1 год назад
Нету коментариев

В годы, связанные с именем Перикла, окончательно сложи­лась демократическая конституция Афин в ее классической форме. Процесс формирования этого государственного строя был длительным — начало его восходит к реформам Солона и Клисфена. Последующие изменения отдельных характеризующих афинский государственный порядок установлений происходи­ли лишь постепенно. Так, цензовый порядок, созданный Соло­ном, формально продолжал сохраняться и после перехода по­литической власти к демократам и никогда официально не от­менялся. Однако фактически все афинские граждане получили возможность занимать высшие должности. Исключение состав­ляли должности эллинотамиев — казначеев Афинской державы. Для занятия этой должности требовался ценз, так как казна­чеи должны были отвечать своим имуществом за вверенную им казну.

Свидетельством демократизации государственного строя явился также прочно установившийся порядок избрания долж­ностных лиц не голосованием, а по жребию. Обычай жеребьев­ки не распространялся лишь на те должности, которые требо­вали специальных знаний или особых талантов. Например, стратеги всегда выбирались голосованием. Таким образом, предполагалось, что каждый афинский гражданин имеет право занимать любую должность, и жребий должен был решить, будет ли он ее занимать в данном году. Кроме того, жеребьев­ка исключала возможность предварительного воздействия на избирателей.

Чтобы практически дать возможность любому гражданину пользоваться во всей полноте предоставленными ему политическими правами, было установлено вознаграждение должно­стным лицам за выполнение ими государственных обязанно­стей. При Перикле членам афинского суда начали выплачи­вать жалованье в размере двух оболов, что составляло средний прожиточный минимум афинского ремесленника. Позже было введено жалованье членам совета пятисот, архонтам и лицам, занимавшим другие государственные должности. Воз­награждение за несение общественных обязанностей было на­чалом широко распространившейся впоследствии системы раз­дач. Возможно, что уже при Перикле беднейшим гражданам стали выдавать теорикон — театральные деньги. Раздача этих денег из афинской государственной казны предоставляла неиму­щему афинянину возможность регулярно посещать театральные представления. Дело в том, что демократическое правительство придавало театральным представлениям большое воспитатель­ное значение. Театр играл очень важную роль в общественной жизни древних афинян.

Следует, однако, помнить, что афинская демократия была демократией рабовладельческой. Те средства, которые демокра­тическое правительство щедрой рукой раздавало афинскому демосу, добывались ценой жестокой эксплуатации рабов и бес­пощадного угнетения населения городов, попавших в зависи­мость от Афин. При этом характерной исторической особен­ностью афинской демократии, как и других античных демокра­тий, было то, что полноправные граждане отнюдь не представ­ляли большинства населения. Выше уже указывалось, что ни женщины, ни метеки правами граждан в античных государ­ствах не пользовались, не говоря уже о бесправной массе ра­бов. Хотя у древних греков не было статистики, но на основа­нии всякого рода косвенных данных можно с полной уверен­ностью считать, что в самые лучшие времена истории Афин численность полноправных граждан составляла 20—30 про­центов обшего числа жителей Афин и Аттики. Это граждан­ское полноправное меньшинство отнюдь не было расположено делиться своими привилегиями с остальной частью неполно­правного населения. Увеличение численности граждан в гла­зах полноправных афинян угрожало сокращением тех благ, которыми они как граждане пользовались. Весьма показатель­но, что не кто иной, как вождь афинской демократии Перикл в 451—450 гг. провел через народное собрание закон, согласно которому только тот мог обладать полными гражданскими правами, у кого и отец и мать были коренными афинянами. Число люаей, которые могли пользоваться благами демократи­ческого строя, тем самым было сокращено и ограничено.

Государственное устройство Афин после всех происшедших в нем изменений в годы пребывания Перикла у власти было следующим. Верховным органом государства признавалось народное собрание, или экклесия. При Перикле экклесия пре­вратилась в регулярно действующий высший государственный орган. Она собиралась от двух до четырех раз в месяц в Афи­нах, на холме Пниксе. Экклесия обсуждала и принимала зако­ны, решала все важнейшие дела общины, вопросы войны и мира, продовольственного снабжения города, принимала отче­ты должностных лиц, осуществляла высший государственный контроль, рассматривала судебные дела в последней инстан­ции и т. д. Аристотель, наш главный авторитет в области поли­тико-правовых учреждений древней Греции, так описывает функции и порядок работы экклесии.

Из народных собраний — «одно главное, в котором полагает­ся производить проверку избранных властей — находит ли на­род их распоряжения правильными, — затем обсуждать вопро­сы относительно продовольствия и защиты страны; далее в этот день все желающие могут делать чрезвычайные заявления; на­конец, полагается читать описи конфискуемых имуществ и за­явления об утверждении в правах наследства и о наследницах, чтобы все были осведомлены о каждом открывшемся наследстве» (Аристотель, Афинская полития, 43, (4)).

Активными правами в экклесии пользовались все афинские граждане, достигшие 20-летнего возраста, без ограничения иму­щественным или каким-либо иным цензом.

Превращение экклесии в постоянный, регулярно действую­щий орган отразилось на положении и функциях другого важ­ного политического органа Афинского государства — совета пятисот. Этот совет состоял из десяти избиравшихся по филам пританей по 50 человек в каждой. Каждая из пританей по оче­реди в строго определенное время года (в соответствии с этим год в Афинах был разделен на десять частей) осуществляла свои функции. Совет пятисот оставался высшим правитель­ственным органом. Он стоял во главе государства, ведал дела­ми войны и мира, на нем лежали различные административные функции: управление афинскими финансами, надзор за арсе­налами, доками, флотом, контроль над торговлей и ее регули­рование, контроль над должностными лицами. Но одной из главных функций совета было предварительное обсуждение дел, поступающих на рассмотрение народного собрания. Он был прежде всего совещательным органом, «советом предвари­тельных обсуждений».

Некогда всемогущая коллегия архонтов почти утратила свое былое значение, поскольку должностных лиц назначала и конт­ролировала экклесия. Избирались архонты по жребию, как и все прочие должностные лица, за исключением стратегов, которые выбирались в экклесии открытым голосованием (хиротония).

Высшей судебной инстанцией и органом государственного контроля оставался суд присяжных — гелиея. После реформы ареопага, проведенной Эфиальтом, гелиее были возвращены многие прежние ее права. Афинская гелиея состояла из шести тысяч человек, выбираемых по жребию по 600 человек от каж­дой филы. Из присяжных составлялись специальные судебные комиссии обычно по 500 человек. Ни особых государственных обвинителей, ни защитников-профессионалов в афинском суде не существовало. Гражданский долг обязывал каждого полно­правного афинянина, если он замечал какие-либо правонаруше­ния, привлекать виновного к суду и выступать против него с обвинением. Каждый гражданин, привлеченный в суд в качестве обвиняемого, должен был сам себя защищать, хотя в большинст­ве случаев защитительные речи для обвиняемых составлялись, нередко за большую плату, лицами, знакомыми с ведением судебных дел. Во время судебного заседания в присутствии судей-присяжных происходили прения сторон и опрашивались свидетели. При этом, если по ходу дела в качестве свидетеля должен был выступать раб, его показания считались действи­тельными лишь в том случае, если он давал их под пыткой. В этом, в частности, проявлялась рабовладельческая сущность суда в демократических Афинах.

Судебные решения выносились судьями-присяжными путем голосования. Если при вынесении приговора голоса судей дели­лись поровну и за оправдание обвиняемого подавалось столько же голосов, сколько и за осуждение, обвиняемый оправдывал­ся. В этих случаях считалось, что сама богиня Афина, покрови­тельница города, незримо присутствовала в афинском суде и каждый раз подавала свой голос за оправдание обвиняемого. Длительность судопроизводства приводила к тому, что в гелиее накапливалось много дел, и они подолгу залеживались. В круг полномочий гелиеи входили не только судебные дела самой Аттики и Афин, но и всего Афинского государства. При Перикле судебные процессы, состав судей и их функции были упорядо­чены Число гелиастов (присяжных) для каждой коллегии было точно определено.

Следующим государственным органом Афин была коллегия десяти стратегов, значение которой сильно возросло со времени греко-персидских войн. Афинские стратеги командовали флотом и войсками, ведали всеми внешнеполитическими делами Афин­ского государства и представляли его во время дипломатиче­ских переговоров, занимались финансовыми делами и т. д. Кол­легия десяти стратегов была единственным в Афинском госу­дарстве учреждением, где переизбрание допускалось неограни­ченное число раз. Если стратеги не оправдывали доверия, оказанного им при избрании, злоупотребляли своей властью или по их вине Афины терпели поражения, стратегов можно было до срока отстранить от должности и предать суду. Известны слу­чаи, когда не оправдавшие доверия стратеги присуждались к штрафам, конфискации имущества, изгнанию, а иногда и смерт­ной казни. Даже Перикл, который оставался первым стратегом 15 лет, гари первой же крупной военной неудаче был смещен и приговорен к штрафу. За отправление должности стратега в годы Перикла никакого вознаграждения из государственной казны не выплачивалось, поэтому на эту должность могли пре­тендовать только вполне обеспеченные люди.

Помимо стратегов и архонтов, в Афинах ежегодно избира­лось большое число самых разнообразных должностных лиц, ве­давших различными отраслями государственного управления: наблюдением за порядком на рынке и в городе, сбором пошлин, выпуском монеты и т. д.

Все афинские граждане пользовались полной свободой сло­ва и свободой законодательной инициативы. Всякий гражданин имел право предложить народному собранию вынести какое-либо постановление, поставить на обсуждение проект нового закона или возбудить вопрос об отмене существующего. Однако процедура прохождения и утверждения нового закона или отмена старого сопровождалась соблюдением сложных фор­мальностей, при помощи которых законодатели стремились ог­радить афинский рабовладельческий строй от случайностей и потрясений. Кроме того, в течение года можно было подать в специальную судебную коллегию жалобу о том, что вынесенное народным собранием постановление или утвержденный закон противоречит основным афинским установлениям и приносит вред, а не пользу. Жалоба эта в афинском государственном праве называлась графэ параномон. Если основательность жа­лобы подтверждалась, гражданин, предложивший признанный вредным закон, привлекался к судебной ответственности. Его могли присудить к штрафу, а иногда и к смертной казни.

Таков был в общих чертах установившийся в середине V в. государственный строй Афин. Это был период относительно вы­сокого развития демократии, ограниченной, однако, как уже указывалось, ее рабовладельческой основой. К тому же надо подчеркнуть, что, несмотря на установившуюся практику опла­ты должностей, не все граждане располагали реальными воз­можностями использования своих политических прав. В годы Перикла участие в народном собрании, например, не оплачива­лось. Поэтому граждане, жившие трудом своих рук, не могли позволить себе каждый десятый день проводить в народном со­брании. И крестьянам из поселений, расположенных далеко от Афин, не по силам было тратить два-три дня на посещение на­родного собрания, особенно в сезон сельских работ. Поэтому число присутствовавших в народном собрании обычно не превы­шало двух-трех тысяч, преимущественно жителей Афин.