4 года назад
Нету коментариев

Д. Ливингстон был, вероятно, первым белым, увидевшим водопады на реке Замбези, во всяком случае, он был первым, написавшим о них. Памятник Ливингстону напоминает об этом Название водопадам в честь королевы Виктории также дано им. Аборигенам эти водопады, конечно, были давно известны. Они очень метко называют их моси-оа туниа («дым, который гремит»). Грохот низвергающейся воды — характерная особенность многих водопадов, и не только водопадов Виктория. Но белые клубы водяной пыли водопадов Виктория выделяются более резко и видны с большего расстояния (до 35 км!), чем у других. Дело в том, что пенящийся водный поток, вырвавшись из узкого ущелья, растекается по широкой — длиной 1670 м — «водопадообразующей» бровке и с высоты около 100 м обрушивается в долину. Именно поэтому на всей земле, вероятно, нет другого водопада, где бы наблюдались столь совершенные феерические картины радуги. Известную роль играет на этой низкой географической широте (17° южнее экватора) также солнечное излучение, в пол­день значительно более интенсивное, чем, скажем, на широте исландского водопада Гудльфосс, название которого, в переводе означающее «Золотой водопад», также связано с радугой, как и «Рейнбоу» — наименование одного из водопадов Виктория. На реке Замбези иногда можно наблюдать вторичные цветные дуги и даже редкое явление лунных радуг.
Водопады Виктория уже давно стали центром международного туризма. Из столицы Южной Родезии — города Солсбери сюда можно добраться на самолете, поездом или на автомобиле (680 км). Железная дорога построена в 1904 г. К несчастью, она пересекает второе ущелье реки Замбези по мосту высотой 100 м недалеко от водопадов. Это стальное сооружение и клубы грязно-бурого дыма, выбрасываемые трубами паровозов, отнюдь не украшают девственной белизны водопадов. Между прочим, дым свидетель­ствует о низком качестве южноафриканского пермского угля (крупные угольные шахты расположены не очень далеко от водо­падов, в окрестностях города Уанки). В туристском центре Вик­тория-Фолс избалованный путешественник найдет все нужные и не­нужные удобства, начиная от кемпинга и кончая первоклассным отелем и даже игорным домом; к счастью, он может полюбоваться и нетронутыми ландшафтами, изобилующими дикими животными (рис. 9.1; 9.2).

Местоположение водопадов Виктория и климадиаграмма

Местоположение водопадов Виктория и климадиаграмма

Обзорная карта водопадов Виктория

Обзорная карта водопадов Виктория

В марте — апреле на Замбези половодье — она несет 5500 м3 воды в секунду. Ущелье в это время так заполнено облаками брызг, что не видно ничего, кроме воды. Тогда-то действительно оправда­на характеристика водопадов как самого широкого и пышного водного занавеса на земле (рис. 9.3). При низком стоянии воды отчетливо выступают отдельные водопады, имеющие собственные наименования. С запада на восток; это Девилс-Катаракт («Водопад дьявола»), Мэйн («Главный»), Рейнбоу («Радуга») и Ист («Восточ­ный»). В особенно засушливые годы водопад Ист иногда пересыхал полностью. Ниже водопадов разность уровней полной и малой воды достигает 15 м. Средняя высота водопадов около 90 м, максимальная (Рейнбоу) —105 м.

Водопады Виктория в половодье

Водопады Виктория в половодье

У водопадов на реке Замбези и водопадов Игуасу в Южной Америке много общего. И те, и другие — самые большие и самые красивые на своем континенте и, вероятно, представляют его самую яркую ландшафтную достопримечательность. У тех и дру­гих водопадообразующая бровка, да и вся стена сложены креп­кими, пологозалегающими базальтовыми покровами одного и того же мезозойского возраста; в обоих случаях путь магме вверх открылся в результате раскалывания древнего континента Гондваны, то есть отделения Африки от Южной Америки. Это раскалывание и послужило причиной гигантских излияний лавы. И в том, и в другом случае узкие зоны трещиноватости и разло­мов способствовали проявлению глубинной эрозии и, следова­тельно, образованию глубоких ущелий, вызвавших переломы в продольном профиле рек. Стало быть, водопады Виктория и Игуасу можно отнести к одной систематической группе: это субсеквентные (то есть созданные эрозионной деятельностью реки) водопады, связанные с зонами трещиноватости. Первопри­чиной же крутого падения рек является тектоническое поднятие как плато Парана (водопады Игуасу), так и южноафриканского плато.
В частностях между водопадами существуют, однако, неко­торые различия. Наиболее резким является форма ущелья ниже водопада. В этом отношении водопады Виктория совершенно своеобразны, хотя некоторые родственные черты в уменьшенном масштабе встречаются и в других местах (пример — водопад Хафраргильсфосс на севере Исландии). Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на карту. Еще лучше посмотреть на водо­пады Виктория с самолета. Вообще существует очень мало дру­гих водопадов, где лишь с высоты птичьего полета можно быстро составить себе правильное представление. Поэтому никогда не следует упускать возможности совершить здесь хорошо орга­низованный и не слишком дорогой осмотр с самолета.
Особенность состоит в том, что воды Замбези по всей ширине реки обрушиваются в узкое ущелье, словно исчезая в нем, что с удивлением отметил уже Ливингстон, который (при низкой воде) пробрался к самой кромке водопада и взглянул вниз: «Вода, казалось, уходила в глубь земли, так как другой склон ущелья, в которое она низвергалась, находился всего в 80 футах от меня». Мощный поток шириной 1800 м действительно сжимается здесь ущельем до нескольких десятков метров. Не менее своеобразна и форма каньона ниже водопада: почти равнинную местность зигзагообразно прорезают несколько ущелий глубиной около 100 м. При взгляде издали трудно даже предположить, что река может здесь внезапно исчезнуть в 100-метровой пропасти, если бы белые облака водяной пыли, постоянно поднимающиеся из саванны, не указывали на существование большого водопада. Обычно бли­жайшие ущелья обозначают номерами с 1 по 5 (первое — ущелье водопадов Виктория) (рис. 9.4—9.5).

Ущелья 1, 2, 3. Вид на запад

Ущелья 1, 2, 3. Вид на запад

Почти вертикальные склоны ущелья позволяют рассмотреть детали строения базальтовой плиты. Мощность ее, видимо, около 300 м, то есть большая часть плиты залегает ниже дна долины. Отчетливо видно, что здесь вскрыты несколько базальтовых покровов, располагающихся один на другом. Обычно это темная, на выветренных участках серо-бурая порода плотного строения, но сильно трещиноватая; верхние же и нижние пласты ноздре­ватые, полости заполнены различными минералами (игольча­тые цеолиты, агат, кварц и др.). Такая структура соответствует шлаковой зоне на нижней и верхней сторонах современных лаво­вых потоков. Поскольку порода в этих пластах выветривается легче, на склонах ущелья образуются узкие покатые уступы, поросшие деревьями. Три или четыре ряда деревьев на высоких скалах — бортах ущелья — указывают, что здесь выходят 3— 4 лавовых покрова. Мощность их местами достигает 30 м.
Еще несколько слов о зигзагообразной форме долины реки. Она обусловлена тем, что базальтовая плита рассечена трещинами преимущественно в двух направлениях — широтном и северо­-восточном, а также тем, что в определенных зонах произошло скучивание вертикальных трещин, частично связанных со сбро­сами. Во втором и пятом ущельях такие сбросы можно предпо­лагать, во втором их амплитуда достигает 50 м. Врезание реки в узкие зоны трещиноватости происходило сравнительно легко. Соединение ущелий, расположенных под углом одно к другому, не всегда происходило у их крайних концов, то есть там, где они ближе всего подходят друг к другу, а иногда даже посереди­не; наиболее характерный пример — Бойлинг-Пот («кипящий котел»), короткий соединительный каньон между первым и вто­рым ущельями.

Ущелья 1 - 4. Вид на север

Ущелья 1 — 4. Вид на север

Для расшифровки истории реки важна западная часть стены водопада, так как здесь (у Девилс-Катаракта) река врезалась в его кромку глубже, чем на других участках; кроме того, она начинает врезать новое ущелье, разделяющее маленький остров посередине водопада. Легко себе представить, что в ущелье будет поступать все больше воды с современной бровки водопада; иными словами: через некоторое время (на это, вероятно, потре­буются тысячелетия), возможно, именно это ущелье заберет себе все водопады Замбези, и нынешнее «первое ущелье» также лишится водопадов, как лишились их ущелья ниже по течению. Такое рассуждение позволяет отгадать загадку: некогда (может быть, несколько десятков тысяч лет назад) водопады находились ниже по течению, в пятом ущелье, ущелий 1—4 (и некоторых других, теперь уже не занятых водами Замбези) тогда еще не существо­вало. Потом река начала постепенно вырабатывать четвертое ущелье, в котором возникли водопады, затем третье, пока не обра­зовался современный «дым, который гремит».
Непрерывная регрессивная эрозия — обычное явление, наблю­даемое у очень многих водопадов, как мы уже видели на примере Ниагарского водопада. Но скачкообразная пятящаяся эрозия, какую мы установили у реки Замбези, совершенно необычна. Возможна она только в породах, зонально пораженных глубокой трещиноватостью. Можно предположить, что Замбези совершила по меньшей мере восемь таких «скачков назад».
Еще ниже по течению, напротив, Замбези течет по базальто­вому плато (а дальше — по породам другого состава) как обычная река. Резкое изменение характера реки хорошо видно сверху, если лететь от водопадов Виктория к Карибе. Ниже гигантской плотины водохранилища Кариба долина Замбези также глубока врезана, как, например, Рейн в Сланцевые горы.
Широкая пра-Замбези некогда текла и ниже современных водопадов на северо-восток по базальтовому плато абсолютной высотой около 900 м, частично покрытому рыхлыми красноцветными песками Калахари. Ее плоская обширная долина еще выде­ляется в рельефе. Ущелья Замбези ныне врезаны в ее дно. О суще­ствовании пра-Замбези свидетельствуют также отдельные разроз­ненные выходы речных галечников, в которых, приблизительна в 20 км ниже водопадов, найдены окатанные каменные орудия; возраст их, по всей вероятности, не древнее среднего плейстоцена. Врезание реки произошло позже, то есть в течение последних 100—200 тыс. лет, а история водопадов, с которой мы только что познакомились, представляет последний, еще не закончившийся этап всей истории формирования реки.
Если ниже водопадов Замбези рвется к морю сквозь узкие ущелья, то выше водопадов река образует поток шириною около 2 км. Правда, вблизи каньона в русле еще видны многочисленные бурные пороги и перекаты, но несколько выше Замбези плавна несет свои воды мимо берегов, покрытых пышной растительностью, омывая множество низких островов с крупными деревьями. В береговой зоне особенно выделяются пальмы: высокая Hyphaene ventricosa с большими веерообразными листьями, низкая фини­ковая пальма Phoenix reclimata. Между ними заметны многие другие стройные деревья, которые вдали от берега стоят все более редко и, наконец, уступают место саванне, в которой, помимо преобладающих акаций, встречаются и некоторые другие виды древесной растительности. Пожалуй, наиболее резко выде­ляется листопадный баобаб Adansonia digitata с необычайно тол­стым, бесформенным стволом, покрытым светлой корой. Гигант­ский баобаб «Биг Три», растущий всего в нескольких километрах от гостиницы, служит местом паломничества туристов. В поло­водье по реке плывут тысячи и тысячи мелких растеньиц водянога папоротника Salvinia, вынесенных из болот в бассейне реки Кобе, притока Замбези.
Особенно сочная и пышная растительность завоевала клин между первым и вторым ущельями, то есть место, которое нахо­дится непосредственно напротив водопадов; непрерывный поток водяных брызг и капель превращается в половодье в сплошную завесу дождя, жадно впитываемого растениями. Пройти через этот «дождевой лес» можно только в непромокаемой одежде и соответствующей обуви. Здесь, как отмечает Кейльгак, образуется даже небольшой слой торфа.
Специально организованная для туристов небольшая поездка на лодках к маленькому острову Кандехар позволяет полюбо­ваться и крупными представителями животного мира Африки — слонами и бегемотами, а на самом острове, густо поросшем при­чудливыми огромными деревьями,— также обезьянами, которые настолько привыкли к людям, что безбоязненно берут из рук корм. Но даже недалеко от гостиницы случается увидеть в стороне от дороги пасущиеся стада водяных козлов и своеобразных боро­давочников из семейства свиней. Прикрепленные то тут, то там таблички с надписью «Beware of crocodiles» заставляют с опаской оглядываться вокруг, но и оставляют приятное чувство, что циви­лизация здесь еще не смогла покорить природу.