6 лет назад
Нету коментариев

Идейными творцами современной геохронологической шкалы были, как указывалось, В. Смит в Англии, Ж. Кювье и А. Броньяр во Франции.

В. Смит родился 23 марта 1769 г. в Оксфордшире и был сыном фермера. Получив в начальной школе скудную элементарную подготовку, Смит самоучкой настолько изучил математику, что уже в 18 лет был помощником землемера. Впоследствии он работал в качестве ин­женера по проведению канала в Соммерсете, а также состоял землемером и инженером гражданских сооружений. Область, где Смит родился, изобилует остатками мезозойских ископаемых, и, будучи еще мальчиком, он имел много случаев для их сбора и наблюдения. В качестве же помощника землемера он объездил графства Оксфорд, Гемпшир, окрестности Салисбери и Бата. В 1791 г. ему удалось установить удивительное сходство в петрографии и составе ископаемых остатков красного мергеля и лейаса, выходящих у Бата, с соответствующими слоями у Глочестершира; тогда же он отметил, что в обоих случаях эти слои лежат несогласно на размытой поверхности отложений, которые впоследствии были отнесены к каменноугольной системе. В последующие 25 лет Смит пополнил свои наблюдения, объездив почти все районы Англии (без Шотландии), и пришел к замечательному результату. По всей Англии, от южного до восточного побережья, протягивается одна и та же серия пластов с одинаковым составом и одинаковыми стратиграфическими соотношениями, причем каждый пласт легко может быть узнан по свойственным ему окаменелостям. Хотя некоторые формы и повторяются в нескольких пластах без изменений, однако все же определенному слою (или пачке слоев) свойственен свой круг ископаемых остатков.

Результаты полевых наблюдений Смита, к сожалению, не были им своевременно опубликованы, хотя все же, благодаря неоднократным беседам с любителями геологии и вообще натуралистами, они стали широко известны. Особенный интерес имеет его встреча с двумя такими любителями: Ричардсоном и Тоундсендом. При знакомстве со Смитом оба эти дилетанта обнаружили, что Смит гораздо быстрее и правильнее, чем они сами, разбирается в их собрании окаменелостей, равно как и прекрасно ориентируется в общем стратиграфическом разрезе изученной ими территории. Смит продиктовал им краткий обзор (в виде таблицы) всех пластов Англии, начиная от каменноугольной формации до мела, сопровождая описание пластов указанием руководящих для них ископаемых. Так возникла первая (рукописная) стратиграфическая работа, основанная на палеонтологическом методе. Написанный Ричардсоном и подписанный Смитом экземпляр ее и ныне хранится в архиве Лондонского геологического общества, членом которого Смит стал с момента его возникновения. При дальнейшей работе Смит не только уточнял и совершенствовал свою палеонтологическую стратиграфию, но и перешел к построению первых геологических карт, основанных на вполне современном принципе: он изображал одним цветом породы несходного петрографического состава, но одинакового геологического возраста. Им составлен ряд планшетов для 15 графств, изданных в период с 1794 по 1821 г. Кроме того, им опубликована еще в 1815 г. мелкомасштабная сводная карта Англии, состоящая из 15 листов, в масштабе 1 дюйм = 5 милям; ее размеры 8 футов 9 дюймов X 6 футов 2 дюйма. В промежутке между 1816 и 1819 гг. Смит начал публикацию оставшегося незаконченным краткого описания геологических напластований Англии вместе с цветными изображениями характерных для каждого из них окаменелостей. Наконец, в 1817 г. он издал идеальный стратиграфический профиль через всю Англию от Сноудена до Лондона. Эти работы являются базисам, на котором в Англии развилась вся дальнейшая стратиграфии Великобритании, усвоившая не только метод Смита, но принявшая и ряд его подразделений и стратиграфических наименований (например, лейасовые слои, портландские слои, коралловые слои, лондонская глина я т. д.). Смит умер в 1839 г.

Одновременно со Смитом во Франции работали (в аналогичном направлении Ж. Кювье (1769—1832) и А. Броньяр (1770—1847). Личность первого общеизвестна, что же касается Броньяра, то это был горный инженер, профессор минералогии в Музее естественной истории в Париже. Изучая породы и фауну так называемой Парижской котловины (крупного мульдообразного участка коры, приблизительно в центре которого расположен Париж), названные авторы пришли к заключению, что здесь могут быть выделены следующие 9 формаций:

Формации

Формации

Характерной чертой этой работы является то, что в ней сопоставление разрезов ведется по палеонтологическому принципу. Из мела авторы перечисляют 50 видов ископаемых. Для пластической глины, наоборот, отмечается их отсутствие. Для формации песков и грубого известняка подчеркивается то интересное и важное обстоятельство, что ни один меловой вид не повторяется в их фауне, хотя сама по себе фауна песков и грубого известняка обильна. Характерно вместе с тем, что внутри формаций отдельные горизонты или комплексы пластов неоднородны по фауне, и это обстоятельство позволяет авторам проводить более детальное сопоставление разрезов. Это исследование с полной убедительностью обнаружило, сколь большое значение имеет фауна для стратиграфического расчленения и сопоставления осадочных пород. Как и работы Смита, исследования Кювье и Броньяра сопровождаются геологическими профилями и геологической картой. Изданная в 1811 г. и переиздававшаяся затем несколько раз позже, эта работа демонстрировала новый, палеонтологический метод стратиграфического исследования едва ли не с большим блеском, чем работы Смита.

Впечатление от исследований Смита и Кювье было огромное. У них тотчас же появились последователи и ученики, которые с необычайным жаром стали применять палеонтологический метод в самых различных частях Европы. Результаты оказались исключительными: в короткий срок основные черты стратиграфии осадочных пород земной коры были установлены, и основные контуры относительной геохронологии были найдены.

Чтобы убедиться в этом, достаточно просмотреть помещенную ниже весьма поучительную таблицу (стр. 23).

Система и место ее выделения

Система и место ее выделения

Изучая данные этой таблицы, легко видеть, что основы современной геохронологической схемы были заложены в течение каких-нибудь 18—20 лет, а подавляющее большинство систем было выделено буквально на протяжении десятилетия, с 1832 по 1841 г.

При этом дело не обошлось, конечно, без ошибок и споров между исследователями. Так, геологи Конибир и Филлипс, впервые выделившие каменноугольную систему, рассматривали ее как комплекс слоев, лежащих не выше девона, как это есть в действительности, а ниже его. И только в 1839 г. Мурчисон и Седжвик доказали, что каменноугольный комплекс должен быть помещен выше девонского древнего красного песчаника (Old Red Sandstone). Обнаружив промежуточное положение этого древнего красного песчаника между каменноугольным и силурийским комплексами, Мурчисон и Седжвик выделили его в особую «девонскую» систему (от графства Девоншир, где она была выделена). Очень горячие и многолетние споры велись между Мурчисоном и Седжвиком относительно объема и действительных соотношений кембрийской и силурийской систем. В 1835 г. Мурчисон выделил в Уэльсе (юго-западная Англия) комплекс слоев, который он назвал «силурийской формацией» в честь племени силуров, обитателей Уэльса в эпоху римского владычества. В следующем, 1836 г. Седжвик, работая также в юго-западной Англии, выделил еще новый комплекс, для которого он предложил название кембрийской системы — от Cambria, древнего названия Уэльса. Однако оба исследователя не были согласны между собою в разграничении осадков этих систем. В то время как Мурчисон отрицал самостоятельность кембрийской системы и рассматривал ее осадки как местное видоизменение (фацию) нижнесилурийских отложений, Седжвик отстаивал самостоятельность выделенного им комплекса, причем к верхнему кембрию относил значительную часть нижнесилурийской свиты Мурчисона. Спор окончательно был разрешен лишь Ляйелем, предложение которого — считать самостоятельными обе системы — было принято затем Международным конгрессом в 1888 г.; тогда же был установлен объем их, отвечающий современному.

Много споров вызвал и объем пермской системы, установленной Мурчисоном на севере территории России при путешествии в 1841 г., ибо французский геолог Марку утверждал, что верхняя часть пород пермской системы должна принадлежать в действительности триасу.

Одновременно с выделением систем была сделана попытка группировки их в более крупные единицы, называемые теперь группами. Впервые это было сделано в 1837 г. Седжвиком, который объединил в «палеозойскую» группу кембрийскую и силурийскую системы. Он специально оговорил при этом, что выше палеозойской группы лежит Old Red Sandstone, т. е. девон, так что в первоначальном понимании палеозой обнимал лишь первые две системы современного палеозоя. Двумя годами позже (1840г.) Филлипс предложил ввести в состав палеозойской группы и девон и высказал догадку, что сюда же следует причислить и карбон. В 1841 г. тот же автор уже решительно включил в палеозой карбон, а затем и пермь и, таким образом, объем палеозойской группы получил современный вид.

Тот же Филлипс предложил в 1840 г. в проблематичной форме, а в 1841 г. уже решительно, подразделить остальные системы на две группы: мезозойскую, включающую триас, юру, мел, и ценозойскую (или кайнозойскую), включающую третичную систему и «дилювий».

Таким образом, в начале сороковых годов XIX в. основы стратиграфической систематики были в главных чертах заложены в форме, близкой к современной, и с современной терминологией.

Вот почему мы по справедливости можем назвать тридцатые годы прошлого века «героической эпохой» в истории геологии вообще и исторической геологии в особенности.