1 год назад
Нету коментариев

Вслед за гомеровским Греция вступает в период, который часто условно называют архаическим. Этот период, охватываю­щий VIII—VI вв. до н. э., прежде всего характеризуется рядом крупных сдвигов во всех основных отраслях материальной жиз­ни греческого общества. Расширяется добыча рудных ископа­емых, в первую очередь железа и меди, совершенствуется обра­ботка металла и изготовляемые из него орудия труда, значительный прогресс наблюдается и в земледелии, и в раз­личных отраслях ремесленного производства, и в строительном деле, и кораблестроении, особенно важном для такого морского народа, каким были древние греки.

Рост производства способствовал и дальнейшему прогрессу в общественном и техническом разделении труда. Труд земле­дельцев все больше обособляется от труда ремесленников, воз­никает ряд новых недифференцированных прежде специально­стей. Растет торговый обмен, показателем чего служит появление в VII в. монетных систем и затем быстрое и повсеместное их рас­пространение.

Быстрые темпы развития производительных сил греческого общества форсировали дальнейшее нарастание социально-иму­щественного неравенства и становление производственных отно­шений нового типа, что обусловило формирование классового об­щества и государства в специфической для древней. Греции фор­ме полиса — государства-города. Все большее развитие получали рабовладельческие отношения. Таким образом, на протяжении VIII—VI вв. в Греции совершался переход к рабовладельческому строю. Но, конечно, этот процесс принимал различные формы, и темпы его развития были неодинаковыми, что объясняется раз­нообразием условий, в которых жило население Греции.

К VIII в., за четыреста лет, истекших со времени дорийского переселения, четко обозначились три основные ветви, на которые распадалась греческая народность: 1) северо-восточная — эолийская ветвь, 2) восточная — ионийская, 3) южная — дорий­ская. Эолийцы обитали на территории Фессалии, Беотии, Арка­дии, острова Лесбоса и области Эолиды в Малой Азии. Ионийцы жили в Аттике, на большей части островов Эгейского моря (Хио­се, Самосе, Наксосе) и средней части западного побережья Ма­лой Азии (города Эфес, Милет и др.). К третьей (дорийской) группе относились греки, жившие на территории Коринфа, Эги­ны, Мегар, Сикиона, Аргоса, Спарты, Крита, острова Родоса и южной части малоазийского побережья (Галикарнас). Ионийцы как бы вклинивались между эолийцами и дорийцами, у них были свои центры и на материке, и на островах, и в Малой Азии. Каждая из названных групп греческой народности говорила на своем собственном диалекте: ионийцы — на ионийском, дорий­цы — на дорийском и т. д. В северо-восточной группе ощуща­лась большая примесь иллирийско-фракийских элементов, в дорийской — ахейских и различных эгейских, ионяне же представляли собой сложную смесь догреческих обитателей Средиземноморья, ахеян и, возможно, дорийцев.

Наиболее передовыми были ионийцы, особенно население западного, ионийского побережья Малой Азии, которое слави­лось цветущими городами. Здесь раньше, чем в других местах, наметился и был осуществлен переход к более прогрессивным для той эпохи рабовладельческим отношениям, быстрее исчезли пережитки родового строя и было низвергнуто господство ро­довой аристократии. Постепенно в этот процесс втягивались и другие части эллинского мира. Очень важную роль в его даль­нейшем развитии сыграла греческая колонизация.

Колонизация VIII—VI вв. была продолжением переселений и расселений, происходивших в предшествующие столетия, но масштабы ее были несравненно шире и исторические последствия значительнее. Поэтому в научной литературе наше­го времени за ней и утвердилось название «великой колониза­ции».

Основные причины колонизации того времени коренятся в изменившихся, в VIII—VI вв. исторических условиях. Дальней­ший рост производительных сил приводит к развитию новых про­изводственных отношений — рабовладельческих. Одновременно с ростом населения усиливалось имущественное неравенство, обез­земеливание свободных. В городах обострялась классовая борьба, сопровождавшаяся политическими переворотами. Побежденные в этой борьбе группировки навсегда покидали родину и сели­лись в новых местах.

Развитие колонизации стимулирует и торговля. Ряд колоний в это время создается на основе временных торговых факторий. Население колоний в дальнейшем сочетает торговлю с ремесла­ми и сельским хозяйством. Наиболее же древние земледельче­ские колонии в связи с развитием товарного производства и ро­стом торговли вовлекаются в торговую деятельность и становят­ся крупными торговыми центрами.

Таким образом, колонизация представляла собой явление в достаточной мере сложное. Для нее характерно несколько эта­пов развития. В ранний период колонизация была эпизодиче­ским явлением и проходила так: отважные, предприимчивые люди из разных городов отправлялись в чужие далекие страны в поисках лучшей жизни и обогащения. Впоследствии колони­зация приобретает более систематический характер.

Основание новых колоний становится делом не только част­ной, но и государственной инициативы. В ряде городов, прини­мавших активное участие в колонизации, создаются особые должности так называемых ойкистов, в обязанность которых входило устройство колонии. Политическая структура колоний была в основном такой же, как и метрополий, за исключением, конечно, тех случаев, когда основателями колоний выступали политические эмигранты. Возникнув, колония вскоре превраща­лась в такое же самостоятельное государство — город-полис, как и ее метрополия. Между колониями и метрополиями обычно устанавливались оживленные экономические, политические, культурные и религиозные связи, которые носили характер взаи­моотношений независимых друг от друга, но обычно дружествен­ных полисов. Эти связи нередко скреплялись особыми догово­рами.

В великой колонизации в различной степени принимал уча­стие весь греческий мир — и западная и восточная его части. Инициатива исходила от наиболее развитых городов Малой Азии, некоторых островов греческого архипелага и Балканской Греции, особенно городов: Милета (в Малой Азии), Халкиды (на Эвбее), Мегар (Мегары) и Коринфа (в материковой Греции).

Колонизационное движение в основном развивалось в трех направлениях (Все карты, приведенные в данном издании, кроме карты «Греко-персид­ские войны», взяты из Большой Советской Энциклопедии): 1) западном — по побережьям Италии и Сици­лии и дальше на запад; 2) южном — по южному берегу Среди­земного моря и 3) северо-восточном — по побережьям Геллеспон­та, Пропонтиды и Понта Эвксинского.

Колонии греков, таким образом, распространились по всему средиземноморскому побережью, а также побережьям Мрамор­ного и Черного морей. Подобно древним финикийцам, греки, как правило, основывали свои поселения в пределах прибрежной по­лосы, не заходя далеко в глубь страны. По выражению Цицеро­на, греческие колонии составляли как бы кайму, пришитую к об­ширной ткани «варварских полей».

Греческие колонии...

Греческие колонии…

Колонизационное продвижение в западном направлении на­чалось с освоения побережий Апеннинского полуострова и побе­режий Сицилии. В первой половине VIII в. на западном побе­режье Италии возникла древнейшая греческая колония Кимы (лат. Кумы), основанная выходцами с острова Эвбеи и мало­азийских Ким. Раскопки на месте Ким обнаружили следы до­греческих поселений. Кимы были одновременно аграрной и тор­говой колонией, проводником греческой культуры в Италии и Эт­рурии. Впоследствии куманцы основали Неаполь. Весь берег к югу от Ким был усеян греческими колониями.

Пионерами в Сицилии были также халкидяне, основавшие вместе с выходцами с острова Наксоса на вулканической почве Этны колонию Наксос (в 735 г.). В начале VII в. до н. э. куманцы вместе с халкидянами, жившими в Италии, создали колонию Занклу, расположенную на берегу узкого пролива, отделяющего Италию от Сицилии. Впоследствии (в начале V в.) жителей Занк­лы вытеснили самосцы, которых вскоре изгнал тиран халкидской колонии Регий, лежавшей на противоположном берегу пролива; он назвал это поселение Мессаной (теперь Мессина). На острове Керкире и в Сицилии утвердились коринфяне, ими были основаны Сиракузы. В VI в. на юге Сицилии возник Акрагант. Таким пу­тем, шаг за шагом, в сравнительно короткое время было колони­зовано все побережье Южной Италии и Сицилии, местное же на­селение оттеснено за пределы прибрежной полосы.

В западной части Сицилии греческая колонизационная волна встретилась с волной, исходившей из Карфагена — финикийской колонии в Африке. Карфаген претендовал на западную часть Си­цилии. В дальнейшем Сицилия превратилась в яблоко раздора сначала между Карфагеном и греками, а затем между Карфа­геном и римлянами.

В Южной Италии, на берегу Тарентского залива, были осно­ваны колонии Тарент, Сибарис, Кротон и др. Тарент — единст­венная колония, выведенная Спартой. Первыми жителями Тарента предание называет парфениев (рожденных от незаконных связей спартиатов с периэкскими женщинами). Южноиталийские колонии были расположены в исключительно плодородной мест­ности, имели превосходные бухты и поэтому скоро превратились в цветущие города (полисы) эллинского мира.

Южноиталийские города связывали западный (италийский) мир с греко-восточным. В этом причина быстрого и блестящего культурного расцвета «Великой Греции», как называют южную часть Италии, заселенную греками. Из италийских и сицилий­ских колоний стали экспортироваться хлеб, лес, вино, оливко­вое масло, шерсть, шкуры домашних животных и другие про­дукты и изделия.

К западу от Апеннинского полуострова в конце VII в. вы­ходцы из Фокеи (города в Малой Азии) основали в устье Роны Массалию (современный Марсель). Благодаря выгодному гео­графическому положению Массалия играла роль посредника и в дальнейшем славилась как богатейший и культурный центр средиземноморского запада. Море, с одной стороны, и плодо­родная долина Роны, населенная лигурами,— с другой, состав­ляли основу материального и культурного процветания Масса­лии. Памятники материальной культуры указывают на то, что влияние массалийцев достигало не только областей современной Франции и Пиренейского полуострова, но также и Британских островов, откуда они привозили олово. Выходцы из Массалии основали колонии и на восточном побережье Пиренейского по­луострова. Попытки же греков утвердиться на юге Испании были неудачны: с ними конкурировали финикийцы из Карфа­гена.

Южное побережье Средиземного моря оказалось менее бла­гоприятным для греческой колонизации. Лучшие районы на этом побережье уже были заняты финикийскими колониями. Грекам удалось утвердиться лишь в дельте Нила, на территории, отве­денной для них египетскими фараонами, где был основан го­род Навкратис, и на территории к западу от Египта, где воз­никла Кирена, сыгравшая важную роль в распространении греческой культуры среди местных ливийских племен. Область Кирены (Киренаика) славилась своим исключительным плодо­родием. Отсюда вывозились продукты сельского хозяйства, а также сильфий — растение, широко употреблявшееся как лекар­ство и как приправа при изготовлении пищи, и, кроме того, скот (особенно лошади).

Еще один колонизационный поток в том же VIII веке идет на северо-восток. В конце VIII и начале VII в. была колонизова­на Халкидика (полуостров на севере Эгейского моря). Это на­звание он получил от города Халкиды на острове Эвбее, вы­ходцы из которого основали здесь, по преданию, 32 колонии. Через столетие сюда проникли колонисты и из других городов. Особенное значение приобрела впоследствии Потидея, основан­ная Коринфом. Халкидика славилась плодородной почвой и лес­ными массивами. Отсюда в большом количестве вывозился лес. Кроме того, с этого острова, как и с фракийского побережья, шли в Грецию металлы. Вслед за Халкидикой колонизуется и фра­кийское побережье. Проникновение греков на это побережье ока­зало влияние на местные племена, и в то же время сами греки восприняли некоторые черты фракийского быта, нравов и веро­ваний.

В VII в. до н. э. происходит интенсивное заселение греками берегов Геллеспонта, Пропонтиды и Понта. Здесь появляется ряд колоний: Абидос — на Геллеспонте, Кизик — на Пропонтиде; в том же столетии на азиатском берегу Боспора был основан Кал­хедон, или, как его иначе называли, Халкедон. На европейском же берегу пролива, на полуострове, отделяющем Золотой Рог от Мраморного моря, возникла мегарская колония Визан­тии. Милетяне и присоединившиеся к ним впоследствии пересе­ленцы из других городов утвердились на южном, азиатском, бе­регу Понта. Опорным пунктом становится здесь Синопа. На за­падном, фракийском, берегу Черного моря важнейшими коло­ниями были Одесс, Томы, Истр (к югу от Дуная), в устьях реки Тиры (современный Днестр) — Tupac.

Главная роль в колонизации Северного Причерноморья при­надлежала ионийским грекам, выходцам из городов малоазий­ского побережья, прежде всего Милета. В VI в. до н. э. в устье Буго-Днепровского лимана ими была основана Ольвия и ряд колоний на восточном побережье Крыма и по берегам Керчен­ского пролива, в древности носившего название Боспора Ким­мерийского. Самые крупные из них: Пантикапей (на месте ны­нешней Керчи), Феодосия (на месте современной Феодосии), Фанагория, Гермонасса и Кепи — на побережье Таманского по­луострова, в древности представлявшего собой группу островов, образуемых дельтой Кубани. Самым северным греческим посе­лением был Танаис, возникший на побережье Меотиды (Азов­ского моря) в устье Дона. Единственной дорийской колонией на северочерноморском побережье являлся Херсонес, основанный переселенцами из мегарской колонии Гераклеи Понтийской в V в. Он был расположен в 3 километрах от нынешнего Севасто­поля, на скалистом полуострове между Песочной и Карантинной бухтами. Не исключена возможность, что до вторжения герак­лийских колонистов на этом месте существовало небольшое ионийское поселение.

В дальнейшем развитии северочерноморских колоний греков наряду с земледелием и местным ремеслом очень важную роль начинает играть торговля. В VI в. потребность в причерномор­ском сырье и особенно хлебе ощущалась уже многими грече­скими городами. Греческие ремесленники также нуждались в рынке сбыта для своей продукции. Таким образом, в VI в. гре­ческие колонии на побережьях Черного моря, в частности севе­рочерноморские, приобретают исключительное значение в эко­номической жизни Греции. Они становятся поставщиками сырья, хлеба и рабочей силы — рабов. От их деятельности зависит ма­териальное благосостояние многих греческих городов.

Значительная часть вывозившегося с черноморских побере­жий хлеба и других предметов экспорта попадала в руки грече­ских купцов, которые вели торговый обмен с местными племена­ми. Между греческими городами-колониями и местным населе­нием завязываются оживленные торговые сношения, одинаково выгодные обеим сторонам. Особенно в торговле с греками была заинтересована племенная знать. Ко времени колонизации она располагала значительными запасами товарного хлеба и огромными стадами скота. Продукция греческого ремесла, в частности художественного, пользовалась в этой среде большим спросом. Тесные связи местных племен с греческими городами-колониями создавали благоприятные условия для распространения грече­ской культуры и эллинизации местного населения. В то же время постоянное общение с местным населением наложило отпечаток на все стороны жизни греческих колоний. Конечно, в отдельных случаях между греческими колонистами и местными племенами происходили и военные столкновения. Однако в первые века колонизации во взаимоотношениях пришлого и местного населе­ния мир преобладал над войной.

Вполне понятен интерес греков к Черному морю и населяв­шим его побережья племенам и народностям, и не удивительно, что многие античные писатели отражали в своих произведениях быт и жизнь населения Причерноморья. Именно им обязаны мы первыми обстоятельными сведениями о древних обитателях на­шей страны и ее исторических судьбах в античную эпоху.