1 год назад
Нету коментариев

Эллинистическое искусство возникает в конце IV в. в связи с широким распространением в странах Египта и Передней Азии греческой культуры, слиянием ее с местными художественными традициями и созданием новой, своеобразной культуры.

В эпоху эллинизма архитектура интенсивнее всего развивает­ся на Востоке. Все большее значение приобретает светская архитектура. Города планируются правильными кварталами с прямыми улицами и прямоугольными площадями. Такая плани­ровка не была принята в Греции предшествующей эпохи, лишь архитектор Гипподам из Милета (V в.) разрабатывал подобные планы городов. Расположенная в устье Нила Александрия (основана в 332—331 гг.) была спланирована архитектором Динократом. Ширина главных улиц города достигала 30 мет­ров. Больше четвертой части площади города занимали царские дворцы, в состав которых входила и Александрийская библио­тека (Мусейон). Не менее ярким примером эллинистического города является Приена в Малой Азии.

В центре города на холме был воздвигнут акрополь, посередине Нижнего города располагалась площадь, окруженная колонна­ми. Здесь находился храм Афи­ны, построенный около 334 г. Пи­феем, экклесиастерий — место на­родных собраний, гимнасий, пра­вительственные дома и другие сооружения.

В эпоху эллинизма возводятся очень большие частные дома и общественные здания. Храм ут­рачивает свое значение центра города. Строятся обширные ад­министративные сооружения, как, например, булевтерий в Милете. Эллинистической архитектуре свойственно стремление к гран­диозности, пышной отделке, что обусловило отказ от простоты и гармонии классической архитек­туры.

Тяга к монументальности и внешним эффектам характеризу­ет многие произведения эллини­стической скульптуры. Ученик Лисиппа Харес отлил статую бо­га солнца Гелиоса высотой в 32 метра, известную под названием «Родосского колосса».

Афродита Милосская...

Афродита Милосская…

Скульптор создавал эту ста­тую в течение 12 лет, и стоила она не менее 300 талантов. Ста­туя простояла около 50 лет и бы­ла разрушена во время земле­трясения (227 г.).

Одно из самых чудесных про­изведений эллинистической скульптуры — статуя Победы — Ни­ки с острова Самофракии. Несмотря на то что статуя очень пло­хо сохранилась, она до сих пор производит большое впечатле­ние. Художник сумел в мраморе передать ощущение быстрого движения, бурной радости, победного порыва.

Подлинным и непревзойденным шедевром эллинистического искусства остается статуя Афродиты с острова Мелоса, так на­зываемой Афродиты Милосской работы скульптора Александра. В этой великолепной статуе удивительно сочетаются идеальная красота и трепетная жизненность. В ней как бы сконцентриро­валось все то лучшее, что дала миру античная пластика,— строгая простота, тонкое умение передать внутреннюю жизнь человека, свойственное IV в., и страстная одухотворенность эллинистической эпохи.

Напряженный драматизм отличает большинство эллинисти­ческих скульптур. Трагизм положения и беспомощность челове­ка перед лицом смерти с поразительной силой и художествен­ным мастерством переданы в скульптурных рельефах Пергам­ского алтаря (битва богов с гигантами). Эти рельефы образуют громадный (180 метров длины и 2—3 высоты) фриз, опоясы­вающий подножие алтаря. Ал­тарь был сооружен около 180 г. до н. э. в честь победы пергам­цев над галлами. Этой же вой­не, познакомившей греков с галльским народом, обязаны своим созданием (в конце III в.) статуи побежденных галлов, воздвигнутые при царе Аттале I у святилища Афины. В этих статуях искусно пере­дан этнический тип галлов, их мужество, стойкость в борьбе. Даже побежденные, умираю­щие, они внушают уважение. Пергамские мастера, показы­вая силу и гордость врагов, подчеркивали значительность своей победы.

Аполлон Бельведерский...

Аполлон Бельведерский…

Особенно отчетливо траги­ческие мотивы звучат в искус­стве родосской школы. Пред­смертные муки людей необы­чайно мастерски и впечатляю­ще переданы в прославленной группе Лаокоона. Известная скульптурная композиция «Фарнезский бык», также изображающая трагический эпизод — казнь Дирки, отягчена излишними подробностями, снижающими выразительность произведения.

Статуэтка из Танагры. Лувр

Статуэтка из Танагры. Лувр

Пышная и изысканная декоративная скульптура получила свое развитие в творчестве александрийских мастеров. Здесь же, при дворе александрийских царей, достигла высокого со­вершенства глиптика — резьба гемм — миниатюрных рельефов на самоцветных камнях. Один из таких камней, имеющих ми­ровую известность, так называемая «Камея Гонзага» с портре­тами Птолемея и Арсинои находится в Ленинградском Эрмитаже.

Очень интересны фаюмские портреты, исполненные неизвест­ными художниками. Они написаны на деревянных досках и по­ражают разнообразием красок и мастерской передачей выра­жения лица.

Самостоятельную отрасль художественного творчества пред­ставляла мозаика — искусство создавать картины или орнамен­ты из разноцветных кусков мрамора или стекла.

Широкое распространение в IV—III вв. и позднее получили жанровые статуэтки из обожженой глины (терракоты), най­денные как в самой Греции, так и в других областях, подверг­шихся влиянию эллинской культуры. Особенно хороши статуэт­ки женщин из беотийского города Танагры. Своеобразная пре­лесть танагрских статуэток — в пластичности их форм и изуми­тельном сочетании тонов красок. В жанровых терракотах пре­красно отражен греческий быт.

Изобразительное искусство преследовало как художествен­но-эстетические, так и практические цели. Теория и практика в классической и в особенности в эллинистической Греции допол­няли друг друга. Художественная промышленность на всех эта­пах развития греческого общества занимала одно из первых мест в производстве.

Отличительные черты эллинизма — космополитизм, синкре­тизм и индивидуализм — нашли свое выражение и в литературе эллинистического периода.

Чем дальше, тем все более уходили в область истории боже­ственные и героические сюжеты, уступая место реалистическому жанру. На смену богам приходили люди. Отношения людей и их страсти составляют содержание нового вида литературы, возникшего с конца Пелопоннесской войны, — бытовой комедии. Главными действующими лицами новой (послеаристофанов­ской) комедии являются бытовые персонажи: глупый са­пожник, крестьянин, повар, врач, аптекарь, музыкант, про­рицатель, особенно часто военные, гетеры, рабы и т. п. Реализм, психологизм и индивидуализм — вот черты, характери­зующие новый литературный жанр. Общественные и философ­ские мотивы заглушаются мотивами личного характера. Писате­лей интересуют не социальные проблемы, а сюжеты из быта, обыденной жизни. Они стремятся увести людей от наиболее животрепещущих вопросов социальной жизни. Любовные интри­ги, военные авантюры, сатиры на отдельных лиц и целые про­фессии (сапожников, солдат, гетер, рабов и пр.) — таково содер­жание новой комедии. Равнодушие к общественным вопросам в комедии свидетельствовало о безразличии к общественно-поли­тическим вопросам в жизни.

Из комедийных поэтов наибольшей известностью пользовал­ся афинянин Менандр (343—293 гг.). Комедии Менандра ранее были известны главным образом по переделкам римских писате­лей Плавта и Теренция. В конце же XIX в. были найдены папи­русы, содержащие значительные отрывки из произведений са­мого Менандра. Благодаря этому наши сведения об афинском поэте и характере его произведений значительно расширились.

Менандр довел греческую бытовую комедию до совершен­ства. Увлекательные, изящно написанные, расцвеченные иронией и юмором комедии Менандра пользовались шумным успехом у театральной публики. Напротив, классические трагедии и коме­дии уже не производили на зрителей такого сильного впечатле­ния, как раньше. Из старых трагиков дольше других сохранял популярность Эврипид.

Театр в Эпидавре...

Театр в Эпидавре…

Изменилась также и театральная техника. Отпал главный элемент классической трагедии и комедии — хор, и увеличилось число действующих лиц. Была усовершенствована театральная мимика и игра актеров, введен балет. Кроме того, возросло зна­чение декораций. Все это, конечно, предполагало иные теат­ральные вкусы, иного зрителя и иную роль театра. По мере того как угасала политическая жизнь полисов, театр из политиче­ского и воспитательного учреждения превращался в зрелищно-увеселительное, место отдыха и забавы.

Из литературных жанров, кроме бытовой комедии, больше всего по вкусу публике приходились идиллии, сентиментальные романы, мимы, элегии, кинические диатрибы, эпиграммы и т. д. Субъективизм и реализм в этих произведениях переплетались с нравоучениями, сентиментализмом и эротикой.

Высокого совершенства в составлении идиллий — художе­ственных картин из сельской жизни — достиг Феокрит (род. в 305 г.). Родина Феокрита — Сиракузы. Он подолгу жил при дворах сицилийского тирана Гиерона и египетского царя Птоле­мея Филадельфа. Феокрит вводит в свои идиллии простых де­ревенских людей — земледельцев, рыбаков и в особенности па­стухов (буколов) и пастушек. Однако, несмотря на искреннее стремление Феокрита к простоте и непосредственности, ему все-таки не удается избежать надуманности и дидактизма, вычур­ности и сентиментальности.

Для поэзии Феокрита, как и для творчества многих других поэтов и писателей его времени, характерно также раболепие перед носителями верховной власти и вообще влиятельными и богатыми людьми. Ведь писатели и поэты, художники и ученые в эллинистическое время обычно жили при царских дворах. Цари, их придворные и просто богатые люди любили играть роль меценатов, покровителей наук и искусств. Поэтому пышно расцветает придворная поэзия, восхваляющая и обожествляю­щая царей, и вся литературная продукция эллинистической эпохи испытывает влияние придворного быта и нравов.

Большой известностью пользовался и александрийский поэт Каллимах (род. в конце IV в., умер между 240 и 230 гг.).

Каллимаху принадлежало много произведений; характерной чертой его творчества была нарочитая ученость, искусствен­ность и манерность. Это направление поэзии Каллимаха носит название александринизма. Его поэма «Происхождения» пред­ставляла собой сборник разных преданий, объясняющих назва­ния городов. Каллимах составлял также гимны и эпиграммы. От произведений Каллимаха сохранились лишь фрагменты и подражания ему других поэтов. Его поэзия служи­ла, в частности, образцом для выдающихся римских поэтов Катулла и Про­перция.

Интересной формой ху­дожественной литературы являются диатрибы. Сам термин «киническая диа­триба» подчеркивает связь ее с кинической философи­ей. В форме диатриб, пред­ставляющих собой смесь прозы и стихов, в которых серьезные мысли перепле­таются с юмористическими и проникнутыми сарказмом сценками, киники распро­страняли свою философию среди народных масс. Впо­следствии диатрибы превра­тились в один из любимых видов эллинистической поэ­зии. Высокого мастерства в составлении мимов и диа­триб достиг Геронд, с про­изведениями которого по­знакомили нас папирусы. В них поэт описывал впе­чатления от каких-либо мимолетних жизненных эпизодов, давал остроумную характеристику лиц или событий.

Эрот с луком...

Эрот с луком…

Особым родом литературы были социальные романы-утопии Эвгемера, Ямбула и других писателей. В них описывались фан­тастические страны, «острова блаженных» и «солнечные цар­ства». Романы-утопии давали выход творческой фантазии, уво­дили людей от утомительной городской жизни в чудесную Ин­дию и счастливую Аравию с их сказочной, великолепной приро­дой. Там все прочно и устойчиво: с математической точностью повторяются приливы и отливы моря, одинаковую продолжи­тельность имеют дни и ночи, богатейшая растительность радует глаз, масла и вина хватает всем, плоды тростника сами собой превращаются в сладкий хлеб, вечно сияет солнце. Люди «сол­нечного царства» (гелиополиты) обладают цветущим здоро­вьем, правильно сложены, живут до 150 лет и, достигнув глу­бокой старости, сами себя лишают жизни. Больных и инвалидов в «солнечном царстве» не бывает, нет также врачей — все делает сама природа. Гелиополиты поклоняются солнечному дис­ку и звездам, как самым свя­тым и чистым созданиям при­роды. Живут они группами по 300—400 человек в каждой. Во главе группы стоит патри­арх (родовой царь, или фи­лобасилей).

Частной собственности в Гелиополисе не существует так же, как и семьи. Жители «островов блаженных» обра­зуют общину жрецов, земле­дельцев и воинов. Все они обязаны трудиться, рабов нет, а собственность общая. На лоне роскошной природы ге­лиополиты усердно занима­ются науками, в особенности астрономией, наблюдая за жизнью их главного бога — неба. Эвгемер и Ямбул, рисуя идеальную жизнь фантасти­ческих островов, критикуют современный им обществен­ный строй. Жизнь, как уже было сказано, представляла разительный контраст тому, что изображалось в утопиях и ро­манах. Люди, не удовлетворен­ные действительностью, устав­шие и не видевшие выхода из своего положения, стремились хотя бы в мечтах перенестись в дальние страны и превра­титься в граждан «солнечного царства». Во время восстания Аристоника учение о «солнечном острове» нашло отражение в лозунгах восставших.

Статуя пожилой женщины эллинистического времени

Статуя пожилой женщины эллинистического времени

Элемент фантастического и чудесного содержится и в исто­рических произведениях эллинизма. Военные походы и экспеди­ции, впечатления купцов и путешественников доставляли бога­тый материал историку, открывали дотоле неведомые страны, знакомили с бытом, культурой, языком и верованиями других народов. На этой почве зарождались идеи всемирной истории, этнографии и исторический роман.

Большинство эллинистических историков были придворными историографами, что, естественно, не могло не отразиться на их исторических концепциях и оценках. Наиболее известными историками эллинистической эпохи являются Феопомп с острова Хиоса (IV в.), Эфор, Диодор Сицилийский, Полибий (201— 120 гг.).

Параллельно с художественной и исторической литературой существовали научная литература, языкознание и филология. В эллинистическую эпоху была проведена колоссальная работа по собиранию материалов, критической оценке и систематиза­ции произведений старых писателей и поэтов, составлены сло­вари и оглавления книг. Одновременно тексты освобождались от позднейших наслоений, вставок (интерполяций) и искаже­ний.

Критика ученых-филологов часто была чрезмерно педан­тична и придирчива. Крупнейшими критиками того времени были Зенодот, Аристофан, Аристарх и другие. Кроме того, боль­шую ценность представляют сводные работы Дионисия Фракий­ского (II в.). Дионисий умело систематизировал учения предше­ствовавших грамматиков.