливо заметил: «Если геолог станет проводить иссле­дования в этом районе через тысячи лет, когда последние следы ныне действующих фумарол исчезнут и глинистые обра­зования под действием кремнекислоты превратятся в мер­гелистые породы, он может по­думать, что имеет дело с осад­ками морского происхождения».

Вид с запада на однообразный ландшафт Долины гейзеров

Вид с запада на однообразный ландшафт Долины гейзеров

Мы пройдем мимо также широко известного горячего источника Строккур («маслобойка») к Большому Гейзеру. Это огромный круглый бассейн поперечником 14 м, почти доверху заполненный испаряющейся водой красивого голубого цвета; бассейн находится в углублении на совершенно плоском конусе, возвышающемся над равниной всего на несколько метров. Продолжением бассейна на глубине служит вертикальная шахта, которую сейчас, конечно, не видно. С течением времени гейзер сам построил себе кону­совидный холм из светлой опа­ловой породы — гейзерита, об­разовавшегося в результате выпадения кремнезема из воды. Сразу бросается в глаза, на­сколько тонкослоиста, почти листовата эта порода. Малень­кий ручей прорвал в одном ме­сте вал конуса, что позволяет рассмотреть его слоистое строение. Нередко встречаются включе­ния остатков окаменелых растений (стебли травы, листья бере­зы); в 30 см от поверхности обнажается 25-сантиметровый слой желтоватого вулканического пепла, выброшенного при одном из извержений Геклы.
С. Тораринссону мы обязаны детальными и интересными иссле­дованиями геохронологии этих слоев. Согласно его данным, желтый пепел из Геклы имеет возраст 2500 лет. Возраст всего конуса, очевидно, 10 тыс. лет. Но вначале гейзер был, видимо, обычным нефонтанирующим горячим источником. Его извержения начались, насколько это известно из исторических документов, только в 1294 г. во время большого землетрясения.

Котловина гейзера с центральной шахтой

Котловина гейзера с центральной шахтой

Присоединимся теперь к людям, стоящим или сидящим в ожи­дании у края бассейна гейзера. Почва под ногами приятно теплая, а ветер, дующий с равнины, довольно свежий. Может быть, здесь сидел и Бунзен, производя измерения этого загадочного бассейна с помощью лота и термометра (рис. 28.4). Он установил, что глуби­на центральной шахты 22 м и что незадолго до извержения в шахте наблюдаются такие изменения температуры с глубиной:

Sh_5
Стало быть, с глубиной температура значительно повышается, и Бунзен дал следующее объяснение механизма гейзера: вода внизу нагревается вулканическим теплом. При этом точка кипения на глубине превышает 100° из-за давления вышележащего столба воды (давление повышает температуру кипения!). Поднимающиеся газовые пузырьки «подбрасывают» воду, понижая давление, что приводит к внезапному закипанию ее и извержению. Этот процесс легко воспроизвести экспериментально. И все же в теории Бунзена есть слабые места, поэтому были предложены и другие объяснения механизма гейзера, в частности, исландцем Т. Торкельссоном и норвежцем Т. Бартом. Большую роль, видимо, играют подзем­ные полости и каналы, примыкающие к центральной шахте (см. разрез бассейна гейзера в Йеллоустонском национальном парке, рис. 29.2!).
Гейзер — достопримечательность для иностранцев, но Боль­шой Гейзер — очень «ненадежный парень». Эта черта роднит его с большинством других (немногочисленных) гейзеров. Он фонта­нирует иногда до высоты 60 м, но очень неохотно, в зависимости от настроения, иногда часто, иногда долгое время вообще бездей­ствует. Во времена Бунзена извержения происходили через 1 — 30 часов, в 1860 г.— через 80—100, в 1872 г. — через 6, в 1896— 1897 г.— через 1—12 часов, а в 1898—1907 г. — один раз за несколько недель. В 1915 г. его деятельность совершенно прекра­тилась; из состояния покоя гейзер был выведен только землетря­сением 1935 г. Сейчас он почти мертв. Поэтому уже давно пред­принимаются попытки искусственно вызывать извержения гейзе­ров, например, бросая в них куски дерна или камни. Об этом подробно сообщается в старинных путеводителях. Затем было обнаружено, что для этих целей годится мыло. И сейчас каждое воскресенье это испытанное средство удачно (или неудачно) при­меняется на том или ином гейзере. Задавая вопрос физикам, на чем, собственно, основано действие мыла, получаешь самые про­тиворечивые ответы. Возможно, играет роль поверхностное натя­жение воды. Так или иначе, но прежде всего повышается наше собственное напряжение.
Однако с Большим Гейзером ничего не происходит. Равнодуш­но испаряется голубая вода, все спокойно, постепенно растет только раздражение людей. И один за другим они покидают это непослушное знаменитое место; последним уходит расстроенный геолог.
Нам тоже не остается ничего другого, как разглядывать дивные исландские почтовые марки (рис. 28.5) или читать описание, сде­ланное в 1846 г. С. Вальтерсхаузеном: «Из глубины доносится сильный грохот; вода в бассейне прибывает, поднимаются высокие волны, вода бурлит; в середине вздуваются огромные пузыри пара, и через несколько мгновений бьет вверх струя воды, пре­вращаясь в воздухе в ослепительно белую тонкую пыль. Не успел фонтан достичь высоты 80—100 футов, мелкие жемчужинки воды еще не ринулись вниз, как за первой струей взметаются вторая и третья, пытаясь подняться выше первой. Большие и маленькие струи воды бьют во всех направлениях, одни в стороны, по дуге, другие — вертикально вверх со свистящим шипением, как ракеты фейерверка. Чудовищные облака пара обволакивают все кругом. Вот еще один толчок, глухой удар из глубины, вслед за которым взлетает высокий столб воды, иногда с мелкими обломками породы. Несколько минут столб стоит, а затем внезапно обрывается, как обрывается с наступлением утра фантастический сон. Плотная пелена пара еще не развеяна ветром, кипящая вода еще стекает по склонам конуса, но недавно полный воды бассейн уже сухой, лишь серые шарики туфа на дне сверкают, покрытые капельками подземной влаги. Вода же в подводящем канале, в двух метрах ниже его края, спокойна, как в обычном колодце».

Исландская почтовая марка

Исландская почтовая марка

Альпийский геолог Г. Винклер заканчивает свое описание извержения Большого Гейзера в 1858 г. следующими словами: «Каждому хотелось бы захватить на память кусочек этой удиви­тельной породы; мой надежный помощник геологический молоток помог мне отбить образец гейзерита (рис. 28.6), чтобы увезти этот редкий сувенир домой, в далекие Альпы».

Осушившаяся котловина Большого Гейзера

Осушившаяся котловина Большого Гейзера