6 лет назад
Нету коментариев

Характерно, что несмотря на огромное количество гранитных интрузий в докембрийских породах в них сохранилось относительно очень мало рудных накоплений Fe, Pt, Cu, Pb, Zn, Ag, Sb, As, Hg. Колоссальные площади магматических интрузивных пород оказываются практически безрудными. Это обстоятельство тем более бросается в глаза, что более молодые каледонские и герцинские и даже альпийские интрузии при несравненно меньших площадях поверхностных выходов оказываются во много раз более богатыми рудными месторождениями, а самый «набор» руд у них несравненно более разнообразен по качественному составу.

Чтобы правильно разобраться в этой странной, на первый взгляд, ситуации, необходимо припомнить два важных факта общей металлогении интрузивных пород: 1) распределение рудных элементов вокруг гранитных батолитов; 2) влияние, какое оказывает на доступный нам состав оруденения глубина эрозионного среза батолита.

Распределение рудных элементов около батолита очень красочно нарисовано акад. А. Е. Ферсманом: «Представим себе,— пишет он,— где-либо очаг расплавленной в глубинах гранитной породы: сначала в ней идет отвердение вещества из огненно-жидкого состояния, потом остаются только перегретые пары и летучие газы, а далее, по мере охлаждения массива, образуются горячие водные растворы — источники. Как ореолом окружен гранитный очаг этим горячим дыханием; по трещинам и разломам вокруг вырываются газы и пары, далее текут горячие подземные реки, которые, постепенно охлаждаясь и оставляя на стенах, растворенные части, переходят в простые холодные источники». Около самой остывающей гранитной породы идут жилы с полевыми шпатами и тяжелыми атомами радиоактивных руд, редкими металлами—Ti, Zr, далее скопляются соединения Sn и W, а с ними драгоценные камни — берилл, топаз, а еще далее тянутся горячие жилы кварца с Аи; потом начинается отложение Сu, Zn, Pb, Ag, а в самой дали от раскаленных очагов садятся соединения Sb, As и Hg. Часть наиболее высокотемпературных пегматитовых и пневматолитовых, а также и гидротермальных жил сосредоточивается в самих гранитных телах, в тех трещинах периферических зон гранитных массивов, которые возникают в процессе охлаждения и сокращения магмы. В размещении около интрузии рудных жил замечается характерная закономерность: они максимально скопляются в верхних, так называемых апикальных, частях массивов и уменьшаются в краевых, особенно глубоких, горизонтах. Помимо жильных тел, вокруг интрузивных массивов возникают более или менее крупные контактово-метаморфизованные зоны, особенно мощные в случае контакта гранитов с карбонатными породами; в них концентрируются преимущественно Fe (в виде магнетита и гематита), А1 (корунд), частью медь и полиметаллы.

Такова идеальная схема расположения рудных элементов вокруг гранитного батолита; в натуре она, естественно, не всегда полностью выдерживается, но все же дает возможность прекрасно разобраться в интересующей нас сейчас проблеме.

Посмотрим теперь, как изменяется конкретная картина рудного поля вокруг массива при постепенной эрозии его (рис. 45).

Размещение рудных тел вокруг интрузий и изменение картины оруденения с увеличением глубины эрозионного среза

Размещение рудных тел вокруг интрузий и изменение картины оруденения с увеличением глубины эрозионного среза

Если эрозия лишь едва затронет горную страну, то ни сам батолит, ни отходящие от него ветвями рудные жилы еще не будут вскрыты. Участок покажется нам безрудным, хотя в действительности в глубине могут лежать очень крупные богатства. При последующей работе эрозия обнажит более глубокие горизонты, и жильные ветви батолита выйдут на поверхность. При этом, естественно, нам будут доступны лишь металлы верхних частей жил: Hg, Sb, As, Ag, Pb, Zn; металлы более глубоких частей не будут вскрыты совсем, либо будут вскрыты единично. Сложный и разнообразный состав вскрытых рудных тел объясняется тем, что жилы одинакового состава (т. е. с одной и той же последовательностью металлов по вертикали внутри жилы) могут находиться на разной глубине. Поэтому при одной и той же глубине эрозионного среза разные жилы будут вскрыты на разных уровнях, обнажая разные металлы, и общий список последних окажется большим и разнообразным. Тем не менее основной тон рудной картине дадут все же металлы верхних концов жил — Hg, Sb; по их преобладанию такие участки часто называются ртутно-сурьмяными зонами или полями. При дальнейшем углублении рудный комплекс, оставаясь очень сложным и разнообразным, будет характеризоваться уменьшением количества Hg, Sb и возрастанием Pb, Zn, Ag, Си и отчасти W. Рудные комплексы подобного типа, в особенности если перечисленные элементы встречаются в жилах совместно, называются полиметаллическими. Если эрозия пойдет еще глубже, то верхние части жил будут уже удалены; вскроются их корни. Как показывает диаграмма Эммонса, на горизонтах четвертом и пятом общий состав оруденения резко обеднится. В сколько-нибудь заметных количествах сохранится лишь золото, Sn и W; находки остальных металлов будут иметь характер скорее минералогический, а не промышленный. Наконец, при очень глубоком эрозионном срезе рудная оболочка интрузий будет удалена совсем, и тогда, несмотря на огромные площади интрузий, оруденения не будет; граниты окажутся безрудными.

Из изложенного видно, что в вопросе о составе рудных полей и общей рудоносности гранитных массивов огромную роль играют не только их первичные черты, но и ход эрозионного срезания горной страны. Эрозия, объективно играющая, как будто, только вредную роль, уничтожая рудные запасы, в действительности является благодетельным фактором, так как делает доступными нам (хотя бы и путем известных «издержек производства») такие богатства, о которых в противном случае мы и не подозревали бы.

Сказанное вместе с тем дает достаточное объяснение тому факту, что несмотря на колоссальное развитие среди полей докембрийских пород гранитных массивов оруденение докембрия в общем более чем скромное. Причина заключается, несомненно, в очень глубоком эрозионном срезе докембрийских структур и заключенных в них гранитных тел. Как уже указывалось выше, докембрийские складчатые сооружения срезаны «под корень»; от них остались лишь глубоко метаморфизованные «корни складок», самый их глубокий фундамент. Естественно, что рудная оболочка гранитных интрузивов уже удалена и граниты оказываются безрудными или в лучшем случае несущими лишь высокотемпературные пегматитовые жилы со слюдой или кварцевые жилы с Аи и Sn. Безрудность докембрийских гранитов, таким образом, является не их первичным свойством, а следствием их позднейшей истории. Эта одно из проявлений той «неполноты геологической летописи», с которой мы неоднократно встречаемся в истории Земли.