1 год назад
Нету коментариев

Отличительными признаками эллинистической культуры яв­ляются синкретизм эллинских и местных элементов культуры, космополитизм, индивидуализм и преобладание естественно-ма­тематических а технических дисциплин над гуманитарными.

Всем научным дисциплинам эллинистического периода свой­ственно богатство фактического материала, его систематизация, большой научный аппарат и в то же время сравнительная бед­ность оригинальных идей. Расцвет эллинистической культуры падает на первые века эллинизма (IV—III). Упадок хозяйствен­ной жизни, рост деспотизма и снижение общественной и личной инициативы во II в. отрицательно сказались на научной и худо­жественной деятельности.

Среди отраслей научного знания в эллинистическую эпоху одно из первых мест занимала военная и строительная техника и связанные с нею дисциплины. Прогресс военной техники и военного искусства был обусловлен усложнившимися военными задачами и переходом к профессиональной наемной армии. Еще во время Пелопоннесской войны появились осадные орудия, тараны, черепахи-навесы, защищавшие осаждающих от копий и стрел, камней и свинца, и метательные машины — катапульты и баллисты, выбрасывавшие на большие расстояния длинные стрелы и огромные камни.

При осаде Родоса (304 г.) Деметрий Полиоркет использо­вал гигантскую осадную машину гелеполу («берущую города»). Гелепола имела девять этажей и была поставлена на колеса. 3500 человек должны были прокладывать дороги и копать рвы для передвижения этой машины. Во время осады Сиракуз рим­лянами (213 г.) осажденные сиракузцы пустили в ход механи­ческие приборы Архимеда, зацеплявшие крюками римские ко­рабли и топившие их.

Осадные орудия применялись не только при осаде городов, но и во время морских боев, что привело к изменениям в кон­струкции судов. Старые триеры, не приспособленные для пере­возки громадных боевых машин и многочисленного экипажа, вытесняются многовесельными (20-, 30- и 50-весельными), много­ярусными (пяти-, восьмиярусными и более) кораблями. О ха­рактере военных кораблей-гигантов можно судить по описанию, приведенному Плутархом в биографии Деметрия Полиоркета. По приказу Птолемея Филопатора был построен огромный корабль (тессароконтера) длиной 280 футов, шириной 38 фу­тов и высотой в носовой части 48 футов; расстояние от вым­пела до подводной части составляло 53 фута. Корабль имел два носа, две кормы и семь таранов. Весла были налиты свин­цом и легко скользили в уключинах. На корабле находились четыре тысячи гребцов, 400 человек прислуги, три тысячи эки­пажа и большой запас провианта.

Примеру Филопатора последовал его современник, сиракуз-ский тиран Гиерон II (269—214 гг.). Гиерон собрал отовсюду корабельных мастеров, поставил во главе их коринфского архитектора Архия и приказал построить корабль по всем пра­вилам тогдашней науки и техники. Колоссальными усилиями многочисленных мастеров был построен 20-весельный много­ярусный корабль с тремя коридорами для груза, пассажиров и военной команды. На корабле существовали каюты для мужчин и женщин, прекрасно оборудованная кухня, столовая, крытые портики, галереи, гимнастические палестры, сараи, погреба и мельницы. На борту корабля было восемь башен, а также катапульта. Все это наглядно свидетельствует о высоком уровне военной техники и науки эллинистических государств, тратив­ших огромные средства на военное дело.

В эллинистический период прогресс наблюдался не только в военной, но и в производственной технике.

Постройка крепостей, дворцов, гигантских судов, маяков, добыча руд, изготовление машин и инструментов, приготовле­ние красок предполагали высокую степень развития технических знаний и точных наук.

Настоящий переворот произвело изобретение архимедова винта для откачивания воды с кораблей и орошения, а также водяной мельницы. Ряд усовершенствований был достигнут в горном и мукомольном деле — двух главных отраслях антично­го производства. Однако эти изобретения не получили широкого распространения.

Прогресс в ткацком производстве Египта связан с перехо­дом от вертикального станка к горизонтальному; в кузнечно-слесарном — с усовершенствованием горна и молота; в гончар­ном — с распространением печей для обжига. Немало открытий было сделано и в изготовлении красок, выдувании стекла и вы­делке кож. Изобретение триспаста — подъемного механизма, представляющего собой систему блоков и рычагов,— также вос­ходит к эллинистическому Востоку.

Об интересе к механическим изобретениям дает представ­ление театр кукол, напоминающий наши театры марионеток. В этом театре все делалось автоматически. Автоматически появ­лялись куклы, зажигались и гасли огни и т. д. Знаменитый ма­тематик и механик Герон для приведения кукол в движение использовал силу пара, создав первый в мире паровой двигатель.

И тем не менее столь блестящее начало не получило достой­ного развития. Технический прогресс в условиях античного мира носил поверхностный характер и не шел вглубь. Промышленно­го переворота он не произвел. Причина этого, как указывалось выше, коренилась в совокупности условий рабовладельческого способа производства.

Не случайно, что в эллинистической технике наибольшее число изобретений касалось военной и строительной техники (подъемников, передачи силы на расстояние и т. д.). Усовершен­ствований в области ручных (рабочих) механизмов почти не было.

От техники неотделима наука. В классической Греции веду­щее место принадлежало философии, которая определяла все остальные науки. В эллинистическую эпоху философия диффе­ренцируется: с одной стороны, она превращается в специальную систему знаний о мире, близкую к физике, а с другой — сливает­ся с этикой (наукой о человеческом поведении) и религией. В связи с развитием техники больших успехов достигли есте­ственные науки.

Основой научного знания была математика и родственные ей дисциплины — механика и естествознание (в широком смыс­ле). Центром естественно-математических дисциплин являлась египетская Александрия с ее знаменитой библиотекой. Во главе александрийской школы математиков стоял Эвклид (III в.), стяжавший мировую славу своими «Элементами математики», отличающимися простотой и ясностью мысли. В этом произве­дении Эвклид обобщил научные достижения математики своего времени.

Кроме Эвклида, из александрийской школы вышел Эрато-сфен из Кирены (276—194 гг.), знаменитый математик, географ, филолог, философ и астроном, глава Александрийской библио­теки. Эратосфен считал, что земля шарообразна. Ему удалось с относительно большой точностью определить длину окружно­сти земного шара. Современником Эратосфена был Архимед (285—212 гг.), основоположник теории механики и гидравлики, который установил основной закон гидростатики, определил отношение длины окружности к диаметру (число π), создал теорию рычагов. Он заложил также фундамент исчисления бес­конечно малых и бесконечно больших величин.

Выдающимся математиком и астрономом эллинистической Греции является Гиппарх (160—125 гг.), проживавший на Ро­досе и в Александрии. Путем сложных математических вычис­лений и наблюдений Гиппарх определил величину солнца, луны и земли, установил характер их движения и расстояние от зем­ли и положил начало гелиоцентрической системе, легшей в осно­ву системы Коперника.

Гиппарх составил руководство по сферической, а александри­ец Герон — по плоскостной тригонометрии. В области физики следует отметить перипатетика Стратона (III в.). Он во многом освободил аристотелевскую натурфилософию от присущих ей метафизических элементов. Все явления мира Стратон выводил из внутренних (имманентных) необходимостей, объясняя миро­вые процессы механическими законами.

Высокого уровня развития достигла в эллинистический пери­од медицина, пользовавшаяся особым покровительством болез­ненного Птолемея Филадельфа, искавшего «жизненный элек-сир». Птолемей не только оказывал медицине материальную под­держку, но и разрешал анатомирование трупов преступников, что чрезвычайно расширило сферу экспериментальной медици­ны. Теоретическому прогрессу медицины в немалой степени способствовало соперничество между различными медицински­ми школами — косской и книдской, т. е. догматической и эмпи­рической. Каждая из этих школ имела достижения в области анатомии и физиологии, в исследовании функций сердца, крово­обращения и деятельности мозга.

О повышении интереса к сельскому хозяйству и агрономии свидетельствует большое число агрономических трактатов, на­писанных в эллинистическую эпоху. На первом месте стоят сводные трактаты по ботанике, агрономии и общему естество­знанию Феофраста (372—287 гг.), ученика Аристотеля и главы перипатетической школы. Феофраст подробнейшим образом ис­следует качества почвы, ее водоемкость и водопроницаемость, химический состав, качества и вес семян, различные породы растений, сорта естественных и искусственных удобрений, устройство запруд и плотин, описывает разные виды сельско­хозяйственных орудий и многое другое. Феофраста с полным правом можно считать основателем науки о почвоведении и ботаники в древнем мире. Но, к сожалению, из сочинений Фео­фраста по ботанике, зоологии и минералогии сохранились лишь небольшие отрывки. Широкой известностью у современников и последующих поколений пользовался трактат Феофраста «Об этических характерах», в котором описываются типы ха­рактеров людей (честолюбивые, суеверные, хвастливые и т. д.).