6 лет назад
Нету коментариев

араллельно с процессом постепенного превращения пластических геосинклинальных участков в платформенные, в докембрии протекал и другой, быть может, еще более общий и основной процесс, служивший, так сказать, базисом тектонической эволюции. Происходило увеличение общего объема стратисферы как целого, т. е. возрастание совокупности осадочных формаций, слагающих литосферу вообще. Этот процесс наглядно иллюстрируется любым разрезом докембрия, в котором мы неизменно наблюдаем увеличение с ходом истории числа осадочных формаций, лежащих одна над другой. Источник роста стратисферы был двоякий. В первые моменты, когда гидросфера еще только легла на твердую оболочку, т. е. на первичную кору охлаждения, источником образования осадочных пород была главным образом эта первичная кора охлаждения; ее выветривание дало основную массу обломочного и растворенного вещества, вошедшего в состав первых осадочных формаций. Само зарождение и формирование стратисферы представляло, в сущности, не что иное, как приспособление первичной коры охлаждения к термодинамическим условиям ее существования в поверхностных горизонтах Земли, когда здесь оформились гидросфера и атмосфера. Параллельно с такой переработкой первичной коры охлаждения все время функционировал и второй источник осадконакопления: эффузивные процессы. Из глубин сиаль и может быть из сима в процессе извержений все время поступали на поверхность Земли новые свежие порции вещества в виде лав, пеплов, брекчий и т. д. и, накопляясь здесь, частью непосредственно входили в состав стратисферы в виде эффузивных и осадочно-эффузивных формаций, частью же подвергались выветриванию и переотлагались как чисто осадочные толщи.

Пока плащ осадочных пород был очень тонок и первичная кора охлаждения еще на больших площадях выходила на поверхность Земли, роль эффузивного процесса в приросте стратисферы была, вероятно, второстепенна. Но по мере того, как покров осадочных формаций утолщался и первичная кора под ним погребалась все глубже, источником реального прироста вещества стратисферы все больше становился эффузивный процесс. К концу докембрия, несомненно, он был уже единственным фактором, обеспечивавшим действительное увеличение массы стратисферы как целого. Одновременно с ним, конечно, происходили перемыв и переотложение прежде возникших осадочных и осадочно-эффузивных толщ, но эти процессы только перераспределяли вещество внутри стратисферы, меняли состав и расположение отдельных составляющих ее осадочных формаций, но ничего не добавляли нового к ее общей массе.

Если это так, то мы вправе думать, что темп образования стратисферы в первые моменты ее истории, когда она возникала за счет коры охлаждения и за счет эффузий, был значительно более быстрым, чем в конце, когда единственным источником ее прироста стал эффузивный процесс. Это тем более вероятно, что с ростом платформ число очагов вулканизма и площади его развития сокращались, ибо на платформенных участках, как мы увидим в дальнейшем, эффузивная деятельность несравненно слабее геосинклинальной. Таким образом, не только замедлялся рост стратисферы, но сам процесс этот из всеобщего, охватывавшего всю Землю, все больше локализовался лишь в некоторых ее областях — в геосинклинальных зонах.

В конце докембрия геосинклинальные зоны предстают перед нами в новом свете, как участки, способствовавшие своим вулканизмом реальному росту стратисферы в истории Земли.