1 год назад
Нету коментариев

В 480 г. до н. э. персы предприняли новый поход на Грецию. Преемник Дария I, его сын Ксеркс (485—465 гг.), готовился к этому походу в течение нескольких лет и собрал огромную армию, с которой он двинулся к Геллеспонту; перейдя Гелле­спонт, Ксеркс направился к реке Гебр (Марица). Здесь был проведен смотр и подсчет армии. Геродот сообщает, что в ар­мии Ксеркса одной только пехоты насчитывалось 1700 тысяч человек. Вместе же с конницей, морским экипажем, гречески­ми наемниками и обозом персидское войско состояло, по Геро­доту, из 5283 220 человек. Флот, по словам Геродота, состоял из 1207 судов. Хотя многие историки, в особенности школа Дель­брюка, значительно уменьшают приводимые Геродотом цифры, все же большой численный перевес персидской армии над греческой не подлежит никакому сомнению. Армия Ксеркса состояла из представителей самых различных племен и народ­ностей, говоривших на разных языках и наречиях. В состав ее входили и персы, и ассирияне, и арабы, и фракийцы, и инды, и другие подвластные персидскому царю народности. В армии Ксеркса они продолжали сохранять свое вооружение, свою одежду и свой военный строй. Чтобы облегчить этой огромной армии продвиже­ние вдоль побережья Фра­кии и снабжать войско всем необходимым, на его пути были созданы укреп­ленные базы. В самом узком месте далеко выступающего в море мыса Акте прорыли канал для того, чтобы со­провождавший сухопутные войска Ксеркса флот мог благополучно пройти опас­ное место у Афона, где в 492 г. во время шторма по­гибла большая часть кораб­лей Мардония.

В Греции Ксеркс вместо раздробленных сил отдель­ных городов, как это было во время похода Датиса и Артаферна, нашел большую союзную армию и сильный флот, хотя далеко не все греческие государства стоя­ли за решительную борьбу с персами. Фессалия и Бео­тия, например, выступали на стороне персов, а Аргос сохранял нейтралитет.

Леонид. Мрамор...

Леонид. Мрамор…

Греческое командование первоначально предполагало встре­тить персов в Темпейской долине, на северной границе Фесса­лии. Однако от этого плана пришлось отказаться, так как нельзя было надеяться на верность фессалийской аристокра­тии. После этого решено было дать персам бой одновременно на суше и море у входа в Среднюю Грецию. Сухопутная армия должна была быть сконцентрирована у Фермопильского ущелья, открывавшего единственный путь в Среднюю Грецию, а флот должен был стоять у мыса Артемисия, на северной око­нечности острова Эвбеи. Но и этот план не удался. Афинский флот выполнил свою задачу, но спартанцы прислали всего не­сколько сот человек во главе с царем Леонидом, который ко­мандовал союзным войском греков. Отряды Ксеркса неодно­кратно атаковали защитников Фермопил, тщетно пытаясь про­рваться в Среднюю Грецию. После нескольких безуспешных попыток персы нашли грека-изменника, который показал им обходную горную тропу, и персидский отряд вышел в тыл защитникам Фермопильского прохода. Когда царь Леонид узнал об этом, он понял, что дальнейшее пребывание греческих войск у Фермопил бессмысленно, и приказал им отступить; сам же с 300 спартанскими воина­ми (к которым доброволь­но примкнул еще неболь­шой отряд воинов из Фес­пии) остался в Фермопи­лах, прикрывая отход ос­новных сил. Окруженные со всех сторон врагами, спартанцы мужественно сражались и пали вместе с Леонидом на поле бит­вы. На месте сражения в Фермопилах был воздвиг­нут памятник — каменный лев — с многозначитель­ной надписью: «Странник, весть отнеси всем граж­данам Лакедемона: чест­но исполнив закон, здесь мы в могиле лежим».

План битвы при Фермопилах...

План битвы при Фермопилах…

Одновременно с Фермопильской битвой происходила мор­ская битва при Артемисии. Бой с переменным успехом продол­жался два дня, но, когда стало известно о падении Фермопил и судьбе Леонида, греческий флот отплыл в Саронический залив, к острову Саламину.

Прорвавшись через Фермопилы, персидская армия хлыну­ла в Среднюю Грецию. Аттика была опустошена, Афины раз­громлены, разграблены и сожжены. Жители Аттики и Афин заранее переселились на острова, частью на Саламин, частью на Эгину и побережье Пелопоннеса. Беотия и другие области Средней Греции подчинились персам.

После этого оставалась единственная надежда на флот. Но здесь мнения спартанцев и афинян радикально расходились. Спартанцы настаивали на защите берегов Пелопоннеса, а Фемистокл требовал сосредоточить все морские силы около остро­ва Саламина, мотивируя свой план тем, что персы не могли развернуть флот в узком проливе. История и на этот раз под­твердила правильность точки зрения Фемистокла. В 480 г. произошел морской бой между греками и морскими силами Ксеркса в проливе между островом Саламином и побережьем Аттики. Сражение началось наступлением персидского флота. Разделив свой флот на две части, Ксеркс двинул их на против­ника с двух концов Саламинского пролива, в котором стоял флот греков. На сравнительно узком морском пространстве, между берегом и островом Саламином, разыгралось ожесто­ченное сражение. Из-за узости пролива и незнания фарватера персы не смогли использовать численный перевес своего фло­та. При этом их корабли были больше греческих и менее спо­собны к маневрированию. В результате стремительного натиска греков боевой порядок персидских кораблей был нарушен. В тесном пространстве залива персидские корабли наскакива­ли друг на друга. К наступлению ночи персидский флот был разгромлен и большая часть кораблей уничтожена.

Саламинская битва...

Саламинская битва…

Для персов разгром у Саламина был тяжелым ударом. Правда, у Ксеркса оставалось еще большое и вполне боеспо­собное сухопутное войско, но возникала опасность того, что связь его с тылом прервется. Кроме того, весть о крупном пораже­нии персидского флота легко могла вызвать волнения внутри персидского государства. Руководствуясь этими соображения­ми, Ксеркс решил вернуться в Азию. Лишь часть своего войска под начальством Мардония он оставил в Фессалии, чтобы на следующий год возобновить военные действия против греков.

На современников саламинская победа произвела не мень­шее впечатление, чем марафонская. Это была первая крупная победа греков на море. Драматург Эсхил, современник и участ­ник Саламинской битвы, прославил ее в своей драме «Персы».

Вперед, сыны Эллады!

Спасайте родину, спасайте жен,

Детей своих, богов отцовских храмы,

Гробницы предков: бой теперь идет за все! (Эсхил, Персы, 402—405)

…Всюду бой кипел.

Сперва стояло твердо войско персов,

Когда же скучились суда в проливе,

Дать помощи друг другу не могли

И медными носами поражали

Своих же,— все тогда они погибли,

А эллины искусно поражали

Кругом их… И тонули корабли.

И под обломками судов разбитых,

Под кровью мертвых — скрылась гладь морская.

Покрылись трупами убитых скалы

И берега, и варварское войско

В нестройном бегстве все отплыть спешило (Там же, 411—418).

Перезимовав в Фессалии и получив новые подкрепления, Мардоний в 479 г. двинулся в Аттику, опустошил ее и вновь за­нял Афины. Войска греческих союзников, возглавляемые опе­куном малолетнего спартанского царя Павсанием, в это время находились на Истмийском перешейке. Чтобы закрыть путь врагу в Пелопоннес, греки заняли этот перешеек сразу же по­сле прорыва Фермопил и самое узкое его место перегородили оборонительной стеной. Спарта и ее пелопоннесские союзники были прежде всего заинтересованы в том, чтобы защитить собственную территорию от вторжения персов. Поэтому Павсаний не был склонен покидать свой хорошо укрепленный обо­ронительный рубеж и переходить в наступление. Только после настоятельных требований афинян и долгих переговоров, опа­саясь перехода Афин на сторону врага, в чем очень был заин­тересован Мардоний, Павсаний вступил со своими войсками в Среднюю Грецию. В составе этих войск был и большой от­ряд афинян под командованием Аристида.

Под давлением греков Мардоний должен был уйти из Атти­ки в Беотию, где были более благоприятные условия для дей­ствий его конницы. Здесь в 479 г. близ Платей произошло ре­шительное сражение. При описании этой битвы Геродот по обыкновению сильно преувеличивает численность персидского войска. Более достоверными представляются сообщаемые им сведения о численности греков. По данным Геродота, в гре­ческом войске было 38 700 тяжеловооруженных и 34 500 легко­вооруженных воинов; кроме того, еще 35 тысяч обслуживавших войско спартанских илотов. По-видимому, персов было столь­ко же или немногим больше.

Опасаясь персидской конницы, греки расположились на склонах Киферона, персы — на прилегающей к Киферону рав­нине. Конница Мардония атаковала позиции греков, но греки отразили эту атаку с большими для персов потерями. После этого оба противника долго стояли друг против друга, не пред­принимая решительных действий. Мардоний убедился в том, что его конница бессильна добиться успеха в условиях горной местности. Греки это тоже хорошо понимали и не хотели спу­скаться на равнину.

Поле битвы при Платеях

Поле битвы при Платеях

Тогда Мардоний вступил в тайные переговоры с гречески­ми аристократами, готовыми перейти на его сторону, но замыс­лы аристократов были раскрыты и заговорщики казнены. Что­бы побудить Мардония двинуться в горы и первому начать сражение в неблагоприятных для него условиях, греческое ко­мандование направило свой флот, находившийся у острова Де­лоса, к берегам Малой Азии. Греки рассчитывали таким путем поднять восстание в тылу врага в ионийских городах.

Вскоре решающее сражение у Платей произошло. Персы засыпали единственный источник, снабжавший водой все гре­ческое войско. Оставшись без воды, греки должны были на ви­ду у персов перейти ближе к Платеям, где были источники. Понимая всю опасность этого перехода, Павсаний решил осу­ществить его ночью. Персы этого и ждали и напали на греков, когда те были на марше. Осыпаемые градом персидских стрел, спартанцы несли тяжелые потери, но продолжали сохранять свой боевой строй. Когда персы подошли к ним на близкое расстояние, спартанцы устремились в контратаку. В последо­вавшей затем рукопашной схватке пал Мардоний. Боевые ряды персов были нарушены, и они стали поспешно отступать к своему укрепленному лагерю. Но это не спасло их от пораже­ния. Лагерь был взят подоспевшими афинянами. Остатки раз­битого персидского войска в беспорядке бежали в Азию.

После сражения у Платей на территории Балканской Гре­ции не осталось ни одного неприятельского воина. Победите­лям досталась богатая добыча. Десятая часть этой добычи бы­ла передана храмам, а все остальное поделено между воина­ми, принимавшими участие в сражении.