2 года назад
Нету коментариев

Все первые Птолемеи стремились развить оросительную сеть страны, чтобы поднять доходность сельского хозяйства. Для этого в Фаюмском оазисе были проведены новые каналы и высушены болота. Земли, принадлежавшие Египту, считались царскими, но в зависимости от характера использования дели­лись на две категории: 1) царские земли в собственном смысле и 2) уступленные земли. Уступленные земли в свою очередь подразделялись на: 1) дарственные земли, уступленные царем своим фаворитам — придворным, полководцам, высшим чинов­никам гражданского ведомства, 2) храмовые земли и 3) земли клерухов, т. е. военных поселенцев.

Царская земля составляла большую часть обрабатываемой земли и находилась непосредственно в ведении администрации царя. Из 1230 гектаров (4700 арур (Арура равна 0,27 га.)) территории Керкеозириса 700 гектаров (2430 арур) принадлежало царю.

Подробными сведениями об этом мы обязаны «Тебтюнисским папирусам», которые составляют часть архива канцелярии комо­грамматея одного из номов, содержащей деловые бумаги, офи­циальные и частные письма, податные ведомости, сообщения о состоянии различных земель и т. д.

При Птолемеях, как и при фараонах, большая часть царских земель сдавалась в аренду мелким арендаторам или царским земледельцам. Крупные землевладельцы и храмы также сдавали землю мелкими участками в аренду земледельцам, которые яв­лялись наследственными арендаторами. Царские земледельцы составляли основную массу египетского населения. Они жи­ли небольшими поселками. Каждый поселок представлял собой самостоятельную замкнутую общину. Члены этой общины были связаны друг с другом производственным процессом, кото­рый осуществлялся на определенной небольшой территории, оро­шаемой каналами.

Члены общины были прочно с ней связаны. Принадлежность к данной общине влекла за собой утрату права выхода из нее. Чтобы предотвратить перебои в обработке земли и обеспечить общины рабочей силой, государственная власть закрепила суще­ствующее положение законом. Община отвечала за исправное несение государственных повинностей всеми ее членами. Общин­ники должны были бесплатно ремонтировать каналы, снабжать царя и его многочисленную свиту всем необходимым во время поездок по стране. Земледельцы не имели права обращаться в гражданский суд. Дела их разбирались в административном порядке.

Царские земледельцы не были собственниками обрабатывае­мых ими участков. Верховное право на землю в Египте всегда оставалось за царем. Царские земледельцы не только не могли продать арендованные участки, но даже не имели права оста­вить их или использовать по собственному желанию. Виды куль­тур, время посева, сбора и доставки собранных продуктов к месту назначения определялись по инструкциям и под контролем чиновников и откупщиков. Семена, инвентарь и рабочий скот арендатору выдавали местные власти. За право пользования землей земледельцы платили царю арендную плату зерном, фруктами, плодами, скотом и пр. Арендную плату необходимо было платить сразу после сбора урожая. Земледельцы работали под бдительным контролем местной и центральной администра­ции. Местные чиновники, грамматеи различных рангов получа­ли инструкции от высших чиновников царских канцелярий в Александрии. По этим инструкциям они руководили производ­ственным процессом, наблюдали за состоянием каналов, уста­навливали количество орошенной и неорошенной земли, опре­деляли норму выработки для каждого округа и работника, кон­тролировали работу ремесленников, вели учет скота, составля­ли «посевные ведомости» и т. д.

Кроме царских земледельцев, в Египте были люди, не имев­шие земельных участков и работавшие поденщиками.

При первых Птолемеях большая часть земель оставалась у царя и эксплуатировалась царской бюрократией. Права владель­цев дарственных земель были различны — иногда очень ограни­чены, а иногда, напротив, чрезвычайно широки. Юридически дар­ственные земли всегда рассматривались как подарок царя и по закону не могли быть отчуждаемы. Даже в использовании их владельцы не были свободны. Они должны были неукоснитель­но следовать установленным царем для всего государства хозяй­ственным нормам и разводить лишь определенные культуры и в определенных размерах.

Богатейший конкретный материал для изучения аграрного строя птолемеевского Египта содержит серия папирусов Зенона, представляющая переписку египетского землевладельца Апол­лония с управляющим его поместьями Зеноном. Переписка от­носится ко времени расцвета Египта при Птолемее II Фила­дельфе (283—246 гг.).

Из переписки мы прежде всего узнаем, что грек Аполлоний, занимавший видный пост в царской администрации, получил от царя в качестве подарка за службу несколько поместий, общая площадь которых составляла около 30 тысяч арур. Земли эти были расположены около Мемфиса, в Палестине и других ме­стах. Далее из переписки вытекает, что дарственные земли экс­плуатировались так же, как и царские. Часть этих земель Апол­лоний от себя сдавал в аренду, а оставшуюся лучшую часть использовал с помощью своих управляющих. В аренду обычно сдавали земли, отведенные под зерновые культуры, а оставля­ли земли, предназначенные для садово-огородных культур — винограда, маслин, фиников, тыквы, чечевицы, миндаля — и тех­нических растений — льна, конопли, хлопковых пород. Аполло­ний через своих агентов вел торговые операции, давал деньги под проценты. Он владел также ремесленными мастерскими.

Таким образом, существование частновладельческих поме­стий в эллинистическом Египте не подлежит сомнению, но эл­линистический, как и древневосточный, землевладелец всегда оставался зависимым от царя и его милостей. Даже такая важ­ная персона, как Аполлоний, не мог не считаться с царскими директивами. «Царь приказал нам,— пишет Аполлоний своему управляющему,— дважды засеять поля. Посему, как только бу­дет собран урожай, немедленно же орошай землю или ручным способом, или же при помощи водоподъемной машины. Ни в коем случае не держи воду на полях более шести дней. После орошения поле засевай трехмесячной пшеницей» и т. д.

Заключение договоров с отдельными арендаторами и разре­шение возникавших на этой почве конфликтов контролировались царской администрацией.

Особую категорию уступленных земель составляли земли клерухов. Рядовые воины получали во временное пользование от 5 до 100 арур земли. Военачальникам выделялись крупные земельные участки. Клерухам обычно давали худшие — мало­плодородные, запущенные земли, но на льготных условиях. Держатель земли на несколько лет освобождался от поземель­ного налога при условии, если он приводил полученный им уча­сток (клер) в хорошее состояние. В этом случае клеры сохра­нялись за держателем участка и его потомством в течение мно­гих лет, и, таким образом, клерухи, подобно римским ветеранам, превращались в бессрочных арендаторов (эмфитевтов).

Воины в эллинистическом Египте в основном были греками и македонянами. Но, кроме того, в армии служило много персов, фракийцев, галлов и представителей других племен. Сплошь и рядом, если не было свободных земель, клерухи обеспечивались участками за счет местного населения, у которого отбиралась часть земель. Система клерухий, с одной стороны, восходит к классическому полису, а с другой — имеет много общего с зе­мельной практикой фараонов Нового царства. И тут и там вой­ско служило главной опорой власти, что и заставляло ее пред­ставителей изыскивать средства для удовлетворения в первую очередь материальных нужд служилого сословия.