1 год назад
Нету коментариев

Коринфский конгресс положил начало новому этапу в исто­рии эллинизации (подчинения греческому влиянию) Востока. Неорганизованный колонизационный поток с этого времени пре­вратился в организованное движение с захватническими целя­ми, возглавляемое македонским царем. Инициаторами похода за богатствами Востока выступили военные и торговые элемен­ты Македонии и Греции.

Энергичные приготовления к походу были прерваны неожи­данной смертью Филиппа, который был убит на свадьбе своей дочери. В убийстве Филиппа, возможно, определенную роль сы­грали мотивы личного характера — месть разведенной жены Фи­липпа Олимпиады (матери Александра), но оно прежде всего было политическим актом, заговором македонской аристокра­тии, недовольной абсолютистской политикой Филиппа. Не ли­шена правдоподобия и версия о том, что в заговоре принимали участие персы и что персидский царь подослал убийцу, сразив­шего организатора предполагаемого похода на Персию.

Внезапная смерть Филиппа произвела ошеломляющее впе­чатление на современников. Многие представители старой ма­кедонской знати были против передачи престола сыну Филиппа Александру. Однако победила другая придворная группировка, добившаяся поддержки Александра большей частью войск. В 336 г. он был провозглашен царем.

Александру в то время было 20 лет. Наделенный от природы незаурядными способностями, он получил разностороннее обра­зование под руководством Аристотеля. Любимым писателем Александра был Гомер, любимым героем — Ахилл. Бесспорно, Александр был одним из самых крупных и талантливых полко­водцев античной эпохи. Еще в древности личность Александра была крайне идеализирована. Идеализируется она и сейчас буржуазной историографией, особенно в трудах ее наиболее реакционных представителей.

Александр вступил на престол в очень напряженное время. В подвластных Македонии областях начались волнения, одна область отпадала за другой.

Во многих городах активизировались противники Македонии. В Афинах снова приобрел влияние Демосфен, который в празд­ничном платье и с венком на голове принес богам благодарст­венную жертву за избавление греков от тирании Филиппа. Но до того как оппозиция успела организовать сопротивление, Александр появился в Греции, восстановил союз с Фессалией, предложил амфиктионам утвердить себя в качестве командую­щего войском в войне с персами и возобновил в Коринфе дого­вор, заключенный Филиппом. После этого он направился на се­вер македонского государства и вступил в борьбу с фракийца­ми, угрожавшими македонским границам. В его отсутствие в Греции снова приобрели влияние противники македонского владычества. Материальную поддержку им оказывала персид­ская дипломатия. Прошел слух о гибели Александра, что со­действовало ускорению восстания. Против Македонии поднялись Фивы, восстали некоторые пелопоннесские города; в Афинах шла подготовка к войне.

Когда Александру стало известно о событиях в Греции, он (уже закончив войну во Фракии) быстрым маршем направился туда и, вопреки ожиданиям, дошел до Фив в течение 14 дней. Го­род был взят приступом и разрушен. Александр пощадил лишь храмы и дом поэта Пиндара, поклонником которого он был. Афинянам было предъявлено требование о выдаче Демосфена и других видных представителей антимакедонской партии. Лишь посредничество афинских сторонников Александра побудило по­следнего отказаться от этого требования.

Осенью 335 г. и зимой 335/334 г. Александр спешно гото­вился к походу на Персию, надеясь захватить персидского царя врасплох и опасаясь блокады берегов Греции и Македонии пер­сидским флотом, господствовавшим в Эгейском море.

По преданию, перед началом похода Александр раздал друзьям все свои поместья, рабов и скот. На вопрос одного из своих спутников, что же остается теперь у него самого, Алек­сандр ответил: «Надежда». В казне Александра к моменту от­правления в поход было только 70 талантов, в то время как для содержания армии, по самым скромным подсчетам, требовалось не менее 300 талантов в месяц. Основное ядро армии Александ­ра составляла тяжелая и легкая пехота македонян. Пехота координировалась с кавалерией, состоящей из македонян и фессалийцев. К этому основному ядру примыкали контингенты союзников из греческих городов и ополчения из подвластных Македонии племен — одрисов, иллирийцев, трибаллов и других. Флот в походе Александра вначале существенной роли не играл.

Александр Македонский по Лисиппу...

Александр Македонский по Лисиппу…

Момент для начала войны был выбран как нельзя более подходящий. В Персии тогда правил Дарий III Кодоман (336—330 гг.), человек мало­инициативный. Держава Ахе­менидов переживала в это вре­мя глубокий внутренний кри­зис и находилась накануне распада. Западные области — Малая Азия, Финикия и Еги­пет, втянутые в средиземно­морскую торговлю и связан­ные с греческими городами, тяготились зависимостью от Персии и готовы были прим­кнуть к грекам. На македонян они смотрели как на избавите­лей от персидского гнета. В восточных же провинциях положение было более устой­чивым, что и обнаружилось во время войны. В техническом оснащении персидские войска уступали войску Александра.

Персидские воины-крестья­не, набранные принудительно, воевали неохотно, убегали с поля сражения, военная дисципли­на была расшатана. Каждый сатрап действовал на свой риск и страх. Наиболее сильной частью персидской армии были грече­ские наемники, которыми командовал грек Мемнон.

Напротив, македонская армия была тщательно подготовлена к войне с Персией. Таким образом, хотя численность войск Алек­сандра была значительно меньше, боеспособность их была не­сравненно выше.