11 месяцев назад
Нету коментариев

Вступивший в классовую борьбу демос не представлял собой единого целого. Из массы народа — мелких и средних земле­владельцев, ремесленников и других прослоек — выделялась торгово-ремесленная верхушка — своего рода денежная ари­стократия. Интересы денежной аристократии и широких сло­ев демоса были различны. Однако в борьбе со старой родовой аристократией, пользовавшейся рядом привилегий и фактиче­ской монополией власти, в борьбе за расширение своих прав и права реального участия в управлении общиной разнородные слои демоса часто выступали единым фронтом.

Борьба за права демократии особенно активно разверну­лась в VII—VI вв. Она охватила весь эллинский мир и носила революционный характер. Выступления демоса в VII—VI вв. происходили в малоазийских городах — Милете, Эфесе, Самосе, в городах метрополии — Мегарах, Коринфе, Сикионе, Афинах и в Великой Греции — Таренте, Кротоне, Сиракузах и т. д. В ре­зультате этой борьбы создавались города-государства. Во мно­гих городах переходной ступенью от господства родовой аристо­кратии к власти демократии явилась тирания. Характерным при­знаком тирании была узурпация, насильственный захват власти одним лицом. В большинстве случаев тираны выступали как во­жди демоса. Однако чаше всего они были выходцами из аристо­кратии, по каким-либо причинам оторвавшиеся от своего клас­са или же не разделявшие его взглядов по отдельным вопросам.

Внешнее положение тиранов напоминало положение монар­ха, т. е. единоличного носителя власти, да и сами они стреми­лись походить на древних басилеев времен военной демократии. Политика тиранов была противоречива. С одной стороны, ради привлечения демоса они прибегали к разным, в зависимости от обстоятельств, демагогическим приемам: хорошему обращению с народом и заступничеству в судах, обвинению богатых, кон­фискации их имущества и земель, частичным разделам конфис­кованных земель между малоимущими и т. д. С другой сторо­ны, они стремились сгладить классовые противоречия и зату­шевать имущественные контрасты, издавая законы против рос­коши, ограничивая число рабов и т. д.

Этим объясняется социальная слабость раннегреческой ти­рании как политической формы, на что указывал еще Аристо­тель в «Политике», «Так как, — говорит он, — в состав государ­ства входят два элемента: класс людей неимущих и класс лю­дей состоятельных, то тиран должен внушить и тем и другим, что их благополучие опирается на его власть, и (устроить де­ло так), чтобы одни от других ни в чем не терпели обиды. А тех из них, которые окажутся сильнее, он преимущественно должен заинтересовать в поддержании его власти… Цель всех меропри­ятий ясна: тиран в глазах своих подданных должен быть не ти­раном, но домоправителем и царем, не узурпатором, но опеку­ном; тиран должен вести скромный образ жизни, не позволять себе излишеств, знатных привлекать на свою сторону своим обхождением, а большинством руководить при помощи демаго­гических приемов» (Аристотель, Политика, V, 9, 19—20).

Тирания как политическая форма была весьма неустойчива; все же ее значения как определенного этапа в истории классовой борьбы древней Греции отрицать или преуменьшать не прихо­дится. Тирания сыграла важную роль в уничтожении господст­ва родовой знати и создании рабовладельческого государства.

Первой крупной победой демократии было издание писаных законов, или кодификация обычного права. Первые писаные законы появляются в VII в. до н. э. сначала в колониях, а поз­же и в метрополиях. Большой известностью пользовались зако­ны Харонда, составленные им для города Катаны в Сицилии, и законы Залевка, написанные для южноиталийских Локр. Эти законы были несовершенными в техническом отношении и чрез­мерно суровыми. Однако это была первая кодификация права, проведенная в интересах государства как целого, и поэтому зна­чение ее весьма велико.

Фиксирование правовых норм облегчало передачу матери­альных ценностей, гарантировало права кредитора и должника и утверждало принцип собственности. Незыблемость закона предусматривалась рядом охранительных мер. Так, Залевк уста­новил, что желавший внести какое-либо изменение в существую­щий порядок должен был явиться в собрание с веревкой на шее и, если предложенный им закон отвергался, удавить себя.

Введение писаных законов, ограничивая произвол аристо­кратии, отвечало интересам широких слоев свободного населе­ния. Изданием писаных законов, однако, дело не ограничилось. За кодификацией последовали изменения в составе правящих органов. Аристократические советы демократизировались и рас­ширялись, родовые филы заменялись территориальными, в про­тивовес старинным родовым культам вводилось почитание божеств и героев, популярных среди демократических слоев на­селения.

Тирания была общегреческим явлением, но характер тира­нии и отдельные проявления ее в различных полисах были нео­динаковыми.

Раньше всего тирания возникла в Малой Азии и на островах Эгейского моря. В конце VII в. в Милете правил тиран Фрасибул. Больше сведений сохранилась о самосском тиране второй половины V в.— Поликрате. Верховным правителем Поликрат стал в период острой классовой борьбы на Самосе. Поликрат не принадлежал к аристократии. Он был владельцем мастерской бронзовых изделий, а богатство унаследовал от отца, занимав­шегося морской торговлей. Навербовав дружину в 50 человек, Поликрат захватил власть над островом Самосом и правил сна­чала с двумя своими братьями, а потом один. Поликрат вел энер­гичную внутреннюю и внешнюю политику в ущерб интересам аристократии, покровительствуя торговле и ремеслам. Самос при Поликрате украсился великолепными постройками, соче­тавшими грандиозность и легкость, изящество и тонкий худо­жественный вкус. Особенно славились колоссальный храм Ге­ры, построенный с исключительной роскошью, и водопровод, подававший воду в город. Во всей Греции Поликрат был изве­стен как покровитель художников, писателей и поэтов. Он по­кровительствовал Анакреонту и Ивику, двум прославленным греческим поэтам.

С именем Поликрата связана легенда о «поликратовом пер­стне». Желая испытать судьбу, рассказывает легенда, Поликрат бросил в море золотой перстень. Но счастье не изменило ему и тут: перстень не пропал. Через некоторое время рыбак пре­поднес Поликрату большую рыбу. Когда слуги Поликрата разрезали эту рыбу, они нашли в ней брошенный в море перстень

Полуторговый, полупиратский флот Поликрата господство­вал на Эгейском море вплоть до Сицилии и Эпира. Возрастав­шее могущество Поликрата начинало пугать его восточных со­седей — персов. Желая положить конец гегемонии Самоса, пер­сидский наместник Оройт заманил Поликрата в Азию, казнил его и приказал распять его труп. После смерти Поликрата Са­мос попал в зависимость от персов. Тирания Поликрата, как и вообще все тирании в Малой Азии, была блестящим, но эфемер­ным созданием, не оставившим глубоких следов, что объясняет­ся слабостью ее социальной опоры.

Значительно более прочной и организованной была тирания в материковой Греции — Коринфе, Сикионе и Мегарах. В Ко­ринфе в середине VII в. утвердилась тирания Кипсела. Кипсел изгнал из Коринфа господствовавший там влиятельный ари­стократический род Бакхиадов.

Сын и преемник Кипсела Периандр (627—585 гг.) —один из самых значительных тиранов Греции. С его именем связано много реформ, направленных на развитие коринфской торговли и ремесла и превративших Коринф в одно из первых государств эллинского мира. Старые родовые филы, в которых господство­вали аристократы, были заменены новыми территориальными; в них аристократия не пользовалась преобладающим политиче­ским влиянием. В интересах средних и мелких демократических прослоек было ограничено число рабов, выведены новые коло­нии и поднят престиж Коринфа в старых колониях, например на острове Керкире. Старая денежная система заменена новой, увеличено число судов военного и торгового флота, прорыты каналы, улучшены пути сообщения и т. д.

При Периандре Коринф достиг не виданного до тех пор эко­номического благосостояния и упрочил свое положение среди других государств Греции. Периандр находился в дружеских и родственных отношениях с влиятельными родами Афин, с Фра­сибулом, тираном Милета, и даже с самим египетским фарао­ном. Периандр вошел в историю не только как искусный поли­тик, но и как покровитель наук и искусства. Многочисленные коринфские вазы, хранящиеся во многих музеях мира, воскре­шают в памяти былое величие Коринфа. Немало выдающихся людей Греции посетило Коринф при Периандре.

В соседнем с Коринфом городе Мегарах противником ари­стократии во второй половине VII в. выступал тиран Феаген. Однако господство демократии было кратковременным. После изгнания Феагена в Мегарах восторжествовала олигархия.

В Сикионе в первой половине VII в. власть аристократии бы­ла свергнута Орфагором, человеком низкого происхождения (по преданию, он был поваром). Династия Орфагоридов суще­ствовала в Сикионе более ста лет. Особенно известен последний представитель Орфагоридов Клисфен,травивший в первой по­ловине VI в. Про него известно, что он унизил господствовав­шие до того аристократические филы дорийских завоевателей, назвав их «гиатами», «онеатами» и «хойреатами», т. е. «сви­нятниками», «ослятниками» и «поросятниками», а приморскую филу назвал «архелайи» — «владыки народа». О событиях в Сикионе после смерти Клисфена мы знаем мало. Известно, что одно время у власти была антидорическая демократия; затем в Сикионе утвердился тиран Эсхин которого изгнали спартан­цы; они установили олигархию, существовавшую до конца V в.

Таким образом, историческое значение тирании в том, что она была одним из путей создания греческих государств. Ти­раны сломили силу родовых учреждений, обычаев и культов, способствовали дальнейшему росту производительных сил и тем самым подняли социально-экономическое значение сельской я городской демократии.