7 лет назад
Нету коментариев

Отложения кембрийского возраста занимают на Русской платформе относительно небольшое пространство на южной части Балтийского щита (Швеция, Прибалтика — до Ленинграда и несколько восточнее) и в прилежащих к ней с юга районах. Строение их показано на рис. 47.

Схема строения кембрийских отложений Балтийского щита

Схема строения кембрийских отложений Балтийского щита

Полный разрез кембрия имеется лишь на западе в южной Швеции и на о. Готланде, где уцелели осадки всех трех его отделов. Кембрийские отложения располагаются здесь на резко размытой поверхности докембрия и начинаются песчаником — сперва кварцевым, затем кварцево-глауконитовым (30—50 м). В нижней части этого песчаника встречаются отпечатки растений (Eophyton), медуз и раковинки брахиопод, а в верхней — панцири Holmia, указывающие на нижнекембрийский возраст песчаника. Над песчаником лежит значительная (до 75 м) толща верных, богатых органическим веществом и пиритом глин с обильной фауной трилобитов. Среди последних внизу глинистой толщи встречаются Paradoxides, вверху — Olenus, указывающие что включающие их породы принадлежат к среднему и верхнему кембрию. Количество и сохранность трилобитовой фауны здесь таковы, что позволили шведским геологам разбить всю толщу глин на 12 горизонтов, каждый из которых характеризуется своими видами трилобитов. Вверху глинистая толща согласно и без перерыва сменяется осадками нижнего силура.

Восточнее, в области Прибалтики, разрез выглядит иначе. Нижнекембрийские отложения начинаются значительным (до 75 м мощностью) горизонтом песчаников и конгломератов без органических остатков. За ними следует так называемая синяя глина, весьма пластичная, несмотря да свою древность, порода, почти лишенная органических остатков, но кое-где все же содержащая Olenellus. Верхний пласт слагается эофитоновым песчаником, сходным со скандинавским, также с отпечатками медуз.

Вышележащие отделы кембрия в Прибалтике отсутствуют и Спи перекрывается непосредственно осадками нижнего силура, лежащими на размытой поверхности георгийских пород. Но в гальках нижнесилурийского конгломерата сохранились Paradoxides и Olenus, и мы должны думать, что в прошлом в Прибалтике отлагались осадки также среднего и верхнего кембрия, но были уничтожены эрозией еще в предсилурийское время.

Соотношения скандинавского и прибалтийского разрезов показаны на рис. 47. Палеогеографический смысл этого профиля прост.

Так как осадки кембрия лежат на резко размытой поверхности архея, то, очевидно, кембрийская история платформы открывается трансгрессией моря вдоль северо-западной границы ее. Судя по широкому развитию здесь георгийских осадков, трансгрессия в основном совершилась уже в нижнекембрийскую эпоху, причем море, заняв область Швеции и Прибалтики, оказалось здесь затем весьма устойчивым и сохранилось до конца кембрийского периода. В нижнекембрийское время это был, по-видимому, весьма мелководный бассейн (пески и лишь частью глины), в средне- и верхнекембрийскую эпоху — несомненно более глубоководный (глины, обогащенные органическим веществом). В самом конце кембрия в размерах бассейна произошли изменения. В то время как западная его половина продолжала спокойно существовать (здесь осадки кембрия постепенно переходят в осадки силура), на востоке в Прибалтике имели место, по-видимому, значительные по площади поднятия, вызвавшие отступление моря и резкий размыв только что отложенных осадков (уничтожение толщи среднего и верхнего кембрия).

Районом, откуда пришла в Прибалтику нижнекембрийская трансгрессия, могла быть только, непосредственно располагающаяся к западу Грампианская геосинклиналь и область Центральной Европы, где морской режим существовал еще и в конце протерозоя и в течение всего кембрия.

Существенно иначе выглядела центральная часть платформы. Ее отличительная особенность заключается в том, что никаких осадков кембрия здесь до сих пор не известно. Больше того, имеются указания, что этих осадков здесь, по-видимому, и не отлагалось. Всюду в этой полосе девонские отложения налегают непосредственно на докембрий. Такие соотношения наблюдаются на участке между Онежским озером и устьем Северной Двины. То же в бассейне Дона, где выходит девон; то же и в Донбассе. Буровые скважины, проведенные в Москве, у Сызрани и у Туймазов (120 км к западу от Уфы), под девоном встретили архейские породы. Здесь не имеется ни ничтожных островков морского кембро-силура, ни малейших остатков переотложенной кембро-силурийской фауны в основании девонских отложений, словом, ни одного из тех явлений, которые обычно наблюдаются при размыве более древних пород до отложения пород более новых. Отсюда вытекает, что центральная часть Русской платформы в кембро-силуре, вероятно, и не покрывалась морем, а представляла собой участок, возвышавшийся над уровнем воды в виде огромного острова или континента. Вдоль восточной окраины платформы на палеогеографической карте показана узкая полоса моря. Никаких выходов кембрия здесь не известно. Но если учесть, что в ближайшем соседстве к востоку (западный склон Урала) в период кембрия располагалось море, можно признать это допущение весьма вероятным.