2 года назад
Нету коментариев

Колонизация оказала большое влияние на все сферы жизни греческого общества. Она содействовала укреплению и разви­тию рабовладельческого способа производства, окончательному отделению ремесла от сельского хозяйства, расширению обмена между греческими городами. Метрополии установили оживлен­ные торговые отношения с колониями, а через них и с негре­ческим (варварским) миром. Колонии, особенно в первое вре­мя, не могли обойтись без метрополий, а метрополии нуждались в колониях как в рынках сбыта изделий своего ремесла. Рань­ше всего торговля стала развиваться в малоазийских примор­ских городах, среди которых первое место занимали ионийские города и особенно Милет. Милет поддерживал интенсивные торговые связи с Пропонтидой, Понтом, Италией (особенно Си-барисом) и Востоком. На Западе первыми торговыми центрами были Эгина, небольшой остров, связывавший западную часть Греции с восточной, Коринф, Сикион и Мегары.

Для развития заморской торговли первостепенное значение имело усовершенствование морского транспорта: постройка относительно больших и быстроходных кораблей, возведение береговых портовых сооружений и т. д. Введение мер (веса и т. п.) и монет свидетельствовало о высоком экономическом уровне греческого общества VIII—VI вв. до н. э. С давних пор в Греции в качестве мерила ценностей пользовались металличе­скими тонкими и короткими прутьями — оболами и драхмами (шесть оболов), названия которых удержались и в последующее время. Кроме того, во многих греческих городах весовой еди­ницей служил вавилонский талант, делившийся на 60 мин и 3600 шекелей. В наиболее распространенной эгинской системе талант равнялся 37 килограммам, в эвбейской — 26 килограм­мам. Мерой объема служил медимн, равнявшийся 52 литрам, мерой жидких тел — метрет, составлявший 39 литров.

С VII в. до н. э. в малоазийских городах начинается чеканка монет из сплава золота и серебра, носившего название «элект­ра» а в Греции — главным образом из серебра.

Пионером в этом отношении была Лидия, где монеты чека­нились уже в начале VII в.

Заморская торговля способствовала развитию ремесла и ре­месленной техники. Значительный прогресс ремесленной техни­ки наблюдается в металлургии. В VII в. уроженец Хиоса Главк изобрел способ паять железо. Производством железных, медных и бронзовых изделий славились города Малой Азии, а также Халкида на Эвбее — «город медных рудников». Потребность в одежде, тканях, цветных материях и предметах домашнего оби­хода вызвала к жизни ткацкие, красильные, керамические и другие производства.

Центром ткацкого, красильного и металлургического произ­водства был Милет. Милетские шерстяные ткани пользовались широкой известностью. Развитие шерстяного производства не­возможно без овцеводства, которое было очень развито в Ми-лете. Большое распространение получили шерстяные ткани, из­готовлявшиеся в Мегарах.

Керамическим (гончарным) производством славились Ми­лет, Коринф (коринфские вазы) и Афины.

Увеличившийся спрос на предметы высокой сельскохозяйст­венной культуры в колониях и в самой Греции обусловил пере­ход от малодоходной культуры хлебных злаков к садово-огород­ным культурам, разведению винограда, оливковых и фрукто­вых деревьев, пчеловодству и огородничеству. Из винограда и оливы изготовлялись вино и оливковое масло и вывозились в другие районы. Эксплуатация рабов в сельском хозяйстве ста­новилась выгодным делом. Земельные участки, расположенные в пригородных местностях, вдоль дорог, рек или по берегам мо­рей, приносили солидный доход и вполне оправдывали средст­ва, затраченные на приобретение земли и инвентаря. Улучши­лась обработка земли, развивалась сельскохозяйственная тех­ника и изменилось отношение людей к работе.

Гесиод, поэт конца VIII в. до н. э., родом из Беотии, земле­делец-крестьянин по происхождению, исполнен высокого уваже­ния к труду, его главное произведение носит характерное для этой эпохи название «Труды и дни». Гесиод дает подробные наставления сельскому хозяину, как лучше всего обрабатывать поле, чтобы извлечь из него максимум дохода. Прежде всего, говорит он, надо тщательно подготовиться к посеву, отобрать хорошие семена, заранее приготовить орудия труда — плуги, бо­роны, кирки, мотыги, заступы и пр.— и позаботиться об иррига­ции, т. е. оросительных каналах — без них в древней Греции во­обще нельзя было заниматься сельским хозяйством.

За посевом следует жатва. Жатвенная пора — особенно го­рячее время. В «интересах скорости,— поучает Гесиод,— разде­тым жни, если хочешь вовремя совершить свою работу Деметры и желаешь, чтобы все вовремя поспевало и чтобы ты и потом не бродил подобно нищему по дворам, выпрашивая милостыню».

Между жатвой и молотьбой проходило некоторое время, чтобы зерно «высохло и окрепло». Молотили на «хорошо округ­ленном току», находившемся на открытом месте. Молотили бы­ками, которых гоняли по кругу так, как это делается и по сию пору в глухих местах Греции и на Востоке. На гумно складыва­ли в несколько рядов снопы колосьями вместе и по ним гоняли быков. Упоминается также и молотьба цепами. Вымолоченное и тщательно провеянное зерно хранили в особых сосудах в ам­барах. Солома шла на корм скоту.

Размельчали зерно в деревянных ступках, окованных желе­зом, или же в каменных ступках. В дальнейшем вместо ступки использовали ручные мельницы.

В помощь сельскому хозяину Гесиод сочинил специальный сельскохозяйственный календарь в стихах, в котором отражены все особенности и приметы погоды, горе и радости, приносимые каждым сезоном.

«Когда на горизонте покажутся рожденные Атласом Плея­ды, что случается в мае месяце, то немедленно же начинай жатву, когда же они начинают заходить (ноябрь), то не опаз­дывай с пахотой. Такой закон для полей».

Строго следи, чтобы вовремя крик журавлиный услышать,

Из облаков с поднебесных высот ежегодно звучащий;

Знак он для сева дает… (Гесиод, Труды и дни, 448—450)

Советы и рассуждения Гесиода носят сугубо практический характер — это перечень средств и методов, с помощью которых можно жить в достатке и избежать бедности. Гесиод — выра­зитель настроений сельской демократии, зажиточного крестьян­ства. Поэма «Труды и дни» с начала до конца проникнута одной мыслью: все ценности создаются упорным систематическим трудом.

Обращаясь к своему брату Персу, Гесиод рекомендует ему работать не покладая рук, чтобы избежать голода и бедности. Тогда будет все — богатство, слава, почет, хорошая семья и хо­рошие друзья:

Помни всегда о завете моем и усердно работай,

Перс, о, потомок богов,— чтобы голод тебя ненавидел,

Чтобы Деметра в прекрасном венке неизменно любила

И наполняла амбары тебе всевозможным припасом.

Голод, тебе говорю я, всегдашний товарищ ленивца.

Боги и люди по праву на тех негодуют, кто праздно

Жизнь проживает, подобно безжальному трутню, который,

Сам не трудяся, работой питается пчел хлопотливых.

Так полюби же дела свои вовремя делать и с рвеньем.

Будут ломиться тогда у тебя от запасов амбары.

Труд человеку стада добывает и всякий достаток.

Если трудиться ты любишь, то будешь гораздо милее

Вечным богам, как и людям: бездельники всякому мерзки (Там же, 298—309).

Таким образом, на первом месте всегда работа, а уже затем, если останется время, и все остальное.

«Не сиди в народном собрании и не слушай споров в суде, пока не запасено достаточно продуктов продовольствия, по крайней мере, на один год», — таковы наставления Гесиода.

Гесиод обращается не к аристократам, а к новым землевла­дельцам, приходившим на смену старой родовой знати. На­ставления Гесиода прежде всего относятся к Беотии, отсталой области Средней Греции, и, следовательно, тем более они приложимы к наиболее развитым областям греческого мира как к метрополиям, так и к колониям.