1 год назад
Нету коментариев

Писистрат происходил из древнего знатного афинского рода. Он был богатым человеком, владевшим золотыми рудниками во Фракии. Возвышение Писистрата началось со времени войны за Саламин, где он отличился и показал себя храбрецом. Испу­ганные ростом влияния Писистрата эвпатриды попытались орга­низовать покушение на его жизнь, но оно не удалось. После этого по требованию диакриев народное собрание выделило Пи­систрату охрану. Эту охрану составляли крестьяне-диакрии, во­оруженные дубинами. Опираясь на поддержку крестьянства и используя своих дубинщиков, Писистрат в 560 г. до н. э. захва­тил власть в Афинах. Однако его положение на первых порах не было прочным. Политика Писистрата, проводимая в интере­сах аттического крестьянства, вызвала недовольство и эвпатри­дов-педиеев и паралиев. Аристотель в «Афинской политии» пи­шет: «Но так как власть его (Писистрата) еще не укрепилась, то приверженцы Мегакла и Ликурга, придя между собой к со­глашению, изгнали его…» (Аристотель, Афинская политая, 14, (3)).

Союз паралиев и педиеев, однако, просуществовал недолго. Вскоре после изгнания Писистрата между обеими группиров­ками разгорелась борьба. Теснимый эвпатридами вождь пара­лиев Алкмеонид Мегакл вступил в союз с Писистратом. Аристотель сообщает: «Сам Мегакл, поставленный в безвыход­ное положение своими противниками, начал переговоры с Писи­стратом и, условившись, что тот возьмет замуж его дочь, устро­ил его возвращение…» (Там же, 14, (4)).

Вскоре между диакриями и паралиями произошел новый разрыв. Результатом его было еще одно и на этот раз более дли­тельное изгнание Писистрата из Афин. По-видимому, вместе с ним из города ушло много его сторонников. Располагая боль­шими средствами, которые давали принадлежавшие ему Пангейские рудники во Фракии, Писистрат через некоторое время набрал наемное войско и, заручившись союзом с городом Эрет­рией на Эвбее, фессалийцами и фиванцами, высадился на побе­режье Аттики у Марафона. Опираясь на военные силы и под­держку диакриев, Писистрат обратил в бегство выступившее ему навстречу афинское ополчение и вступил в Афины. На этот раз он пробыл у власти до конца жизни (527 г.).

Таким образом, правление Писистрата длилось, если не счи­тать перерывов, 33 года (560—527). Некоторыми учеными на­шего времени высказывалось предположение, что второе изгна­ние Писистрата является позднейшим вымыслом. Однако нет достаточных оснований не считаться с категорическим утверж­дением нашего главного источника — «Афинской политии» Ари­стотеля.

Социальную основу власти Писистрата составляли диакрии, при поддержке которых он пришел к власти. Их интересы в пер­вую очередь и стремился удовлетворить Писистрат. Возможно, что Писистрат частично удовлетворил потребность афинских крестьян в земле за счет земель, конфискованных им у его поли­тических противников. Кроме того, Писистрат ввел государст­венный кредит для нуждавшихся землевладельцев, установил льготы в отношении налогов и принял ряд мер, улучшавших по­ложение аттического крестьянства.

«Бедных он даже снабжал вперед деньгами на сельские ра­боты, чтобы они могли кормиться, занимаясь земледелием» (Там же, 16. (2)), — пишет Аристотель.

Таковы главные мероприятия Писистрата, проведенные им в интересах диакриев. Кроме того, он ввел разъездных судей, раз­биравших судебные процессы на местах и избавлявших сель­ских жителей от напрасной потери времени на поездки в города.

Возраставшая сила государства и авторитет его главы на­шли блестящее выражение в благоустройстве Афин и террито­риальном росте города. Афины стали благоустраиваться, пре­вращаясь в большой и цветущий город. Средства, получаемые от торговли и налогов, расходовались на постройку общественных зданий. Благодаря оживлению строительной деятельности беднейшее городское население получило работу. В этом отно­шении Писистрат — предшественник Перикла. При нем в Афи­нах был построен водопровод, воздвигнут храм Афины Паллады на месте будущего Парфенона, заложен храм Зевса Олимпий­ского, построен храм Деметры в Элевсине и др. Государствен­ная централизация при Писистрате проявляется гораздо резче, чем при Солоне. Об этом свидетельствуют два факта: 1) введе­ние общегосударственного подоходного налога (десятины) и 2) содержание постоянного наемного войска.

Рельеф, найденный в Афинах около Олимпейона...

Рельеф, найденный в Афинах около Олимпейона…

Идее государственной централизации была подчинена и ре­лигиозная политика Писистрата. При нем вошли в обычай и наряду с Панафинейскими приобрели значение всенародных Дионисии. До этого культ Диониса был только крестьянским праздником. Из олимпийских божеств по-прежнему особым по­четом пользовалась Афина как символ объединенного Афин­ского государства.

Главной задачей Писистрата было усиление экономической мощи Афин. Афины поглощали много сельскохозяйственных продуктов — хлеба, масла, вина, овощей, фруктов, дичи и т. д. Городское население возрастало, увеличивалось число ремеслен­ных мастерских, в которых наряду с рабами трудились свобод­ные рабочие и безземельные крестьяне. Много людей было за­нято в порту, торговом и военном флотах.

Однако для растущей афинской торговли и ремесел одного внутреннего рынка было уже недостаточно. Писистрат стре­мился создать новые — внутренние и внешние — рынки для сбы­та продуктов сельского хозяйства Аттики (главным образом оливкового масла). Афинских купцов и ремесленников привле­кал черноморский рынок, откуда Греция с ранних времен в большом количестве импортировала хлеб и куда экспортиро­вала некоторые продукты сельского хозяйства и ремесленную продукцию. К черноморскому рынку и протянул руку афинский тиран, стремясь овладеть входом и выходом в Черное море, берегами Геллеспонта, с одной стороны, и Боспора — с другой. Усилия Писистрата не пропали даром. При нем Афины захва­тили опорный, ключевой пункт при входе в Геллеспонт — Сигей (в Троаде), открывший путь к Черноморью. В то же время Си­гей представлял собой плодороднейшую и удобную для поселе­ния местность. На противоположном берегу, в Херсонесе Фра­кийском, утвердился афинянин Мильтиад. Это был представи­тель аристократического рода крупных афинских землевладель­цев Филаидов, который, вероятно, потерял свои земли в Аттике и переселился на Геллеспонт. Мильтиад пользовался поддерж­кой Писистрата и зависел от него.

Таким образом, в руках Писистрата оказались ключевые по­зиции на проливах. О торговых связях Афин с Северным При­черноморьем во времена Писистрата свидетельствуют довольно многочисленные находки аттической керамики на черномор­ских побережьях.

В этот же период афиняне овладели островами Лемносом и Имбросом, распространили свое влияние на Наксос, где ут­вердился союзник Писистрата Лигдамид. Писистрат сумел так­же установить дружественные отношения с островом Делосом, занимавшим центральное положение в Кикладах, фессалий­цами, Аргосом и Коринфом.

Широкое развитие внешней торговли предполагало существо­вание значительного флота, экипаж которого составляли феты, оплачиваемые государством.

Государственный строй Афин при Писистрате формально не претерпел никаких изменений. Созданные Солоном учреждения сохранялись, но рядом с ними и над ними стоял тиран, Писи­страт, права которого не были ни предусмотрены, ни ограничены действующей конституцией. Все должностные лица выбирались из его сторонников, поддержка народного собрания, большин­ство которого составляли крестьяне-диакрии, была ему обеспечена. Благодаря этому фактически власть сосредоточивалась в руках Писистрата. Острие диктатуры Писистрата, опиравшегося прежде всего на аттическое крестьянство, было направлено про­тив старой родовой аристократии, тормозившей дальнейшее по­ступательное развитие производительных сил афинского обще­ства. В этом состоит прогрессивное значение периода афинской истории, связанного с его именем. В своей политике Писистрат опирался также на торгово-ремесленные слои, в интересах кото­рых он и стремился овладеть подступами к проливам. В позд­нейшей традиции о правлении Писистрата сохранились воспоми­нания, как о «золотом веке» Кроноса. «Афиняне,— говорит Ари­стотель,— жили тогда как бы в царствование Кроноса». Самого Писистрата Аристотель изображает как популярного политика, умевшего действовать одновременно в интересах всех классов и притом избегавшего крутых мер.

Однако афиняне мирились с тираническим режимом до тех пор, пока этот режим оправдывал себя блестящими внешнепо­литическими успехами и былое политическое могущество родо­вой аристократии не было окончательно сломлено. Между тем внешнеполитическая обстановка и положение внутри Афин к концу правления Писистрата существенно изменились. Поэтому положение сыновей Писистрата, унаследовавших его власть, ока­залось менее прочным.

После смерти Писистрата в 527 г. власть перешла к двум его сыновьям, Гиппию и Гиппарху. Фактически государственными делами занимался Гиппий, Гиппарх же посвятил себя литера­туре и искусству. У нас нет сведений о том, что правление сыно­вей Писистрата — Писистратидов сильно отличалось от правле­ния их отца. Однако постепенно внутриполитическое и между­народное положение Афин стало ухудшаться. В 514 г. в среде афинских аристократов возник заговор, целью которого было низвержение тирании. Двое заговорщиков — Гармодий и Аристогитон — предприняли попытку убить Гиппия и Гиппарха во время Панафинейского празднества. Покушение это удалось лишь отчасти: убит был один Гиппарх. Гармодий на месте поку­шения погиб от рук копьеносцев, Аристогитона схватили, под­вергли пыткам и казнили. Память о Гармодии и Аристогитоне как борцах против тирании потом долго чтилась афинскими демократами.

Оставшийся в живых Гиппий обрушил жестокие репрессии на головы своих противников, стал на путь проведения терро­ристической политики, вызывавшей острое недовольство даже среди прежних сторонников Писистрата. В этот период очень многие афиняне покинули родину.

Положение Гиппия осложняется также внешнеполитически­ми затруднениями. В 519 г. Афины присоединили к своим владениям пограничный беотийский город Платеи. Это привело к разрыву с фиванцами. В это же время происходит ослабление Аргоса, старого союзника Писистрата, и усиливается враждеб­ная тирании аристократическая Спарта. В довершение всего Афины теряют контроль над проливами, который переходит в руки персидской державы Ахеменидов. В связи с этим против Гиппия начинают активно выступать не только афинская аристо­кратия, но и паралии, возглавляемые Алкмеонидами. Возникает союз земледельческой и торговой знати. Алкмеониды призвали на помощь спартанцев, которые послали свои войска, чтобы сверг­нуть тиранию. Однако первая попытка спартанской интервенции окончилась неудачей. Только в 510 г. афинские эмигранты при активной поддержке Спарты сумели нанести поражение Гиппию и запереть его в Афинском акрополе. В конце концов Гиппий вынужден был капитулировать и удалиться из Афин в Сигей, находившийся в это время под властью Персии.