1 год назад
Нету коментариев

Македония и по территории, и по численности населения зна­чительно уступала таким эллинистическим государствам, как Египет и царство Селевкидов, а по уровню развития производи­тельных сил значительно отставала от них. Во время походов Александра Македонского и диадохов большая часть мужского населения ушла в походы или же переселилась на Восток. На территории Македонии происходили военные столкновения меж­ду диадохами, и это разоряло страну. В 70-х годах III в. до н. э. в Македонию вторглись кельты и сильно опустошили ее. Это объясняет глубокий экономический и политический упадок, кото­рый переживает Македония в III в. Тем не менее общие тенден­ции эллинистического времени оказывали влияние и на Македо­нию: войско из дружины царя превратилось в наемное, в быту и в экономике изживались патриархальные отношения.

В 277 г. Антигон II Гонат (283—239 гг.), сын Деметрия Поли­оркета, первого царя новой династии Антигонидов, потомков Ан­тигона Одноглазого, одержал при Лисимахии победу над кель­тами и после этого стал царем. При нем начинается возрожде­ние Македонии. Он подчинил Эвбею и Мегары и привлек на свою сторону Мегалополь и Аргос. Со времени Антигона Маке­дония становится крупным эллинистическим государством, пре­тендующим на роль мировой державы. Македонские города — Пелла, Кассандрия и в особенности Фессалоники — приобрета­ют первостепенное значение. Македонская армия расширяется за счет наемников — фракийцев, иллирийцев и представителей других народностей. В Македонию увеличивается приток рабов. Упрочению власти македонских царей способствовало и то, что добыча железа, серебра и других металлов, а также использо­вание лесных массивов превратились в их монополию. При Ан­тигоне Македония контролировала выходы к Эгейскому морю, в связи с чем большие доходы стала приносить морская тор­говля.

При преемниках Антигона Гоната (Деметрии, Антигоне Досоне, Филиппе V — 221—179 гг. — и его сыне, последнем македон­ском царе Персее) Македония втягивается в длительную борь­бу с Римом за господство на Эгейском море, Геллеспонте, остро­вах и других территориях. Войны велись с переменным успехом, противники боролись не только силой оружия, но и дипломати­ческими средствами. Наиболее уязвимой из подвластных терри­торий была Греция, входившая в состав Македонского царства.

Между отдельными областями Греции в эллинистический период наблюдались большие различия. Старые полисы — Афины, Спарта, Коринф и другие — продолжали находиться в состоянии экономического упадка. Многие даже состоятельные граждане этих полисов продавали или отпускали рабов на волю, а сами, покидая свои земли, вступали в наемнические отряды, эмигри­ровали на Восток или же уходили в большие города. В областях же, ранее не игравших существенной роли в истории Греции — Беотии, Фокиде, Локриде, Этолии и т. д., — происходил экономи­ческий подъем и рост рабовладения. Правда, и в старых полисах иногда бывали периоды некоторого оживления и подъема эко­номической и политической жизни, связанные с изменением внешнеполитической обстановки, которая в то время была очень сложной и противоречивой. Частые перевороты, смена правите­лей, восстания рабов, бунты наемников и т. д.— таковы харак­терные особенности истории Греции III—II вв. Эллада в течение многих лет была театром опустошительных войн и разорений.

Взаимоотношения Македонии и Греции определялись реаль­ным соотношением сил. Опорой Македонии в греческих полисах служили наиболее богатые слои населения, которые боялись на­родных восстаний. Очагом антимакедонского движения все вре­мя оставались Афины, где прочнее всего сохранялись демокра­тические традиции, несовместимые с македонским владычеством. Антимакедонское движение в Афинах еще более усилилось после смерти Александра. Вождем этого движения был Гиперид. Неза­долго перед тем вернувшийся из Азии и находившийся на мысе Тенар в южной части Пелопоннеса вождь наемнических отрядов Леосфен на присланные из Афин деньги навербовал отборный отряд наемников численностью в восемь тысяч человек и прибыл в Афины. Афиняне издали торжественный манифест, призывав­ший все греческие города к освободительной войне против Ма­кедонии.

Леосфен, заручившись поддержкой этолян, двинулся к Фер­мопильскому проходу и занял его, разбив беотян, союзников Македонии. Македонией управлял в то время Антипатр. У него было небольшое войско, и он вел военные действия против по­граничных племен. Антипатр быстрым маршем двинулся в Фес­салию, однако Леосфен нанес ему поражение, и тот со всей ар­мией заперся в крепости Ламии. По имени этой крепости и вой­на получила название Ламийской (323—322 гг.).

Поражение Антипатра вызвало взрыв энтузиазма по всей Греции. По постановлению народного собрания в Афины был возвращен Демосфен, живший после бегства из Афин на острове Эгине. К антимакедонскому движению присоединились также и пелопоннесцы, до тех пор державшиеся в стороне. Коринфский союз, служивший проводником македонского влияния, распался. Однако осада Ламии проходила не столь успешно, как это пред­полагалось. Военные действия под стенами Ламии затянулись, пал Леосфен, пользовавшийся большой популярностью среди союзников. Между тем к Антипатру прибыли значительные под­крепления из Азии, он прорвал блокаду и, соединившись с войсками из Азии в долине Краннона, разбил союзную армию. После этого эллинский союз начал распадаться, отдельные госу­дарства вышли из него и заключили мир с Антипатром. Самыми последними сдались Афины и этоляне. Конституция Афин была изменена в олигархическом направлении. В аналогичном духе были изменены конституции и в других греческих городах, в ко­торых у власти утверждались олигархи или тираны, дружествен­ные Македонии. Так печально закончилась война за эллинскую свободу против македонского господства. В ряде греческих горо­дов сторонники Македонии с триумфом, золотыми венками и по­четными дарами приветствовали Антипатра. Гиперид и Де­мосфен бежали из Афин, но первый был схвачен на острове Эгине и казнен; Демосфен же покончил самоубийством на ост­рове Калаврии.

Ламийская война нанесла тяжелый удар афинской демокра­тии и греческой свободе. После разгрома Афинам трудно было подняться и объединиться для новой войны с Македонией. Лишь в середине следующего, III века Афины в союзе со Спартой и Египтом попытались сбросить македонское иго. Но и эта Хремо­нидова война (267—261 гг.), названная так по имени инициатора войны афинянина Хремонида, окончилась для греческих патрио­тов так же неудачно, как и предшествующая. После Хремонидо-вой войны Македония снова установила свою гегемонию над Грецией.

Греческие полисы после многочисленных войн были слишком ослаблены, чтобы противостоять натиску более сильных госу­дарств эллинистического периода. Поэтому многие из них объ­единяются в союзы, среди которых особенно большое значение имели Этолийский и Ахейский. В течение III в. Македония вела упорную борьбу с этими двумя союзами. Этолийский и Ахейский союзы представляли собой новый тип политических объедине­ний, отличный от симмахий V в. Этолийский союз возник в конце IV в. Во главе союза стояли общины Этолии. В этот союз входи­ли Мессения, Элида и другие области Средней Греции и Пело­поннеса, включавшие отсталые сельские общины. Союз имел фе­деративное устройство, основанное на признании равноправия и полной автономии входивших в него членов. Ни один член сою­за не имел гегемонии над другими. Все входившие в союз общи­ны сохранили свой политический строй и самоуправление. В этом заключалось принципиальное отличие Этолийского союза от старых симмахий — Афинской и Спартанской. Высшая власть принадлежала общесоюзному собранию, собиравшемуся один раз в год в городе Терме в Этолии. В работе собрания могли при­нимать участие все граждане союзных общин. Военная власть находилась в руках стратега и была ограничена специальной коллегией апоклетов.

Приблизительно на тех же принципах был основан и второй, Ахейский союз. Первоначально этот союз объединял несколько городов Пелопоннеса, к которым затем присоединились и другие города — Коринф, Сикион, Мегары и т. д. Города, входившие в Ахейский союз, имели единую систему веса и мер. Ахейский союз, как и Этолийский. стремился прежде всего защитить инте­ресы имущих и подавить народные восстания. В Ахейском союзе в отличие от Этолийского преобладали аристократические эле­менты. В том и другом союзах высшее руководство фактически принадлежало стратегу. Среди стратегов Ахейского союза про­славился Арат (271—213 гг.), который руководил союзом в те­чение 30 лет (с 245 г.). С его именем связан блестящий период в истории этого объединения. В это время был заключен союз с египетским царем Птолемеем III, что еще больше упрочило внешнеполитическое положение союза.

Однако попытки союза расширить сферу своего влияния при­вели к новым военным столкновениям с Македонией, Этолий-ским союзом и Спартой, на владения которой покушался Арат.

Внутреннее положение Спарты в III в. было еще менее ус­тойчивым, чем в IV в. Источники сообщают о концентрации зе­мель и богатств у небольшого числа лиц и массовом разорении свободных граждан — спартиатов Процесс имущественного рас­слоения в Спарте начался гораздо позже, но протекал значи­тельно быстрее и болезненнее, чем в какой-либо другой области греческого мира. Вся земельная собственность спартанской об­щины сосредоточилась в руках сотни богачей. Свои поместья спартанская знать использовала главным образом в качестве пастбищ, так как это требовало небольших затрат и приносило значительные доходы. Пастухами были илоты, жившие на зем­лях богатых спартиатов.

Внешнеполитическое положение Спарты с середины IV в. рез­ко ухудшилось. Финансовая помощь со стороны Персии и Сици­лии прекратилась. После фиванских походов Пелопоннесский союз распался. И все же Спарта в IV—III вв. оставалась одним из самых сильных греческих государств. Наиболее дально­видные представители спартанских правящих кругов понимали необходимость реформ, направленных на восстановление могу­щества страны и предотвращение дальнейшего разорения спар­тиатов, являвшихся прежде опорой государства.