12 месяцев назад
Нету коментариев

Делосская симмахия в силу объективных факторов превра­щалась в Афинскую державу (архе). Постепенно руководство делами Делосской симмахии переходило к Афинам, из первого союзника превращавшимся в гегемона, диктовавшего свою волю союзу. По словам Фукидида, афиняне в своих распоряжениях и приказах уже не думали, как прежде, о том, нравится это союз­никам или нет, и не считали себя в походе равными с остальны­ми. В случае же отказа союзников выполнять директивы Афин, афиняне без труда заставляли членов союза повинозаться (Фукидид, I, 99).

О превращении Делосской симмахии в Афинскую архе сви­детельствовало перенесение союзной казны с острова Делоса в Афины (454 г.) и передача наиболее важных дел союзников на разбор и решение афинской гелиее. Большинство союзников не участвовало в поставке оснащенных кораблей с экипажами. Этим занимались Афины. Союзники же должны были лишь уплачивать определенные взносы — форос, — на которые афиня­не строили все новые и новые корабли.

Первоначальная сумма фороса была установлена афинянами сразу же после основания Делосского союза. По рассказу Плу­тарха (Плутарх, Аристид, 24), после организации Делосской симмахии союзники про­сили афинян прислать к ним Аристида, слывшего добрым и че­стным человеком, для установления «умеренного взноса» сооб­разно с силами каждого города. Афиняне удовлетворили прось­бу союзников и поручили Аристиду по справедливости устано­вить норму взноса. Аристид определил общую сумму фороса в 460 талантов. Эта сумма сама по себе и в особенности по срав­нению с форосом более позднего времени казалась весьма уме­ренной.

Для уплаты фороса все члены Делосското союза были рас­пределены по географическому принципу сначала на три, а за­тем на пять округов. Каждый из этих округов возглавлялся афинскими уполномоченными, наблюдавшими за своевремен­ностью выплаты фороса. Сумма фороса все время повышалась. Через несколько десятилетий после основания союза она достиг­ла 600 талантов, а во время Пелопоннесской войны (425 г.) доходила до 1300 талантов. Кроме фороса, союзники платили всевозможные пошлины, несли судебные расходы, содержали афинские гарнизоны, оплачивали присылаемых из Афин чинов­ников — обследователей, надзирателей (епископов) и многих других.

Вторую статью афинских поступлений составляли торговые пошлины, сдаваемые обычно на откуп частным лицам или откупным компаниям (телонай). Афины при Перикле преврати­лись в торговый центр мирового значения. Через главный афин­ский порт Пирей шли торговые пути во всех направлениях, в частности транспортный путь с востока и северо-востока на за­пад и юго-запад — с Черного моря в Адриатическое. Пошлины в Пирее взимались в размере 2 процентов с облагаемого груза.

Общий вид Афинского акрополя с запада

Общий вид Афинского акрополя с запада

Немалый доход государственному казначейству приносили отдаваемые на откуп государственные владения — Пангейские и Лаврийские рудники, а также каменоломни, солончаки и т. д. К разряду государственных доходов надо причислить и займы, получаемые в критические моменты у частных лиц и учреждений, особенно у храмов. Так, например, в 422 г. был произведен ко­лоссальный заем у храма богини Афины, в сокровищнице кото­рого накануне Пелопоннесской войны хранилось около 10 тысяч талантов.

Казначейство афинского державного полиса помещалось в храме Афины (Парфеноне), покровительницы города, на акро­поле. Казной заведовали особые казначеи.

Афинская архе, в состав которой входило около 200 госу­дарств неодинаковой величины и значения, при Перикле достиг­ла высшего могущества. Число жителей на всей территории, подвластной Афинам, достигало 10—15 миллионов. Число жите­лей Аттики равнялось приблизительно 410—420 тысячам. Из них меньшую часть составляли полноправные граждане (их насчитывалось около 42 тысяч), остальные были женщины и несовер­шеннолетние (около 96 тысяч), метеки и рабы. Последних было не менее половины всего населения.

Вооруженные силы Афин состояли из союзного флота, кото­рый во время Пелопоннесской войны насчитывал до 400 триер, и сухопутной армии, состоявшей из 27 тысяч человек. Для ан­тичного мира это была внушительная сила. Воинская повин­ность в Афинах соблюдалась очень строго. Все граждане — мужчины от 18 до 60 лет — обязаны были нести военную служ­бу. Граждане первых трех классов служили в регулярном опол­чении, пешем и конном, феты служили легковооруженными стрел­ками, пращниками и гребцами на судах. Молодежь от 18 до 20 лет (эфебы) несла гарнизонную службу внутри страны и на границах государства. Как указывает Аристотель, Афинская архе прежде всего была военной организацией, «политией вои­нов».

Военное превосходство обеспечивало Афинам гегемонию над союзниками и торговую монополию в Эгейском море.

Афиняне считали, что они могут распоряжаться союзными общинами по своему усмотрению как своими подданными. На той же точке зрения стоял и Перикл, признанный глава Афин­ской архе.

Во время греко-персидских войн Аристид увещевал афинян собрать силы, разгромить неприятеля и утвердить свою гегемо­нию в Эгейском море. Тогда, говорил он, доходы будут у всех афинских граждан. Одних обеспечит служба в войсках и участие в походах, других — гарнизонная служба, третьих — обществен­ные должности и т. д. Как для Аристида, так и для Перикла было само собой очевидно что средства на содержание афинских граждан должны доставлять союзники и рабы. Согласившись с этим, прибавляет Аристотель, афиняне начали «чрезмерно деспотично относиться к союзникам» (Аристотель, Афинская политая, 24, (2)).

Мало-помалу город Афины превратился в гегемона Афин­ской архе. На взносы союзников и пошлины содержалось более 20 тысяч афинских граждан. Сюда входили булевты (члены со­вета пятисот), гелиасты, всадники, стрелки, базарная полиция, иноземная стража и многие другие мелкие должностные лица.

Усиление фискального (податного) нажима Афин было од­ной из главных причин недовольства союзников афинской геге­монией. Эти причины, говорит Фукидид, различные, но самая важная из них — непосильные взносы (форос), поставка кораб­лей и их экипировка (Фукидид, I, 99).

Восстания союзников нередко приводили к отпадению союз­ных городов и к выходу из архе. Наиболее крупным из всех известных нам восстаний было восстание на острове Самосе в 440 г.

Восстание на Самосе и одновременно с ним восстание в Ви­зантии приняли очень широкие размеры, угрожая вылиться в настоящую войну. Афинский флот под Самосом потерпел пора­жение. После этого против непокорного союзника выступил сам Перикл, считавшийся незаурядным стратегом. Но и ему потре­бовалось около года, чтобы подавить сопротивление восставших. Лишь после долгих усилий город был взят с боем. После вось­мимесячной осады самосцы сдались на милость победителей, расправившихся с ними крайне жестоко: Самос должен был вы­дать свой флот, срыть стены и заплатить большую контрибуцию.

Расправа с Самосом — лишь один пример политики велико­державных Афин, беспощадно подавлявших любую попытку союзников освободиться от их тяжелой опеки. Афины смотрели на себя как на спасителей Греции от варваров, и на этом осно­вании распоряжались материальными ресурсами архе по соб­ственному усмотрению. Перикл в этом случае лишь отражал об­щее настроение и выступал исполнителем воли державного афинского демоса.

«Афиняне,— говорит комик Телеклид,— дали Периклу право брать дань с городов и присоединять города, одних лишать сво­боды, а других по произволу награждать, позволять возводить им каменные стены, чтобы потом их разрушать, право нарушать мирные договоры, увеличивать государственную казну и обога­щать граждан» (Плутарх, Перикл, 16).

Чтобы привести союзников к повиновению и продемонстри­ровать врагам Афин, грекам и варварам, силу афинского флота, Перикл в 437 г. организовал экспедицию на побережье Черного моря. Целью экспедиции Перикла, согласно официальной дек­ларации, являлась демонстрация мощи Афинской державы, «смелости и бесстрашия афинян, когда они свободно плавают по всем морям, считая себя владыками моря». Афинская флоти­лия под начальством самого Перикла через Эгейское море на­правилась в Геллеспонт и Пропонтиду, а оттуда в Понт.

Образование Афинской морской державы, сопровождавшее­ся фактическим переходом под власть афинян проливов и важ­ных торговых пунктов, сыграло, несомненно, большую роль и в истории Причерноморья. Ряд городов Северного и Южного Причерноморья оказался в прямой или косвенной зависимости от Афин.

Существуют основания предполагать, что такие северочер­номорские города, как Нимфей на побережье нынешнего Кер­ченского пролива — древнего Боспора Киммерийского — и Ольвия в устье Буго-Днепровского лимана, вошли в состав Афинского союза. О зависимости от Афин Пантикапея — боспор­ской столицы — никаких сведений нет. В 438—437 гг. на Боспо­ре у власти утвердилась новая династия Спартокидов. Имя Спарток — фракийское, но ряд исследователей считает, что Спарток был одним из представителей местной эллинизирован­ной знати. Под властью этой династии Боспор превращается в крупное по масштабам того времени и сильное государство. Поэтому маловероятно, чтобы Боспор попал в зависимость от Афин.

Утвердить свое влияние в этих областях для Афин было чрезвычайно важно, ибо с давних пор Аттика жила привозным хлебом. Вследствие конкуренции городов, входивших в Пело­поннесский союз, ввоз хлеба из италийских греческих городов и Сицилии был затруднен, и причерноморские области оставались главной житницей как Афин, так и их союзников. В отдельные пункты черноморских побережий направляются афинские коло­нисты.

Афинские колонии — клерухии служили проводниками афин­ской политики и влияния в союзных полисах и общинах. Кле­рухии, наполовину земледельческие, наполовину военные поселе­ния, избавляли город от бедных и недовольных элементов. В то же время они составляли опору афинской державы в союзных областях, представляя собой постоянные гарнизоны.

Афинские клерухии имелись на островах Лемносе, Имбросе, Эвбее, Наксосе, Андросе, в Херсонесе Фракийском, на полу­острове Халкидике, во Фракии (Брея) и т. д. В общей сложности на земли союзников было выведено около 10 тысяч афинских поселенцев. По плану Перикла в 443 г. в Южной Италии на ме­сте Сибариса был основан город Фурии, в числе жителей кото­рого было много афинян. Фурии были независимы, но состояли в союзе с Афинами.

В социально-политической жизни Афин V в. клерухии играли очень большую роль. В известной мере правильно утверждение, что одной из главных причин упадка афинской демократии в послеперикловское время было прекращение вывода колоний, вызванное тем, что сократилась зависимая от Афин территория.