6 лет назад
Нету коментариев

Принципиальное отличие континентальных площадей от морских состоит в том, что осадконакопление происходит не на всей их территории, а сосредоточивается лишь на ограниченных участках, представляющих собой депрессии, впадины. Все положительные элементы рельефа здесь являются областями размыва, денудации, и в ископаемом состоянии от них сохраняются не те или иные осадочные комплексы, формации, а поверхности размыва.

Таким образом, наличие континентальных площадей в геологическом прошлом устанавливается не только фациальным анализом осадков, но и изучением поверхностей размыва, в том, конечно, случае, когда можно доказать наземное, а не подводное происхождение размыва. Поэтому мы должны будем вкратце остановиться на вопросе о том, как констатируется наличие размывов в толще осадочных пород и что они дают для палеогеографических реконструкций палеоконтинентов.

Наиболее бесспорным и ярким проявлением размыва внутри геологической колонки является залегание вышележащих пластов на отчетливо волнистой поверхности, срезающей на различную глубину отложения нижележащего горизонта или горизонтов. Обычно такое залегание сопровождается резким различием пород, разделенных поверхностью контакта, и наличием в покрывающих отложениях гальки (или щебенки) из пород подошвы.

При наличии всех указанных признаков существование поверхности размыва совершенно достоверно. Нередко, однако, срезание подошвы контактной поверхностью и резкий контакт подстилающих и перекрывающих пород не сопровождаются наличием гальки в основании кроющих различных свит. В этом случае мы еще можем с уверенностью говорить о поверхности размыва, ибо в противном случае срезание различных горизонтов подстилающих пород было бы совершенно необъяснимо. Но, если и галька и срезание подошвы контактной поверхностью отсутствуют и остаются лишь резкая смена петрографического типа пород у контакта, то достоверность размыва исчезает, ибо резкая смена осадка может иметь место и без всякого вмешательства размыва при совершенно непрерывной седиментации. Так, например, если на некоторой площади моря идет отложение известковых осадков, то занос сюда большой массы обломочного материала приведет к прекращению садки карбонатных илов и к замещению их песчаными или глинистыми илами. При достаточной быстроте изменения условий осадконакопления контакт двух последовательно сменяющих друг друга осадков будет резким. Это обстоятельство, к сожалению, не всегда достаточно учитывается, что приводит нередко к произвольному выделению размывов и перерывов седиментации, причем последние основываются исключительно на резкой смене пород в вертикальном разрезе свит.

Наличие размыва самого по себе, однако, еще не дает права говорить о существовании в момент размывания «а данном участке земной коры континентальных условий, ибо помимо размыва континентального установлены случаи размыва подводного, обязанного своим генезисом деятельности морских течений. Наша задача заключается в том, чтобы не только найти объективные признаки для распознавания наличия размывов вообще, но и указать надежные критерии для отнесения размывов к категории континентальных, позволяющих использовать их для реконструкции древних континентов.

Признаков, указывающих на наличие в эпоху размыва континентальных условий, несколько. Самый надежный из них заключается в обнаружении непосредственно над поверхностью контакта озерно-болотных, речных, делювиальных или моренных отложений. В этом случае совершено очевидно, что режим, господствовавший в эпоху размывания, был континентальный, причем сам континент был вначале относительно высоким, что и вызвало эрозию, при понижении же его эрозионные ложбины заполнились озерно-болотными и другими осадками. Так толкуется разрез нижнекаменноугольных отложений Подмосковного района, в котором на поверхности размыва лежит угленосная толща. Несколько иначе трактуется случай, когда покрывающими породами являются чисто морские образования, в подошве же (под поверхностью размыва) залегает кора выветривания или другие типы континентальных образований, как, например, в девоне Воронежского массива, в палеогене Азовско-Подольского массива и т. д. В этом случае сам размыв мог быть как чисто континентальным, эрозионным, так и морским, причем установить долю участия того и другого фактора часто не представляется возможным. Достоверно, однако, что до размыва и покрытия контактной поверхности морскими водами (а отчасти и в процессе самой трансгрессии) данный участок земной коры представляет собой континентальную площадь с теми или другими ее особенностями.

Значительно сложнее обстоит дело с интерпретацией случаев, когда породы и выше и ниже поверхности размыва чисто морские, как, например, в верхнем мелу Поволжья, в юре Горьковского края и т. д. В этих случаях вполне допустимы две гипотезы: либо сам размыв был подвод­ным и обязан своим происхождением действию морских течений, либо размывание первоначально шло в континентальных условиях, но всякие следы континентальных осадков были впоследствии совершенно уничтожены абразией наступающего моря. В некоторых случаях так и не удается найти удовлетворительного решения этой дилеммы. Иногда решение получить все же возможно путем привлечения ряда косвенных признаков. Существенны с этой точки зрения два момента. Во-первых, выяснение разницы в возрасте пород подошвы и кровли. Если это различие очень крупное и перерыв в осадконакоплении измеряется несколькими ярусами или отделами можно с уверенностью утверждать, что размыв подошвы связан с длительным континентальным перерывом. Наоборот, при хронологической близости пород подошвы и кровли более вероятен размыв подводный. Во-вторых, очень важно прослеживание размыва по площади. Если при этом обнаруживается, что размыв имеет вид ограниченной по размерам полосы, лежащей целиком внутри зоны непрерывных морских толщ, то это с большой долей вероятия будет указывать на размыв подводный, ибо будет хорошо отвечать характеру морских течений. При больших размерах территории размыва и окаймлении ее лишь с одной стороны площадями непрерывного существования морских условий вероятнее размыв, связанный с континентальными условиями и временным обсыханием морского дна.

Таким образом, использование размывов как средства реконструкции былого существования континентальных площадей представляет довольно сложную задачу, требующую внимательного анализа ряда явлений вблизи контактной поверхности, а также прослеживания регионального распространения самих поверхностей размыва.

Дают ли что-нибудь размывы для познания физико-географических особенностей континентов прошлого? Очень многое! Представим себе, что удалось бы снять с поверхности континентального размыва все покрывающие его породы. Тогда перед нами вырисовался бы словно отпрепарированный во всех деталях рельеф ископаемого континента с его возвышенностями и понижениями с речными долинами и озерными котловинами, и мы увидели бы одну из многочисленных живых картин палеогеографии прошлого. Почти такого характера препарировка рельефа ископаемого континента действительно осуществляется на тех, пока немногих, участках земной коры, где существует достаточно большая сеть буровых скважин и горных выработок, как например, в Подмосковном каменноугольном бассейне, на территории Москвы или на площади Ишимбаевского нефтяного месторождения в Приуралье. В результате кропотливой обработки сотен и тысяч скважин, исследователям удалось воспроизвести в Подмосковье рельеф предугленосного нижнекаменноугольного времени (рис. 35) и предъюрский рельеф, в Башкирском Приуралье — предкунгурский рельеф. Работа в этом направлении не только чрезвычайно привлекательна, но и важна, ибо знание палеорельефа помогает понимать и истолковывать особенности и закономерности осадкообразования в эпохи, непосредственно следующие за выработкой палеорельефа.

Реконструкции палеорельефа

Реконструкции палеорельефа

Для правильной палеогеографической оценки всех вообще карт палеорельефа важно помнить, что, как правило, рельеф этот доходит до нас в более или менее смягченном виде, ибо абразия трансгрессирующего на сушу моря, срезая наиболее высокие выступы, нивелирует неровности рельефа. Чем большей была высота палеоконтинента над уровнем моря, тем резче проявлялась абразия, тем резче была нивелировка. При очень низком континенте море быстро накрывает его плащом своих осадков, и абразия бывает наименьшей; рельеф такого континента сохраняется (в наибольшей степени.