1 год назад
Нету коментариев

Поводом к вмешательству Филиппа в греческие дела послу­жила Священная война (355—346 гг.). «Священными» древние греки называли войны, связанные с защитой общегреческих свя­тилищ. На этот раз священная война вспыхнула из-за фокидян, которые захватили часть территории, принадлежавшей Дельфий­скому храму. Были созваны члены амфиктионии — особого объ­единения государств, принявших на себя почетную обязанность охранять Дельфийское святилище. В дельфийской амфиктионии в это время наибольшим весом пользовались Фивы. По настоя­нию фиванского представителя на фокидян был наложен боль­шой штраф. Когда фокидяне отказались подчиниться этому по­становлению, Фокиде была объявлена священная война.

В ходе военных действий фокидяне в 356 г. захватили Дель­фийский храм и его казну и на эти средства создали большую наемную армию (около 20 тысяч человек). Тогда вмешались другие греческие государства. На стороне Фив выступил фесса­лийский город Лариса. Афиняне и спартанцы, враждебно на­строенные по отношению к Фивам, поддержали Фокиду. В ре­зультате военный перевес оказался на стороне фокидян, что по­будило членов дельфийской амфиктионии обратиться к Филиппу. Но и после вмешательства македонян талантливому фокидскому полководцу Ономарху с помощью наемной армии удалось одер­жать две крупные победы над объединенными силами против­ника. Только в третьем сражении, которое произошло в 352 г., Филипп, наконец, одержал верх и разбил войска Ономарха. Ис­пользуя этот успех, Филипп попытался вторгнуться в Среднюю Грецию. Но афиняне заняли Фермопильский проход и прегради­ли путь македонянам. Филиппу пришлось отказаться от своего намерения и отступить. Однако Фессалия признала власть маке­донского царя, в фессалийских городах были созданы македон­ские гарнизоны.

Оставив на время греческие дела, Филипп сосредоточил все внимание на Фракии. В 349 г. он приступил к завоеванию грече­ских городов Халкидики. Олинф, стоявший во главе союза хал­кидских городов, обратился за помощью к Афинам. Но несмотря на то что Демосфен горячо убеждал афинян помочь олинфянам, в Халкидику были посланы только небольшие отряды наемни­ков. Когда же Афины наконец отправили туда 17 кораблей, 300 всадников и четыре тысячи гоплитов, было уже поздно. В 348 г. после упорного сопротивления Олинф был взят македон­ским царем, разрушен до основания, а жители уведены в плен и проданы в рабство. Все фракийское побережье от Пидны до Геллеспонта попало теперь под власть Македонии.

Это событие произвело в Афинах сильное впечатление. Даль­нейшая борьба с Филиппом многим представлялась заранее об­реченной на неудачу. Промакедонская группировка Филиппа по­лучила явный перевес и стала требовать заключения мира с Фи­липпом. Демосфен тоже не возражал против этого. Он даже вошел в состав посольства, направленного к Филиппу. Входил в посольство и Эсхин — признанный глава промакедонской группировки. Во главе посольства стоял Филократ, по имени которого мир 346 г. назван Филократовым. Филипп согласился на мир, так как он не располагал еще достаточно большим фло­том, а афинский флот, насчитывавший 350 триер, по-прежнему считался самым сильным в Греции. Для афинян условия мира были невыгодны. Они должны были примириться с потерей всех своих владений на фракийском побережье (в том числе и тех, которые Филипп захватил во время переговоров о мире), а также с утратой снабжавшей их хлебом Эвбеи, еще в начале Олинфской войны отложившейся от Афин. В районе Геллеспонта афи­няне сохранили только Херсонес Фракийский.

Заключив мир с Афинами, Филипп по просьбе фиванцев об­рушился на Фокиду. Стены городов в Фокиде были разрушены, жителям, расселенным по деревням, было запрещено жить в городах. Фокидян обязали вернуть захваченную храмовую каз­ну ежегодными взносами по 60 талантов. Три тысячи «святотат­цев» было сброшено со скалы в море. В благодарность за рас­праву с фокидянами, исключенными из дельфийской амфиктио­нии, Филипп был принят на их место в число амфиктионов. Тем самым он получил официальную возможность вмешиваться в дела греков.

В 344 г. некоторые государства Пелопоннеса обратились к Филиппу за помощью против Спарты. Демосфен безуспешно пы­тался уговорить их отказаться от помощи македонского царя. Филипп приобрел влияние в Эпире, Этолии, на Эвбее. Фессалия за попытку антимакедонского выступления попала в зависимость от Македонии. Успехи Филиппа заставили греков прислушаться к словам Демосфена, который в этот период развил необычай­ную энергию, сплачивая против Филиппа силы Греции. Ему уда­лось пробудить любовь к свободе и демократическим традициям великого прошлого. На призыв Демосфена откликнулись Кер­кира, эвбейские города, Коринф и его колонии, а также ряд дру­гих городов. Финансовую помощь должны были оказать персы,, поддерживавшие антимакедонскую партию. На эту помощь Де­мосфен и другие вожди демократической партии возлагали боль­шие надежды. Война началась на Херсонесе Фракийском. Один из посланных туда афинских стратегов открыл военные действия против фракийских городов, принадлежавших Филиппу. Филипп заявил протест, но Афины не обратили на него внимания. Тогда Филипп осадил Перинф и Византии, находящиеся на самом бе­регу Геллеспонта. Если бы Филипп одержал победу, контроль над проливами, через которые в Грецию шел черноморский хлеб, полностью перешел бы в его руки. Это угрожало жизненным интересам многих греческих городов, заставило их забыть свои разногласия и спешно объединиться. Против Филиппа была соз­дана сильная коалиция греческих государств.

Объединенный флот греческих союзников, в состав которого вошли корабли Афин, Хиоса, Родоса и других островов, напра­вился к Геллеспонту. Перевес на море был целиком на стороне греков. В морском сражении у Византия Филипп был разбит, что вынудило его прекратить осаду. Неудачны были также по­пытки Филиппа завершить завоевание Фракии, где он потерпел поражение от воинственного фракийского племени — трибаллов.

Естественно, что после этих событий антимакедонская пар­тия в Афинах и других греческих городах усилилась. Появилась надежда, что военная неудача Филиппа, обнаружившая перед всем греческим миром его слабость на море, приостановит даль­нейшее развитие македонской экспансии. Расчеты эти, однако, не оправдались.

Херонейский лев...

Херонейский лев…

Вскоре у Филиппа опять появился повод для вмешательства в греческие дела, и он им воспользовался. Началась новая свя­щенная война, и на этот раз с Озольскими Локрами, запахав­шими преданную проклятию землю, что считалось религиозным преступлением. Амфиктионы объявили локрийскому городу Ам­фиссе священную войну. С неожиданной для всех быстротой Фи­липп, вернувшийся из похода на север, провел свои войска через Фермопильский проход и появился в Средней Греции якобы для того, чтобы оказать помощь в благочестивом деле расправы с Амфиссой. Понять его истинные намерения не представляло тру­да. Вся Греция была охвачена тревогой. Всем было ясно, что ре­шается вопрос о независимости и свободе греков. Филиппу про­тивостояла коалиция греческих государств, в которую вошли даже такие постоянно враждовавшие друг с другом государства, как Афины и Фивы. Объединенные силы союзников выступили против Филиппа.

Решающее сражение произошло в 338 г. у беотийского горо­да Херонеи. Левым крылом войск Филиппа командовал его 18-летний сын Александр. Действия на этом фланге и решили исход Херонейской битвы. Победа Филиппа была полной. Две тысячи греков были взяты в плен, тысяча воинов пала в бою, остальные были рассеяны. Филипп тут же на поле боя пышно отпраздновал свою победу.

О каких-либо дальнейших попытках противостоять Филиппу после херонейского разгрома не могло быть и речи. Не помогла даже и крайняя мера, к которой прибегали греки в критические периоды своей истории,— отпуск на волю рабов для использова­ния их в войсках.

Во всех греческих городах подняли голову сторонники Фи­липпа. Политическое преобладание повсеместно перешло на их сторону. Демосфен вынужден был бежать из Афин.

Справедливость требует отдать должное дипломатическому такту Филиппа. В переговорах с Афинами и другими греческими городами требования его отличались умеренностью. Он добивал­ся лишь признания греческими городами верховной гегемонии македонского царя. Филипп сохранил за Афинами все их преж­ние владения, кроме Херсонеса, взамен которого он отдал Ороп в Беотии. Сурово Филипп обошелся лишь с Фивами. Здесь было посажено олигархическое правительство и введен постоянный гарнизон.

В 337 г. в Коринфе был созван общегреческий конгресс, на котором торжественно провозглашался всеобщий мир и незави­симость греческих городов и запрещались войны между ними. Конгресс декларировал свободу мореплавания и принял решение общими силами ликвидировать пиратство. На конгрессе было решено строжайше запретить конфискации имуществ, переделы земли, отмены долгов и освобождение рабов в целях использо­вания их для политических переворотов. Иными словами, были приняты меры для укрепления власти олигархических промаке­донских правительств, утвердившихся после Херонейского сра­жения во всех городах Греции.

Наконец, конгресс принял постановление о войне с Персией и создании для ведения этой войны общегреческого союза. Офи­циальной причиной войны была объявлена месть персам за по­ругание греческих святынь во время греко-персидских войн. Хотя Македония формально и не вошла в панэллинский союз, Филипп был избран главнокомандующим силами союзников.

Решение о войне с Персией по существу было реализацией программы Исократа, отвечавшей интересам наиболее состоя­тельных и олигархически настроенных слоев населения Греции.

Коринфским конгрессом заканчивается история классиче­ской Греции. Вершителем судеб эллинского мира с этого време­ни становится Македония. Успех Македонии, прочно утвердив­шей свою гегемонию над греческими городами, объясняется рядом причин. Силы сопротивления греков были подорваны глу­боким кризисом полисной системы, длившимся многие десятиле­тия. Непрерывные войны между греческими городами взаимно ослабляли их, и ни одно из греческих государств не смогло стать центром объединения. Исторические преимущества были на сто­роне Македонии, позже вступившей на путь рабовладельческого развития и значительно меньше подточенной противоречиями, ослаблявшими эллинский мир.