2 года назад
Нету коментариев

Философская концепция Аристотеля складывалась в иных социально-политических условиях и выражала взгляды других социальных групп. Аристотель, вначале находившийся под силь­ным влиянием Платона, впоследствии отошел от своего учителя и пошел собственным путем.

Аристотель (384—322 гг.) происходил из города Стагира (Стагирит), колонии Андроса на Халкидском полуострове, по сосед­ству с Македонией. Отец его, Никомах, был придворным врачом македонского царя Аминты III, отца Филиппа II. Семнадцати лет Аристотель прибыл в Афины и вступил в Академию Платона. В 343 г. он был приглашен воспитателем к молодому наследнику македонского престола Александру и пробыл в Македонии около восьми лет. По возвращении в Афины Аристотель занялся пре­подаванием и научными исследованиями. Он преподавал в афин­ской гимнасии, Ликее, посвященной Аполлону Ликейскому. После смерти Александра Македонского, когда Афины стали центром антимакедонского движения, Аристотелю пришлось бежать в город Халкиду на Эвбее, где он вскоре и умер.

Аристотель обладал исключительно широкими и разносторон­ними познаниями. Его с полным правом можно назвать энцикло­педистом, так как он был одинаково сведущ в философии, мате­матике, истории и в особенности в естественных науках: физике, зоологии, физиологии, ботанике и медицине. Философия Аристо­теля — прежде всего натурфилософия. Наибольшее влияние на мировоззрение Аристотеля оказали Демокрит и Платон.

Аристотелевская натурфилософия представляет собой строй­ную систему, хорошо продуманную в целом и частях, связанную одной мыслью. Исходной точкой естественнонаучных взглядов Аристотеля была медицина или, вернее, физиология, трактующая о рождении, развитии и смерти организма. Усиленные занятия физиологией приучили Аристотеля смотреть на все явления при­роды, социальной и индивидуальной жизни как на органический процесс, на процесс становления.

Жизнь, по Аристотелю, есть стремление материи к оформле­нию, т. е. к выявлению заложенной в ней идеи движения и силы (дюпамис). Форма является общим началом, организующим и одухотворяющим мертвую материю, рассеянную в природе. Сама же форма в своем бытии предопределяется заложенной в каждом существе целью (телос), раскрывающейся в движении. Так, в семени растения уже предопределено все последующее его раз­витие, его будущая форма. С точки зрения Аристотеля, форма и материя неотделимы друг от друга, и это не абстрактные поня­тия, а две различные стороны единого жизненного процесса. В этом состоит коренное различие между идеалистической фило­софией Платона и реалистической концепцией Аристотеля. Сле­довательно, нет никакого мира идей, существующих сами по себе, вне реальной материи. Это сближает точку зрения Аристо­теля с материалистической.

Жизнь вселенной есть стремление принять известную зало­женную в ней форму. Так, цветок стремится обрести максималь­но совершенную форму цветка, дерево — форму дерева, чело­век — форму человека и т. д. Стремление к чему-либо, однако, не означает еще достижение этого стремления. Идеальное сочета­ние формы и содержания представляет скорее исключение, чем правило, воплощаясь лишь в произведениях искусства, истинный смысл которых как раз и состоит в дополнении, расширении и углублении действительного мира, а не в голом его копировании.

Начальным моментом всякого жизненного процесса является толчок (импульс), получаемый вещью извне, приводящий в дви­жение силы, заложенные в данной вещи. Первоначальный же им­пульс, который привел в движение весь мир, исходил от творче­ского разума, определяемого Аристотелем в разных его сочинениях различно: «мышление мышления», «чистое мышление», «актуальность», «принцип всякого движения», «божество». Весь миропорядок представляет собой, с точки зрения Аристотеля, за­кономерную цепь причин и следствий.

Аристотель. Мрамор

Аристотель. Мрамор

Без движения не существует ни времени, ни пространства, ни материи, как и вообще не существует мира и жизни. Жизнь и мир — это движение. Учение о движении составляет самую силь­ную и интересную часть натурфилософии Аристотеля, хотя и содержащую немало противоречий, парадоксов и ошибок.

Завершением натурфилософской системы Аристотеля являет­ся его учение о методах мышления, или логика. Исходной точкой логики, по Аристотелю, служит опыт, из которого путем индукции выводятся общие принципы, а на основе принципов путем логических операций нашего ума —умозаключений (силлогизмов) — делаются частные выводы. Учение о силлогизмах составляет ос­новное содержание «Органона», специального исследования в четырех книгах, посвященного вопросам логики и методологии. В последующее время, особенно в средневековой Европе, «Орга­нон» (органон — инструмент, в данной связи инструмент логиче­ского мышления) был самой популярной, читаемой и изучаемой книгой Аристотеля. На нем покоилась вся средневековая схоластика.

Социальным вопросам Аристотель посвятил специальный трактат «Политика» (326 г.). Этот трактат был написан на осно­ве монографических исследований конституций отдельных гре­ческих полисов в их историческом развитии. Самим Аристотелем и его учениками было составлено 158 таких исследований (по-литий). Образцом этого рода произведений является «Афинская политая» самого Аристотеля, ставшая известной только в 1891 г.

В то время как Платон занимался конструированием иде­альной политики, пригодной для всех времен и народов, внима­ние Аристотеля было направлено на исследование социальных условий, при которых возникает и исчезает тот или иной полити­ческий строй. Платон, писавший об идеальном государстве во­обще, как полагает Аристотель, допускал большую ошибку, не учитывая конкретных исторических условий, при которых сущест­вует данное общество. Одна и та же форма правления может быть и хорошей и плохой в зависимости от обстоятельств и лю­дей, которые стоят во главе государства. Абсолютно наилучшего государства не существует. Речь может идти только о более или менее совершенном строе, что опять-таки зависит от конкретных условий, при которых возникают и исчезают различные полити­ческие формы.

Число же политических форм Аристотель считает величиной данной и неизменной. Он различает формы правильные и не­правильные. К правильным формам относятся: 1) монархия, 2) аристократия и 3) полития. Каждой из них соответствует не­правильная форма как следствие нарушения необходимых усло­вий. Монархия вырождается в деспотию или тиранию, аристокра­тия — в олигархию, а полития — в демократию (господство черни). Критерием отличия правильных форм от неправильных выступает общее благо. Одной из самых интересных глав «Поли­тики», вообще очень богатой мыслями, является глава о государственных переворотах и революциях, где Аристотель высказывает много глубоких и тонких суждений.

Исходя из своей социально-философской концепции, Аристо­тель наилучшим строем для Афин считал политию, т. е. умерен­ную демократию.

Сила и значение Аристотеля как мыслителя заключаются не в его политических идеалах и симпатиях, а в его историческом и диалектическом методе. «Древнегреческие философы были все прирожденными, стихийными диалектиками, и Аристотель, самая универсальная голова среди них, уже исследовал существенней­шие формы диалектического мышления» (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг,— К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 20, изд. 2, стр. 19),— так характеризует Аристотеля Энгельс. «Что же касается диалектики, то до сих пор она была исследована более или менее точным образом лишь двумя мыслителями: Аристотелем и Гегелем» (Ф. Энгельс, Диалектика природы,— К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 20, изд. 2, стр. 367).

Ленин считал заслугой Аристотеля две вещи: 1) способность мыслить диалектически и 2) беспредельную веру в силу разума и мысли. «Прехарактерно вообще везде, passim (повсюду), жи­вые зачатки и запросы диалектики… Нет сомнения в объектив­ности познания. Наивная вера в силу разума, в силу, мощь, объ­ективную истинность познания».

Ленин указывал на слабые стороны Аристотеля: наивность некоторых его положений, противоречия в определениях, соци­альные предрассудки, богословские уклоны и пр. Вместе с тем Ленин отмечал большие искажения, допущенные комментатора­ми Аристотеля, стремившимися превратить Аристотеля-реалиста в схоласта и идеалиста. «Логика Аристотеля — говорит он,— есть запрос, искание, подход к логике Гегеля,— а из нее, из логики Аристотеля (который всюду, на каждом шагу ставит вопрос именно о диалектике), сделали мертвую схоластику, выбросив все поиски, колебания, приемы постановки вопросов».

После Аристотеля осталась школа его учеников, так называ­емых перипатетиков. Это название школа получила, видимо, от­того, что Аристотель во время чтения лекций обыкновенно не си­дел, а ходил взад и вперед (перипатейн означает «ходить кру­гом», «прогуливаться»). Перипатетики были представлены двумя направлениями — естественнонаучным и философским. Во главе одного стояли ученики и продолжатели Аристотеля — Феофраст и Дикеарх. Помимо специальных работ, Феофраст и Дикеарх занимались составлением проектов «наилучших государственных порядков». Наиболее совершенной политической формой, по их мнению, являлась смешанная полития, сочетающая элементы монархии, аристократии и демократии. Естественнонаучная школа Аристотеля выдвинула ряд блестящих ученых — физиков, естественников и математиков.

Другая ветвь перипатетиков отклонилась в сторону идеализ­ма и мистицизма, подготовляя тем самым почву для христиан­ства.

Значение Аристотеля в дальнейшем развитии философии весьма велико. Особенно большой интерес проявляли к Аристо­телю в средние века, его труды переводили на латинский язык и создали настоящий культ Аристотеля, совершенно исказив, одна­ко, истинный смысл его учения, восстановленный только класси­ками марксизма-ленинизма.