1 год назад
Нету коментариев

Македония расположена на севере Балканского полуострова, в северо-западной части Эгейского бассейна. Нижняя Македо­ния примыкает к морю и представляет собой плодородную равнину, Верхняя — горная страна, состоящая из нескольких областей. Почва Македонии благоприятствовала сельскому хо­зяйству, но главное богатство этой страны составлял лес. В то время когда в Греции леса были уже почти истреблены, в Маке­донии они покрывали большие пространства.

Ранняя история Македонии имеет черты общности с историей других более известных нам античных обществ. В этническом отношении македоняне по господствующему в науке мнению близки к грекам. Ассимиляция с фессалийскими и северными иллирийско-фракийскими племенами наложила отпечаток на этнический состав населения. Некоторые античные авторы утверждали, что македонский диалект близок к фессалийскому. Вплоть до V в. в Македонии сохранялись примитивные обще­ственные отношения. Рабовладение было развито слабо. Основ­ную массу македонского населения составляли пастухи и хлебо­пашцы, частью свободные, частью зависимые.

В социально-политическом строе Македонии конца V и IV в. бытовали многие черты гомеровского времени. Македонские цари были одновременно верховными жрецами, судьями и вое­начальниками. Большим влиянием пользовалась родовая знать, так называемые товарищи (гетейры) царя. В руках родовой зна­ти были сосредоточены крупные земельные владения. По сооб­щению Феопомпа, 800 гетейров царя имели земли больше, чем 10 тысяч эллинов, относившихся к наиболее состоятельным зем­левладельцам. Все важнейшие дела решались царями совмест­но с советом знати.

В политическом отношении Македонbя долгое время не пред­ставляла собой единого политического целого. В V в. в Македо­нии начинается распад родовых отношений. Этот процесс интен­сивнее проходил в Нижней Македонии благодаря соседству с греческими городами Халкидики, с которыми завязались тор­говые отношения. Основными предметами македонского вы­воза стали лес и продукты лесной промышленности: деготь и смола.

В V в. начинается объединение отдельных областей под вла­стью царей Нижней Македонии. Начало объединению было по­ложено в годы правления македонского царя Александра I (498—454 гг.), которого греческие писатели называли другом эл­линов — «Филэллином» за то, что он способствовал распростра­нению в Македонии греческой культуры. В это время начались войны с правителями Верхней Македонии за объединение стра­ны. Одновременно, чтобы пробиться к морю, Македония всту­пила в борьбу с прибрежными греческими городами Халкидики, союзниками афинян. Таким образом, здесь интересы Македонии столкнулись с интересами Афин.

Бурные события греческой истории V в. затронули и Македо­нию. Македонский царь Пердикка, продолжавший политику объединения Македонии, был втянут в политические взаимоотноше­ния греков. В годы Пелопоннесской войны он вступал в союзы то с одной, то с другой из воюющих сторон, извлекая из этого выгоды для себя.

Преемником Пердикки стал его сын, родившийся от рабыни, Архелай (419—399 гг.). Устранив своих соперников и придя к власти, он проявил способности выдающегося политического деятеля. По замечанию Фукидида, «Архелай сделал больше, чем восемь предшествовавших ему царей вместе» (Фукидид, II, 100). Архелай энергич­но строил крепости и дороги. При нем было начато осуществле­ние военной реформы, которую впоследствии закончил Фи­липп II. Для облегчения денежного обмена внутри государства Архелай провел реформу монетного дела. Был уменьшен вес се­ребряной монеты, увеличено общее количество монет, впервые, по-видимому, введены медные монеты. При Архелае Македония стала одним из ведущих государств на Балканском полуострове. Чтобы повысить авторитет своей власти и подчеркнуть близость к грекам, македонские цари, начиная с Архелая, стали возводить свою генеалогию к Гераклу. Одновременно Архелаю удалось привлечь к своему двору македонскую знать. Это имело большое политическое значение: прежде независи­мая, эта знать теперь превратилась в знать придворную. После смерти Архелая, убитого заговорщиками в 399 г., Македония вступила в полосу острых политических потрясений. Разгорев­шаяся борьба сопровождалась политическими переворотами и сменой царей.

Междоусобной борьбой в Македонии воспользовались ее гре­ческие и негреческие соседи. Сепаратистские тенденции македон­ской знати поддерживали Афины, заинтересованные в еще боль­шем ослаблении македонского государства. Однако основная масса македонского населения — свободное крестьянство — под­держивала власть царя, способного обуздать родовую аристо­кратию и гарантировать страну от вторжений воинственных фра­кийцев и иллирийцев.

Окончание этого тяжелого для македонского государства пе­риода совпало с воцарением Филиппа II (359—336 гг.) — одного из самых выдающихся политических и военных деятелей того времени.

Еще мальчиком Филипп попал в Грецию. После неудачной войны с Фивами Македония должна была выдать в качестве за­ложников детей самых знатных македонских семей. В их числе был и Филипп. Пребывание в Греции позволило ему приобщить­ся к греческой культуре, познакомиться с жизнью греков и гре­ческим военным делом, реформированным тогда выдающимся фиванским полководцем Эпаминондом.

Вернувшись на родину, Филипп принял активное участие в борьбе претендентов на престол. Вначале Филипп правил как опекун своего племянника Аминты. Но затем, опираясь на войско, совершил переворот и был провозглашен царем. При Филиппе территориальное объединение Македонии и форми­рование македонской монархии окончательно завершилось. В централизованном македонском государстве продолжали, од­нако, существовать так называемый совет гетейров и народное собрание.

В первые же годы правления Филипп II, отразив нападение иллирийских и фракийских племен, расправился со своими со­перниками, претендовавшими на царский престол. С именем Фи­липпа связан ряд реформ, из которых важнейшей была военная. Он завершил создание регулярной македонской армии, начатое еще Архелаем. При Филиппе получила окончательную органи­зацию тяжеловооруженная пехота, ядро македонской армии, и была создана знаменитая македонская фаланга. Эта фаланга отличалась от греческой большей компактностью и глубиной по­строения, достигавшей 16 рядов и более. При Филиппе было введено копье, так называемая сарисса, длина которого достига­ла четырех-пяти метров. По мере удаления от первого ряда дли­на копий увеличивалась, и воины могли поражать противника из-за спины товарищей. Когда войска были на марше, такие длинные копья покоились на плечах нескольких идущих друг за другом воинов.

В бою перед строем тяжеловооруженной фаланги и по ее флангам обычно располагались отряды легковооруженных вои­нов, которые начинали сражение и защищали фалангу от воз­можных ударов сбоку.

В армии Филиппа впервые в военной истории античных госу­дарств самостоятельное тактическое значение приобретает кон­ница. В отличие от пехоты, формировавшейся из македонских крестьян, единообразно вооруженных за счет государства, ядро конницы состояло из македонских аристократов, вооруженных за собственный счет. Явиться в войско на собственном прекрас­ном коне было делом чести македонского аристократа. В боевой обстановке конница, опираясь на фалангу и широко маневрируя, выполняла свои особые тактические задания, согласованные с общим планом боя.

Македонское войско также было оснащено осадной техникой: катапультами, таранами, передвигающимися осадными башнями и т. д. При Филиппе был создан македонский флот, который, впрочем, никогда не был сильным. Сочетание различных видов вооружения, постоянная служба и военные упражнения сделали македонскую армию непобедимой. Высокие боевые качества армии македонян определялись тем, что это была армия сво­бодных крестьян, народное ополчение, которое к IV в. почти совершенно исчезло в Греции. В то время как греческие государ­ства использовали армии наемников, дорогостоящих и легко пе­реходивших на сторону противника, македонская армия отлича­лась сплоченностью и дисциплинированностью. Македонские крестьяне и аристократы знали, за что они сражаются, и были заинтересованы в победе.

Опираясь на свою сильную армию, Филипп довел до конца политическую централизацию государства. Он приглашал ари­стократическую молодежь ко двору, где она начинала свою службу в качестве «пажей». Из придворной знати составлялся отряд для личной охраны царя, назначался командный состав армии и различные должностные лица. Следует подчеркнуть, что в число гетейров царя при Филиппе и позднее при Алек­сандре входило много новых, незнатных людей и выходцев из греческих городов. Эта новая знать была главной опорой Фи­липпа.

Филипп провел также денежную реформу, успех которой был обеспечен захватом Пангейских рудников на Стримоне и увели­чением добычи золота. Это дало возможность Филиппу впервые в мировой истории ввести систему биметаллизма. Выпускались одновременно и серебряные и золотые монеты, соотношение ко­торых было раз и навсегда строго установлено. Золотые монеты назывались «филиппиками». На одной стороне их была изобра­жена голова Аполлона, на другой — несущаяся колесница. Но­вые полноценные золотые и серебряные монеты благодаря своей портативности скоро получили самое широкое распространение, вытеснив афинские серебряные статеры и персидские золотые монеты.

Опираясь на успехи, достигнутые в области политического объединения Македонии, реформированную армию й располагая значительными материальными ресурсами, Филипп проводил ак­тивную внешнюю политику. Перед Македонией стояли две ос­новные внешнеполитические задачи. Одна из них заключалась в том, чтобы пробиться к морю. Усилия предшественников Фи­липпа в этом направлении не привели к цели. Ближайшие к Ма­кедонии прибрежные районы по-прежнему были заняты воинст­венными независимыми племенами или находились в ру­ках греческих полисов. Вторая задача состояла в том, чтобы гарантировать безопасность границ со стороны Фракии и Ил­лирии.

Большинство приморских греческих государств, граничивших с Македонией (имеются в виду прежде всего города Халкидики), в рассматриваемое время входили в состав Второго Афинского союза. Это означало, что любые действия против них привели бы к столкновению с Афинами и Афинским союзом. После слож­ной дипломатической подготовки Филиппу в 357 г. удалось за­хватить Амфиполь. В 356 г. Филипп приступил к завоеванию фракийского побережья. Афиняне, занятые Союзнической вой­ной, не смогли оказать Филиппу серьезного сопротивления. Правда, для противодействия македонскому царю ими был создан союз, в который вошли фракийские правители, а также цари Пеонии и Иллирии. Но реальной поддержки этому союзу Афины не оказали, и Филипп подчинил подвластные союзу обла­сти. Действия афинского стратега Хареса, захватившего Сест на Херсонесе Фракийском (353 г.), лишь на время приостановили продвижение Филиппа. В 352 г. он предпринял второй поход во Фракию, во время которого фракийские цари временно перешли на его сторону.

Таким образом, к середине IV в. Македония из второстепен­ного полуварварского государства превратилась в сильнейшую державу, заявлявшую права на гегемонию на Балканском полу­острове и в конце концов добившуюся этой цели.

Быстрому росту Македонии способствовали близость грече­ских колоний Халкидского полуострова и внутренняя слабость самой Греции. Македония втягивалась в дела греческих госу­дарств, становилась торговой и рабовладельческой страной и продвигалась к морю. В то же время усиливалась власть царя и слабела родовая аристократия. Наряду со старой резиденцией македонских царей, Эгами, возникает новая столица Македонии Пелла, расположенная неподалеку от моря.

Политическая обстановка на Балканах как нельзя более бла­гоприятствовала Македонии. Как известно, в этот период ста­рые греческие полисы изживали себя, между ними и внутри них кипела ожесточенная борьба. В Афинах, Спарте, Фивах и других греческих полисах имелось немало сторонников македонского царя, который, по их мнению, был призван избавить Эл­ладу от внутренней анархии и политической слабости. «Если сам не можешь владеть оружием, то надо дружить с тем, кто умеет им владеть» — таков был лозунг сторонников сильной власти.

Из всех греческих государств наиболее опасным соперником Македонии были Афины. Однако и в Афинах имелось немало приверженцев Македонии, принадлежавших преимущественно к богатым классам: рабовладельческой знати, землевладельцам, судовладельцам и т. д. Симпатии афинских олигархов к маке­донскому царю вызывались в первую очередь боязнью револю­ционных взрывов внутри самих Афин.

Яркую характеристику внутреннего положения греческих по­лисов в изучаемую эпоху дает Платон, современник всех этих событий.

«В наше время, — пишет Платон в «Государстве», — каждое из эллинских государств представляет собой множество госу­дарств, а не одно государство, подобно тому как при игре в городки. Какое из них ни возьми, в нем всегда найдешь два враждебных друг другу государства: одно бедняков, другое бо­гатых. И каждое из них в свою очередь распадается на отдель­ные государства» (Платон, Государство, VIII, 10).