1 год назад
Нету коментариев

Пергамское царство с главным городом Пергамом занимало северо-западный угол Малой Азии и часть европейского берега. Первоначально Пергам входил в состав владений Лисимаха, по­том Селевкидов, но с III в. отделился и превратился в самостоя­тельное царство, просуществовавшее 150 лет (284—133). Пер­гамское царство включало наиболее культурные районы Малой Азии: Фригию, Мисию, Лидию, Карию, Писидию и часть Памфилии. Соседями и врагами Пергама были вифинцы, с одной сто­роны, и галлы (галаты) — с другой.

Основателем Пергамского царства был грек Филетер, кото­рому Лисимах во время борьбы с Селевком поручил защиту го­рода Пергама. В 284 г. Филетер завладел акрополем и казной Лисимаха, хранившейся в Пергаме. Пергам и деньги он завещал своему племяннику, сыну Аттала, Эвмену. С Эвмена Атталида начинается пергамская династия Атталидов. Эвмен I правил с 263 по 241 г. Ему наследовал Аттал I (241—197 гг.), который использовал благоприятную внешнюю ситуацию — слабость го­сударства Селевкидов и вражду между ними и Птолемеями — и одержал близ Пергама «великую победу» над галатами. При нем Пергам освободился от власти Селевкидов и стал самостоя­тельным государством. После этого Аттал принял царский ти­тул. Аттала поддерживали римляне, имевшие общих с Пергамом врагов — Антиоха III, мечтавшего о реставрации державы Селевка Никатора, и македонского царя Филиппа V, претендовав­шего на берега Малой Азии. Высшего расцвета Пергамское цар­ство достигло при преемнике Аттала I, его сыне Эвмене II (197— 159 гг.), после разгрома Антиоха III римлянами при Магнесии (190 г.).

Расцвет Пергамского царства объясняется, во-первых, его исключительно благоприятным местоположением в системе тог­дашних государств, во-вторых, богатыми внутренними ресурса­ми. После разгрома римлянами Антиоха III нити всей северо­западной торговли перешли к Пергаму. Кроме того, плодородная почва Пергама давала богатые урожаи. По вывозу зерна Пергам занимал первое место после Египта. На прекрасных паст­бищах на востоке Пергама паслись овцы лучших пород. В пер­гамских ткацких мастерских из шерсти овец вырабатывались ткани, которые отправлялись за границу. Выделываемый из ко­жи пергамент как материал для письма конкурировал с египет­ским папирусом. Наряду с ткацкими эргастериями Пергам сла­вился своими красильными и бумажными (пергаментными) мастерскими. Красящие вещества добывались из цветов, в боль­шом количестве произраставших на пергамской почве.

Политика Атталидов отличалась необычайной гибкостью. Они умели выходить победителями из самых рискованных поло­жений, лавируя между могущественными государствами Селев­кидов. Птолемеев, Антигонидов и римлян. Оценив силу Рима, Атталиды вовремя перешли на его сторону и искусно пользова­лись поддержкой римского оружия и дипломатией в борьбе с врагами, покушавшимися на их богатства. Последний из Атта­лидов, Аттал III, правил исключительно благодаря поддержке проримской партии. В стране нарастало движение, направлен­ное против господствующих классов. Видимо, в целях борь­бы с ним Аттал составил завещание, в котором он пере­давал свое царство Риму. В 133 г. Аттал умер, и Пергам перешел к Риму.

«Наследники» Аттала — римляне — захватили Пергам после упорной борьбы с побочным братом Аттала III Аристоником, считавшим себя законным наследником пергамского престола. Начатая Аристоником война вылилась в настоящую революцию, борьбу всех рабов и свободных против деспотического режима Атталидов. Сторонники Аристоника называли себя гелиополи­тами, т. е. гражданами Солнечного царства, которое после побе­ды мечтал основать их вождь Аристоник. Выиграв несколько битв, Аристоник вскоре потерпел поражение, и Пергам оконча­тельно отошел к Риму. События эти относятся уже к римскому периоду античной истории.

В городе Пергаме существовало народное собрание. Долж­ностные лица избирались из граждан, которые составляли мень­шинство населения. Цари обожествлялись, как и в других элли­нистических государствах. Опорой царской власти являлась ар­мия, состоявшая из греческих наемников и местных жителей.

Пергамское государство было очень богато. Казна Атталидов всегда была полна золота. Государственные доходы состояли из обложений и пошлин, взимаемых с торговли и ремесла, позе­мельных и уплачиваемых городами налогов и поступлений от царских хозяйств. В царских хозяйствах широко применялся рабский труд. Верховным собственником земли считался царь, а земля обрабатывалась крестьянами. За пользование землей они отдавали в казну значительную часть урожая.

Кроме того, пергамские цари извлекали большие доходы из торговли и ремесленной промышленности, в значительной мере монополизированной государством. Часть своих огромных дохо­дов Атталиды употребляли на украшение города, организацию развлечений, постройку водопровода и т. д. Об этом свидетель­ствуют археологические исследования, которые в широких мас­штабах ведутся в настоящее время на территории Пергама и других малоазийских городов. Даже такие небольшие города, как, например, Приена, имели богатые храмы, театры, гимнасии, бассейны, залы для народных собраний, спортивные площад­ки и т. д.

Из уцелевших от разрушительной силы времени памятников художественной культуры Пергама особенно интересен Пергам­ский алтарь, воздвигнутый перед храмом Зевса на Пергамском акрополе. Акрополь увенчан фризом, на рельефах которого изо­бражена Гигантомахия, борьба гигантов, сыновей земли, с бога­ми. Гиганты символизируют галатов (кельтов), вторгшихся в Малую Азию и побежденных пергамцами при Аттале I. Поража­ют искусство лепки, смелость композиции и передачи динамики боя. Знаменитым культурным памятником Пергама была извест­ная Пергамская библиотека, где хранилось более 200 тысяч ру­кописей.

Экономическая ситуация, сложившаяся в Средиземноморье в эллинистическую эпоху, оказалась в высшей степени благопри­ятной для острова Родоса. Благодаря удобному географическо­му положению Родос уже в древнейший, эгейский период среди­земноморской истории играл роль торгового посредника между Западом и Востоком. Родос находился на путях, связывавших Египет, Кипр, сирийский и финикийский берега с классической Грецией. В эллинистическую эпоху расцвету Родоса способство­вало также основание Александрии и разрушение Тира, старин­ного посреднического центра Финикии, соперничавшего с Ро­досом.

Родос стал одним из торговых ремесленных центров эллинистического мира. Об этом свидетельствуют древние историки (Страбон, Полибий), надписи, монеты и данные архео­логии.

Множество найденных родосских амфор с клеймами указыва­ют на торговые связи Родоса с Александрией и вообще с Егип­том, островами Эгейского моря, Сирией, Палестиной, Пергамом, Сузами, Сицилией, Южной Италией и Карфагеном. Кроме того, родосские амфоры с клеймами находят во всех северо- и запад­ночерноморских городах-колониях.

Главным объектом родосской торговли был хлеб, получае­мый из западных частей Средиземного моря — Великой Греции и Африки (Карфагена, Нумидии). Родосские купцы широко тор­говали и изделиями, а также рабами. Годовой оборот Родоса во II в. достигал 8500 талантов, т. е. приблизительно в четыре разя превышал оборот Пирея в IV в.

Пергамский алтарь

Пергамский алтарь

Фрагмент Пергамского алтаря

Фрагмент Пергамского алтаря

В Родос притекали деньги со всех концов тогдашнего мира. Помимо чисто коммерческих расчетов, прилив денег в Родос объяснялся также и политическими причинами. В эпоху посто­янных государственных переворотов и конфискаций имущества политическое положение Родоса было сравнительно устойчивым. Родосские трапедзиты (менялы и банкиры) были во всех отно­шениях солиднее и надежнее трапедзитов других греческих по­лисов. К тому же торговое право Родоса было относительно ли­беральным и охраняло интересы иностранных купцов и финан­систов.

Политическая история Родоса известна лишь в общих чер­тах. Главный его город тоже назывался Родосом. Он был осно­ван в конце V в. Первоначально независимые города в 407 г. объединились и образовали Родосское государство. В состав Ро­досского государства входил не только остров Родос, но также и некоторые другие острова Эгейского моря и земли на побе­режье Малой Азии. Особенностью родосской конституции, как указывают античные писатели, было своеобразное сочетание демократических и олигархических порядков. Родосская консти­туция по форме была демократической, а по существу олигархи­ческой. «Родосцы,— говорит Страбон,— проявляют заботу о на­роде (демосе), но управляет ими не народ. Богатые люди снаб­жают провиантом всех нуждающихся согласно древнему обычаю. Таким образом, бедный люд получает средства к жизни, а город не имеет недостатка в людях, в особенности необходимых для мореплавания».

Фрагмент Пергамского алтаря

Фрагмент Пергамского алтаря

Верховными органами Родосского государства считались на­родное собрание и совет. В действительности же управление го­сударством находилось в руках шести пританов, высших долж­ностных лиц и председателей совета, избиравшихся ежегодно. От пританов зависели все остальные должностные лица. Пританы выбирались из представителей небольшого круга аристо­кратии.

Родосская аристократия была богата, малочисленна и замкнута. Аристократические фамилии объединялись в замкну­тые союзы, носившие культовый характер. Аристократам про­тивостояли родосские граждане, вольноотпущенники, рабы и проживавшие на территории Родоса иностранцы, которые тоже объединялись в союзы.

С третьей македонской войны (171—168 гг.) начинается упа­док Родоса. Во время этой войны Родос заключил союз с Маке­донией. После победы над Македонией римляне резко изменили свое отношение к Родосскому государству. Они стали поддержи­вать остров Делос, объявив его порто-франко. Вследствие этого большая часть родосской торговли перешла к Делосу, а Родос начал беднеть и приходить в упадок.

В истории культуры значение Родоса не меньше, чем Перга­ма. Родосская скульптура, поэзия, наука и красноречие сниска­ли себе мировую славу. Именно родосскими скульпторами была создана знаменитая мраморная группа, известная под названи­ем «Лаокоон».

История эллинистического мира не ограничивается только старыми классическими государствами Востока и Запада. На­ряду с ними и на греческой периферии существовало много стран, в большей или меньшей степени воспринявших черты эл­линистической государственности и культуры. На Востоке, в Средней Азии, такими государствами были Парфия и Бактрия; в Африке — Кирена, Нубия и Карфаген; в Европе — Рим; на Балканском полуострове — ряд кельто-фракийских племенных и самостоятельных греческих городов; на южном берегу Черного моря — Понтийское, а на северном побережье Черного и Азов­ского морей — Боспорское царство.

При преемниках Левкона владения Боспорского царства рас­ширяются по правому берегу реки Кубани. При Спартоке II (349/348—344/343 гг.) и Перисаде I (349/348—310/309 гг.) в со­став Боспорского царства были включены племена, жившие к северу от Кубани. Длительное правление Перисада I можно счи­тать эпохой расцвета Боспорского царства. Спартокиды про­должали оставаться главными экспортерами зерна, рыбы, кожи, пушнины, а также рабов Производителями хлеба были крупные землевладельцы — греки или эллинизированные местные жите­ли. Хлеб для экспорта скупался также у местных племен. Боль­шую роль в экономике Боспора играл также импорт греческих товаров (изделий из золота и серебра, керамики, оружия). Из пределов Боспорского царства эти товары распространяются по всему Северному Черноморью.

В скифских курганах находят различные предметы (оружие, предметы культа, украшения, греческую посуду, конскую сбрую и т. п.). Изделия, относящиеся к более раннему периоду, указы­вают на сильное влияние греческих образцов, особенно Ионий­ской Греции и Афин. В более позднюю эпоху, судя по находкам, преобладают предметы местного производства, центром которо­го был Пантикапей.

Лаокоон...

Лаокоон…

Многие художественные изделия Боспора отличаются высо­ким мастерством и оригинальностью. Боспорское искусство выра­ботало свой собственный стиль. Богатейшая коллекция памятни­ков боспорского искусства и собрание монет хранятся в Ленин­градском Эрмитаже.

Период расцвета Боспора, однако, был непродолжительным. Уже с конца IV в. и особенно в первой половине III в. намечают­ся признаки тяжелого кризиса. Во всем Северном Причерноморье в это время наступают перемены, связанные с появлением новых враждебных греческим городам и Боспорскому царству племенных объединений и значительными племенными передви­жениями.

Сильные и воинственные племена сарматов, во времена Геродота жившие за Доном, объединяются в несколько больших союзов и, двинувшись на запад, вытесняют скифов с большей части их прежней территории. По словам одного из ан­тичных авторов, они «опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню». Отступая под натиском сарматов, достиг­ших Днепра и Дуная, скифы концентрируются в степном и пред­горном Крыму. Здесь во второй половине III в., в тылу у Херсо­неса, возникло сильное скифское государство с центром в Неапо­ле (в городской черте современного Симферополя), возглавлен­ное скифским царем Скилуром. В Северном Причерноморье складывается тревожная, насыщенная военными столкновения­ми обстановка.

Боспор вступает в этот очень опасный для него период эконо­мически ослабленным. На хлебном рынке у него появляется опасный соперник в лице эллинигтического Египта, начавшего усиленно экспортировать свой хлеб в Грецию. Сокращение хлеб­ного экспорта самым пагубным образом сказалось на боспор­ской экономике, привело к денежному кризису и отразилось на военном потенциале, поскольку в боспорской военной организа­ции видную роль играли требовавшие больших расходов наем­ные войска. При таких условиях, естественно, усиливаются цент­робежные тенденции племен, тяготившихся и раньше властью боспорских правителей, и всплывают на поверхность глубокие противоречия, присущие Боспору как рабовладельческому госу­дарству.

Все это в конце II в. привело к бурным событиям на Боспоре. Потеряв всякую надежду собственными силами справиться с на­растающим кризисом, боспсрская правящая знать, возглавляе­мая царем Перисадом, последним представителем династии Спартокидов, обратилась за помощью к понтийскому царю Мит­ридату Евпатору. Перисад даже отказался в его пользу от свое­го престола.

Широкие слои боспорского населения, значительную часть которого составляли скифы и рабы скифского происхождения, ответили на это восстанием. Перисад был убит, и власть над Боспором перешла к вождю восставших Савмаку, дворцовому рабу Перисада.

Восстание это было подавлено Митридатом, пославшим на Боспор своего полководца Диофанта. Боспор вошел в состав Понтийского царства Митридата и обрел независимость после разгрома Митридата римлянами.