1 год назад
Нету коментариев

Объединительные тенденции в Греции неизбежно должны были привести к попыткам создания новых союзов. В этой свя­зи наибольшее значение приобрели события 379 г. в Фивах. В этом городе у власти находились олигархи, которые поль­зовались поддержкой полуторатысячного спартанского гарни­зона, оставленного в фиванской крепости Кадмее. Многие фиванские демократы эмигрировали в Афины; другие остались в Фивах и ушли в подполье. Все они ждали удобного случая для выступления против фиванской олигархии и восстановления демократии.

Такой случай представился в 379 г. В Фивы тайно верну­лись переодетые крестьянами семь эмигрантов во главе с Пело­пидом. Они соединились со своими фиванскими единомышлен­никами. По преданию, в ночь, намеченную демократами для выступления, вожди олигархов находились на пиру, устроен­ном одним из тайных приверженцев демократов. Заговорщики, закутанные в плащи танцовщиц, проникли в дом, где пировали олигархи, и перебили их.

Восстание было поддержано населением города, олигархи­ческие порядки были отменены, спартанцы изгнаны из Фив и всей Беотии. После этого был восстановлен Беотийский союз, верховная власть передана народному собранию, состоявшему из всех беотян, возглавленному советом семи беотархов, пред­водителей беотийского ополчения.

Греция в эпоху преобладания Фив...

Греция в эпоху преобладания Фив…

Вождями фиванской демократии были Пелопид и Эпами­нонд. Эпаминонд — одна из самых замечательных и ярких лич­ностей греческой истории. По происхождению Эпаминонд при­надлежал к фиванской знати, но по политическим убеждениям был горячим сторонником демократии.

Непосредственного участия в подготовке заговора Эпами­нонд не принимал, хотя в годы господства олигархов проживал в Фивах. Сразу же после переворота он примкнул к демокра­там. С Пелопидом Эпаминонд с ранней юности находился в дружеских отношениях.

Демократический переворот в Фивах и изгнание спартан­ского гарнизона из Кадмеи не могли не вызвать ответных дей­ствий со стороны Спарты. Спартанское правительство направи­ло в Беотию отряд, чтобы расправиться с фиванскими демо­кратами. По пути в Беотию командующий спартанским отрядом Сфодрий предпринял неудачную попытку захватить афинский порт Пирей. Афиняне, возмущенные нападением спартанцев без объявления войны, начали военные действия против Спарты, оказав тем самым поддержку фиванцам.

В дальнейшем Афины воспользовались благоприятно сло­жившейся обстановкой и в 378 г. создали Второй Афинский мор­ской союз. Этот союз был значительно меньше и слабее первого и организован на других началах — принципе федеративности и автономии. В состав союза вошло до 70 городов и островов. Греческие города на малоазийском побережье, уже перешед­шем под власть Персии, не могли в нем участвовать. Акт об основании Второго Афинского морского союза гласил: «Если кто-либо из эллинов или из варваров, проживающих на мате­рике, или из жителей островов, поскольку они не находятся под властью персидского царя, пожелает быть союзником афинян и их союзников, то дозволяется тому вступить в союз при со­хранении им свободы и автономии, пользуясь тем государст­венным строем, каким он пожелает, не принимая к себе ни (афинского) гарнизона, ни (афинского) правителя, не платя дани. Заключившим союз с афинянами и их союзниками (афин­ский) народ предоставляет пользоваться теми владениями афи­нян, частными или общественными, которые окажутся на тер­ритории заключивших союз, и им афиняне должны дать в этом ручательство… Не дозволяется никому из афинян ни для себя лично, ни для государства приобретать владений на террито­рии союзников, ни иметь ни дома, ни земельного участка путем покупки или аренды, или как-либо иначе. Если же кто-либо ку­пит или приобретет, или возьмет в аренду каким бы то ни было образом, желающий из союзников может заявить об этом на общественном собрании, а члены его, продав имущество, поло­вину его отдадут сделавшему заявление, а другая половина пусть составит общее владение союзников. Если кто-либо пой­дет войной, на суше или на море, на вступивших в союз, афи­няне и союзники должны оказать помощь подвергшимся агрес­сии изо всех сил по мере возможности. Если кто-либо — будь это должностное лицо или частный человек — внесет предложе­ние или поставит на голосование что-либо против издаваемого акта, как, например, нарушит какой-либо из пунктов его, то лишается гражданских прав, имущество его конфискуется. И суд над ним произойдет в Афинах и в союзных городах, как над человеком, расторгающим союз. Согласно решению афи­нян и союзников, такой человек может быть приговорен к смер­ти или изгнанию. Если он будет приговорен к смерти, труп его не должен быть погребаем ни в Аттике, ни на территории со­юзников… На той плите, на которой вырезан этот акт, напи­сать имена союзных городов и имена тех городов, которые позднее присоединятся к союзу» (Перевод С. А. Жебелева). Второй морской союз про­существовал 23 года (378—355 гг.).

В первый период существования Афинского союза между ним и демократическими Фивами установились дружественные отношения. Спарте пришлось отказаться от очередного втор­жения в Беотию и перенести войну на море. Однако спартан­ский флот потерпел ряд поражений в борьбе с Афинским сою­зом. В связи с этим спартанское правительство решило начать мирные переговоры. При посредничестве персидского царя ле­том 371 г. в Спарте собрались представители греческих госу­дарств. На этом конгрессе в ответ на требование спартанцев распустить Беотийский союз Эпаминонд заявил, что Фивы от­кажутся от гегемонии над беотийскими городами лишь в том случае, если спартанцы откажутся от гегемонии над пелопон­несскими городами. Война между Спартой и Фивами возобно­вилась. Остальные государства заключили со Спартой договор на условиях, подтверждающих Анталкидов мир. Конгрес­сом были признаны и Пелопоннесский и Афинский морской союзы.

Кроме Фив, договор со Спартой не заключила также Фес­салия — одно из сильнейших греческих государств этого перио­да. С конца V в. в Фессалии быстрыми темпами стали разви­ваться ремесла и торговля. Усилившиеся в связи с этим демократические элементы начали борьбу против родовой зем­левладельческой аристократии. Особенно активно участвовало в этой борьбе зависимое сельское население — пенесты. В фес­салийском городе Ферах во главе недовольных встал некий Ликофрон. Ему удалось свергнуть господство аристократов и стать тираном. Однако Ликофрон не смог сломить сопротив­ление враждебных ему фессалийских городов и объединить Фессалию. Замыслы Ликофрона осуществил его преемник, ферский тиран Ясон, объединивший под своей властью всю Фессалию, Эпир и некоторые племена Этолии. Он был главой фессалийского ополчения. Ясон готовился к завоеванию Маке­донии, Греции и даже к походу на Персию. Для осуществления своих планов он создал одну из лучших в то время наемных ар­мий, конницу и флот. Установив союзные отношения с Афина­ми и Беотией, Ясон выступил против Спарты.

Между тем в 371 г. в Беотии, в долине около города Левктры, произошла ожесточенная битва между спартанцами и фиван-цами, окончившаяся поражением спартанцев. Ясон не поддер­жал фиванцев и даже воспрепятствовал преследованию остат­ков спартанского войска, опасаясь излишнего усиления Беотии. Битва при Левктрах была выиграна благодаря тому, что Эпа­минонд применил новый военный строй, так называемый косой клин. До того времени главное внимание обращалось на пра­вое крыло и центр фаланги, Эпаминонд же, наоборот, уплот­нил левое крыло в глубину на 50 щитов, соответственно осла­бив правое и центр. Кроме того, фиванские воины были лучше вооружены. В результате спартанцы были разбиты наголову.

План битвы при Левктрах

План битвы при Левктрах

Фиванская военная организация послужила основой знаме­нитой македонской фаланги. Будущий македонский царь Фи­липп II, находившийся тогда в Фивах, заимствовал фиванские нововведения и потом использовал их в Македонии.

Поражение при Левктрах доказало военную отсталость и внутреннюю неустойчивость Спарты. Вся Греция пришла в движение. Союзные со Спартой города отпадали от нее, и в них устанавливались демократические порядки. Многие горо­да Средней Греции примкнули к Беотийскому союзу.

Пелопоннесский союз начал распадаться. По всему Пело­поннесу прокатились восстания илотов, периэков, свободной бедноты, наемников и т. д. Каждый город, каждое государство разделились на две партии — демократов и олигархов, готовых стереть друг друга с лица земли. Именно на эти годы и прихо­дится скитализм в Аргосе, когда аргосский демос перебил ду­бинами 1500 олигархов.

Аркадские города также объявили себя автономными и об­разовали союз. Аркадяне отстроили разрушенную спартанца­ми Мантинею. По совету Эпаминонда они приступили к по­стройке новой столицы — Мегалополя («Великого города»). Когда Спарта, не желая мириться с потерей своего влияния в Пелопоннесе, выступила против Аркадского союза, аркадяне обратились за помощью к Афинам. Однако афиняне, опасаясь усиления Аркадского союза и Фив, не поддержали аркадян. Тревожили афинян и действия Ясона, завладевшего прохода­ми в Среднюю Грецию. Ясон явно готовился к захвату Дельф с их сокровищами. Планам Ясона не суждено было осуще­ствиться. Во время подготовки похода на Дельфы он был убит заговорщиками-аристократами. После смерти Ясона в Фесса­лии началась борьба между его преемниками и аристократией, ослабившая фессалийское государство.

В то время как афиняне отказались помочь аркадским го­родам, Беотийский союз в 370 г. направил на помощь Аркадии большое войско под командованием Пелопида и Эпаминонда. Спартанцы с большим трудом предотвратили вторжение на свою территорию объединенных сил Беотийского союза и арка­дян. Воспользовавшись тяжелым положением Спарты, от нее отделилась Мессения. Политическим ее центром стал древний город Мессения, возле горы Итомы. Тогда же было завершено демократическое переустройство Аркадии. Верховным учреж­дением Аркадского союза стал союзный совет и народное соб­рание.

Опасаясь полного разгрома, спартанцы были вынуждены просить помощи у Афин. Афиняне очень боялись усиления свое­го ближайшего соседа — Фив, что побудило их перейти на сто­рону спартанцев. Это предрешило исход войны и дальнейшую судьбу Фиванского союза. Эпаминонд несколько раз совершал победоносные походы в Пелопоннес, чтобы поддержать возник­шие там демократические государства, но он был не в состоя­нии ни уладить внутренние раздоры союзных с Фивами пело­поннесских городов, ни предупредить образование антифиван­ской коалиции. Аркадские города, объединившиеся вокруг Мантинеи, присоединились к союзу Спарты и Афин. При таких обстоятельствах Эпаминонд двинулся с большим войском в Пелопоннес. В 362 г. при Мантинее произошло генеральное сра­жение между обеими коалициями. Победа осталась за Фива­ми, но она была куплена очень дорогой ценой. Множество фи­ванцев, в том числе и сам Эпаминонд, пали на поле сражения. «Умирая, я оставляю двух бессмертных дочерей — Левктры и Мантинею»,— были последние слова Эпаминонда. После смер­ти Эпаминонда фиванская демократия лишилась вождя (Пело­пид незадолго до этого погиб в одном из походов в Фессалию). После битвы при Мантинее Фивы постепенно утрачивают свое влияние.

Таким образом, в короткий срок два сильнейших греческих государства — Спарта и Фивы — перестали играть ведущую роль на арене борьбы за гегемонию. Этим немедленно восполь­зовались Афины, предпринявшие попытку возродить Афинскую морскую державу. С этой целью они развили энергичную дея­тельность на полуострове Халкидике. Однако здесь афинянам пришлось столкнуться с решительным противодействием хал-кидских городов, дороживших своей независимостью. Велико­державная политика афинян и ущемление ими прав союзников (выведение клерухий, повышение взносов, ограничение прав союзного совета) привели к тому, что в 357 г. против Афин восстала большая часть союзных городов. Началась так назы­ваемая Союзническая война (357—355 гг.), которая привела к распаду Второго морского союза.

С распадением Пелопоннесского, Беотийского и Афинского морского союзов Греция снова оказалась полностью раздроб­ленной. По свидетельству Ксенофонта, после битвы при Манти­нее в Греции не осталось ни одного государства, способного подчинить своей гегемонии другие. Ни одному греческому госу­дарству было не по силам осуществить общегреческое объеди­нение. Тем временем на севере усилилось новое государство — Македония.