6 лет назад
Нету коментариев

Силурийские отложения на Русской платформе развиты почти в тех же местах, что и кембрийские: в южной Швеции, в Прибалтике, на Тимане и в Приднестровье, а также, возможно, по южному и восточному краю платформы. Центральные участки платформы по-прежнему стояли выше уровня моря.

Состав силурийских отложений в Прибалтике и в южной Швеции существенно различен (рис. 54).

Строение силурийских отложений Балтийского щита

Строение силурийских отложений Балтийского щита

На западе, в области, пограничной с Грампианской геосинклиналью, в нижнесилурийское время отлагается толща граптолитовых сланцев до 400 м мощностью, среди которых имеются многочисленные тонкие прослои известняков с трилобитами. В северной части Емтланда, в восточ­ной Швеции и в Прибалтике обломочные породы — глауконитовые пески — сохраняются лишь в самом низу разреза, на контакте с размытой поверхностью кембрия, основная же масса разреза слагается известняками небольшой мощности. По происхождению известняки эти органогенные, обычно переполнены раковинами брахиопод (Orthis, Orthisina), трилобитов (Asdphus, Illaenus, Megalapsis и др.), цистоидей, наутилоидей, иногда остатками водорослей и представляют, несомненно, мелководную фацию. К нижней части известняка здесь приурочен горизонт чрезвычайно своеобразной породы, так называемого кукерсита — горючего сланца, органическое вещество которого в главной своей массе образовано колониями сине-зеленых водорослей рода Cloeocdpsomorpha. Отметим, что внутри разреза нижнего силура имеется несколько поверхностей размыва, отделяющих одни слои от других. Этот факт указывает, на неоднократные колебания моря, которые захватывали, впрочем, преимущественно восточную часть бассейна и затухали по направлению на запад.

Верхний силур налегает на нижний почти повсюду со следами перерыва, то более, то менее ясного. В нижней части разреза повторяются те же типы фаций, что и в ордовикское время: на западе глинистые граптолитовые сланцы большой мощности (до 600 м) на востоке известняковые илы малой мощности (до 100 ж) с брахиоподами, кораллами и т. д. Разница лишь в том, что глинистая фация продвигается теперь значительно далее на восток, вплоть до о. Готланда. Осадки конца верхнего силура имеют совершенно другой характер. Вместо сплошных толщ известняков отлагаются преимущественно красные глины, мергели, пески, доломиты. Вместо нормально морской богатой брахиоподовой, коралловой и прочей фауны в них встречается главным образом фауна панцирных рыб и гигантских ракообразных.

Смысл силурийского разреза северо-запада платформы вскрывается легко. С самого же начала ордовика море, покинувшее Прибалтику в конце кембрия, вновь возвращается и затем долго, почти до конца силура, удерживается на этой площади, испытывая время от времени некоторые колебания (изменения границ), что выражается в появлении поверхностей размыва внутри однообразных карбонатных толщ силура. Фаунистические особенности нижнесилурийских пород Прибалтики не оставляют никаких сомнений в том, что ордовикский бассейн был заполнен водой совершенно нормальной солености и, по-видимому, довольно теплой. Восточная часть бассейна, где отлагались органогенные породы, была, несомненно, мелководна (раковинные известняки, водоросли), западная же, где накоплялись граптолитовые сланцы, вероятно, несколько более глубоководная. Очень характерно, что принос главнейшей части обломочного материала в этот бассейн шел с запада из области островного моря Грампианской геосинклинали: вот почему здесь отлагались глины, достигающие большой мощности. С востока, с платформы, терригенного материала почти не поступало. Теплые воды поверхностной части моря, были, по-видимому, богаты всякого рода планктоном микроскопическим (водоросли) и макроскопическим, что и приводило к некоторому обогащению органическим веществом глубоководных осадков моря — глин; в мелководной части органическое вещество поедалось донной фауной и окислялось кислородом, заносимым волнением воды. В некоторые моменты цветение планктона становилось особенно обильным; в таких случаях на дне возникали скопления органического вещества, давшие горючие сланцы — кукерситы.

Тот же характер был присущ и верхнесилурийскому морю. Прибалтики и Швеции, за исключением самого конца его, когда карбонатные илы сменились красноцветными глинами, мергелями, песками. В это время нормальное море было замещено серией лагун, вероятно несколько осолоненных, со специфической фауной. Такого рода изменения указывают, что к концу силурийского периода северо-западный край платформы испытал поднятие. Интересно, что появление красноцветных пород в разрезе раньше происходит на востоке и позже на западе. Следовательно, поднятия платформы (как и в нижнем силуре и в кембрии) начались раньше на востоке.

В Приднестровье осадки силура налегают непосредственно на докембрий. Начинаются они песками, за которыми следуют глинистые сланцы с крупными конкрециями фосфоритов и известняки с кораллово-брахиоподовой фауной, в значительной мере сходной с фауной Прибалтики. Заканчивается разрез и здесь серией лагунных осадков, переходящих в девон.

На Тимане, на его самой северной оконечности (полуостров Канин), к нижнему силуру условно относят известняки с ископаемым Gymnosolen (водоросль).

Истории центральных частей платформы мы, в сущности, не знаем, но кое о чем все же можем догадываться. Едва ли случайно осадки силура Прибалтики выражены сплошь известняковыми фациями, а не глинистыми, как в кембрии. По-видимому, континент центральной части платформы был более низким, пенепленизированным сравнительно с сушей кембрия, почему и снос с него обломочного материала в море был совершенно ничтожен. Возможно, что именно в силуре здесь формировалась та кора выветривания на гранитах докембрия, которую находят под девонскими отложениями.