6 лет назад
Нету коментариев

Совсем иначе выглядели палеогеография и тектонический режим платформ.

Характерную черту этих областей составляет значительно меньшее развитие на них морских условий. Существует ряд эпох—конец альгонка, конец силура и начало девона, верхняя пермь и нижний триас, неоген, когда все платформы, как единое целое, стояли выше уровня моря и представляли собой обширные сухопутные площади, тогда как в геосинклиналях и в это время островное море покрывало крупные территории. В эпохи преобладания отрицательного эпейрогенеза и трансгрессий (нижне- и среднекембрийская, ордовикская, готландская, средне- и верхне­девонская, средне- и верхнекарбоновая и др.) огромные морские бассейны развивались на ряде платформ. Однако и в эти времена они никогда не затоплялись целиком. Общая сумма потопляемой площади платформ в пределах современных континентов сейчас не поддается точному учету, но даже при максимальных трансгрессия:: она едва ли когда-либо превосходила 1/2—1/3 всей их территории. Таким образом, платформенные участки в постальгонке — это действительно прежде весго aires continentales, континентальные площади,— как их впервые назвал Э. Ог.

Рельеф платформ в периоды господства на них континентального режима нам. неизвестен, но по аналогии с современной их геоморфологией можно думать, что он отличался обычно мягкостью, равнинностью, плоскостностью. Такой вывод подтверждается изучением характера морских водоемов, когда они возникали на платформах. Судя по широкому распространению мелководных карбонатных фаций (известняков, доломитов), преобладанию среди обломочных пород глинистых и глинисто-песчаных осадков, отсутствию сколько-нибудь значительных конгломератовых накоплений, наплатформенные (или — эпиконтинентальны е) моря представляли собой мелководные, плоские водоемы с мягкими очертаниями дна, лишенные сколько-нибудь развитой сети островов. Такой характер наплатформенных морей отчетливо выявляется в силуре Северной Америки и Русской платформы, в кембрии Сибирской. Ближайшими аналогами этих бассейнов являются современная Багамская банка, Северное (Немецкое) море, Баренцево, Карское моря, Гудзонов залив. В пространственной локализации наплатформенных морских фаций отсутствует то ярко выраженное линейное расположение, которое так характерно для бассейнов геосинклинальных: фации лежат крупными, иногда почти изометричными, иногда более или менее вытянутыми, неправильных очертаний, пятнами с постепенными переходами по всем направлениям. Острова и неровности рельефа, там, где они были, имели вид не полузатопленных узких и длинных складок, а широких, пологих, с мягкими очертаниями вздутий и прогибов, в ориентации которых часто не было определенной направленности. Надводный рельеф островов, а также окружавшей моря суши почти всегда был незначительным по высоте и амплитудам колебаний его отрицательных и положительных элементов, а часто и совершенно пенепленизированным. Современная Среднерусская равнина, Западносибирская низменность, побережье Мексиканского залива, вероятно, могут служить примерами этого древнего наплатформенного рельефа на площадях, примыкающих к эпиконтинентальным морям, по крайней мере, для каледонского времени. Бросающуюся в глаза особенность платформ, сравнительно с геосинклиналями, составляют резко уменьшенные мощности их осадков: платформенные отложения в общем в 3—10 раз уступают геосинклинальным. Это обстоятельство указывает на гораздо меньшую интенсивность колебательных движений на платформах сравнительно с геосинклиналями, причем ослабление касается не только отрицательно, но и положительно направленных движений, т. е. всей амплитуды эпейрогенеза. Сравнительно с геосинклинальными зонами, платформы представляют собой области гораздо более инертные, колебания которых вверх — вниз несравненно более медленны и имеют меньший размах. Только благодаря плоскостности платформенного рельефа эта сокращенная амплитуда колебаний давала столь обширные по площади трансгрессивные волны, какие мы видели в кембрии и силуре. В геосинклиналях, напротив, даже при гораздо большей амплитуде вертикальных движений горизонтальный прирост (или убыль) моря были гораздо менее заметны из-за резко расчлененного рельефа островов и крутизны склонов межостровных депрессий. Получается странная на первый взгляд, но в действительности вполне естественная картина: плоские мало подвижные платформы характеризуются обширными и быстро протекающими трансгрессиями и регрессиями; гораздо более расчлененные геоморфологически и подвижные геосинклинали показывают вне эпох складчатости относительно слабо выраженные регрессии и трансгрессии и относительно устойчивый морской режим.

Вулканические излияния в истории платформ обычно редки. В каледонском этапе они проявились лишь на севере Австралии в начале кембрия. Некоторые платформы — Русская, Североамериканская — за время с конца альгонка доныне вообще испытали вулканические процессы в исчезающе малых размерах. Другие — Сибирская, Южноамериканская, Африканская, Индийская — пережили в герцинское и альпийское время по одной, максимум по две эпохи, когда основная магма поднималась большими массами по разломам и частью внедрялась в виде интрузивных залежей в плащ слоистых пород над докембрийским фундаментом, частью же изливалась на поверхность. Не будучи чужд платформам вообще, вулканизм в их истории все же не представляет собой явления, органически связанного со всеми периодами жизни платформ, что типично для вулканизма геосинклинального. Наоборот, это — признак каких-то редких, не важных критических моментов платформенной истории. Характерно также, что в отличие от геосинклиналей, излияния магмы на платформах происходят не в подводных, а в континентальных условиях. Поэтому типичнейшие для геосинклиналей кремнисто-яшмовые эффузивно-осадочные формации с сопровождающим их комплексом хемогенных отложений отсутствуют среди платформенных осадков.

Из изложенного видно, что режим платформ действительно существенно отличается от режима геосинклинального и что превращение пластических подвижных геосинклинальных участков в мало подвижные жесткие платформенные является качественным изменением свойств данного участка земной коры.

И все же, подчеркивая различия геосинклинальных и платформенных зон в эпохи эпейрогенеза, нужно помнить, что степень выраженности типичных геосинклинальных черт в разные моменты истории Земли и на разных участках земной коры могла быть различной. Количество и раз­меры островов, их высота, соответственно глубина и размеры межостровных котловин, амплитуда и типы колебательных движений, напряженность вулканизма — все это варьировало от одного момента времени к другому и от одного района к другому. Как увидим ниже, в отдельные века на ограниченных площадях геосинклиналей сумма отклонений от нормы складывалась так, что получался режим, заметно отличавшийся от типичного геосинклинального и приближавшийся к платформенному. Эта конвергенция признаков отнюдь не означает, что геосинклинали в отдельные моменты эпейрогенеза переставали быть геосинклиналями, как это иногда думают, а показывает только, что амплитуды колебаний палеогеографических условий в геосинклиналях и на платформах были широки и временами перекрывали одни другие.