Англия, Аргентина и Чили продолжали закрепляться в рай­оне Земли Грейама.
В начале 1948 года англичане установили еще одну постоян­ную метеорологическую станцию в бухте Адмиралтейства. Руко­водителем зимовочных партий в 1948 году был назначен Вивиан Фукс.
Своей главной базой Фукс избрал остров Стонингтон. Отсю­да он и его товарищи отправлялись в длительные санные путеше­ствия на собаках, производя топографические съемки и геологи­ческие изыскания вдоль побережья бухты Маргерит. Они дохо­дили до северной части пролива Георга VI.
4 ноября 1948 года на другой английской зимовочной базе в бухте Хоп произошло несчастье. Здесь зимовало семь человек. Четверо из них с наступлением антарктической весны выехали на собаках для определения астропунктов северо-западного бе­рега полуострова. На базе осталось трое: врач Слейден, метео­ролог Бард и геолог Грин. Как-то Слейден пошел обследовать гнездовья пингвинов Адели на скалистых берегах бухты. Возвра­щаясь обратно, он с ужасом увидел, что дом объят пламенем. Деревянные здания в Антарктике обычно быстро становятся сухими, и при сильном ветре потушить пламя невозможно ника­кими средствами. В огне погибли метеоролог и геолог, а также все собранные за зиму материалы научных наблюдений. Слейден остался на пепелище один. К счастью, часть продовольственных запасов была расположена вдали от дома, и ему удалось благо­получно дождаться возвращения четверых товарищей. По рации они сообщили о случившемся и запросили помощи. Подходы к бухте Хоп были блокированы льдом, и судну «Джон Биско», посланному с Фолклендских островов, удалось пробиться к бе­регу через ледовый пояс только через три месяца. Персонал стан­ции был вывезен, а сама станция восстановлена только в 1952 году.
1948—1949 год в районе Земли Грейама был в ледовом отношении вообще тяжелым. «Джон Биско» не смог пройти в бухту Маргерит ни в феврале, ни в марте 1949 года. Судно пред­принимало неоднократные попытки пробиться через лед к Сто-нингтону, чтобы сменить группу Фукса. 30 марта «Джон Биско» пробился на 12 километров, но еле выбрался на чистую воду. До острова оставалось еще 400 километров сплошных льдов. Насту­пила зима, и судно вынуждено было уйти на север.
«Итак, — писал впоследствии Фукс, — 2 апреля мы окон­чательно поняли, что нам придется провести на юге еще один год. Из одиннадцати человек пятеро уже провели здесь два года. Для них это был третий год пребывания в Антарктике, и я с восхищением вспоминаю о той твердости, с которой они встрети­ли эту далеко не приятную весть» *.
Фукс считал работу лучшим лекарством от тоски по дому. Поэтому в эту зимовку были совершены еще более дальние походы. В частности, был проложен геологический маршрут вдоль берега полуострова во всю длину пролива Георга VI.
Кончался 1949 год, полевые партии вернулись на базу, а лед в бухте Маргерит оставался неподвижным. Приближалась угроза еще одной зимовки. С острова Десепшен для выяснения ледовой обстановки в бухту Маргерит несколько раз вылетал гидроса­молет. В один из полетов удалось совершить посадку на полынью вблизи острова Стонингтон. На борт были взяты два зимовщика из тех, кто провел здесь уже три года. Через пять дней самолет забрал еще трех человек. Лишь в конце февраля 1950 года к острову смог подойти «Джон Биско». На нем был эвакуирован остальной личный состав, и база на Стонингтоне временно пре­кратила работу. В тот же сезон была восстановлена база «Порт Локрой» и сменен состав на остальных четырех английских станциях. В последующую зиму на английских базах велись только стационарные метеорологические наблюдения.

Аргентина и Чили создают новые базы
В этом же районе стремились закрепить свои позиции Арген­тина и Чили.
В 1948—1949 году аргентинцы кроме смены состава на трех уже существующих станциях построили хижины-убежища на острове Десепшен: первую в бухте Телефон и вторую в бухте Пендулум.
В 1949—1950 году аргентинцы не только сменили состав на зимовочных базах, но и построили хижину на Берегу Данко. Кроме того, их суда ежегодно проводили гидрографическую опись бухт, заливов и якорных стоянок.
В 1950—1951 году аргентинская экспедиция построила еще две постоянные станции: на островах Дебенема (станция «Гене­рал Сан-Мартин») и в бухте Парадайз Берега Данко (станция «Адмирал Браун»).
Чили в начале 1949 года произвела смену состава станции «Артуро Прат». Подойти же к созданной в прошлом году на полуострове Тринити станции «Генерал Бернардо О’Хиггинс» судам не удалось из-за неблагоприятных ледовых условий, поэ­тому смена состава этой станции была выполнена при помощи самолетов. Чилийцы планировали в этот сезон создание еще одной станции на западном побережье Земли Грейама, но тяже­лые ледовые условия помешали этому. В летний сезон 1949— 1950 года корабли чилийской экспедиции доставили на обе зи­мовки смену и построили хижину-убежище в бухте Коппермайн острова Роберт, а в 1950—1951 году основали новую станцию («Гонзалес Видела») рядом с аргентинской станцией на Берегу Данко.
Таким образом, все три государства продолжали в той или иной степени расширять сеть своих баз и заявлять в различных меморандумах и нотах о своих правах на антарктические земли.

Военные инциденты
В конце 1951 года аргентинцы построили новую метеороло­гическую станцию («Эсперанса») в бухте Хоп, в том месте, где в 1948 году сгорела английская станция. 1 февраля 1952 года сюда подошло английское судно «Джон Биско» для сооружения новой базы.
Англичане начали выгрузку. Начальник аргентинской базы заявил, что он имеет приказ от своего правительства не допус­кать строительства других баз в этом районе. Англичане не при­няли эти слова во внимание. Тогда аргентинские солдаты, воо­руженные винтовками, посадили англичан на свой катер и до­ставили их на борт «Джона Биско».
Англичане доложили по радио своему правительству о воен­ных действиях аргентинцев. Британское правительство выразило решительный протест.
В ответ правительство Аргентины принесло извинения, объ­яснив этот инцидент ошибкой начальника аргентинской базы, который, как говорилось в ответной ноте, «превысил свои ин­струкции в деле защиты национальной территории Аргентин­ской Республики». Начальнику аргентинской базы было дано по радио соответствующее «разъяснение».
После этого англичане построили в бухте Хоп свою станцию рядом с аргентинской.
На острове Десепшен аргентинская база находилась в шести километрах от английской базы, а в декабре 1952 года арген­тинцы и чилийцы построили хижины-убежища всего лишь в 400 метрах от английской базы.
В феврале 1953 года в бухту острова Десепшен пришел бри­танский корвет «Снайп».
15 февраля начальник английской станции, сопровождаемый двумя констеблями, приказал матросам разрушить аргентинские и чилийские хижины, а двух аргентинцев, живших в аргентин­ской хижине, арестовал и отправил для передачи аргентинским властям на Южную Георгию.
На острове Десепшен вооруженный отряд британского во­енно-морского флота провел три месяца. Тем временем сначала корвет «Снайп», а затем фрегат «Бигбэри» патрулировали воды острова Десепшен до середины апреля 1953 года. В следующий антарктический летний сезон отряд королевского военно-морского флота находился на Десепшене около четырех месяцев, Десепшен, имеющий прекрасную защищенную бухту, стал объ­ектом особенного внимания англичан и латиноамериканцев. Бухта острова была не только отличной якорной стоянкой, но и идеальным гидропортом для приема самолетов. Поэтому в 1954— 1955 году построила здесь свою базу Чили (станция «Агирре Серда»).
В мае 1955 года британское правительство обратилось в Международный трибунал с жалобой на вторжение Аргентины и Чили в колонии Фолклендских островов. Но Аргентина и Чили не признали трибунал правомочным для разбора этого спорного вопроса.
Более того, Аргентина в 1955 году объявила, что она имеет притязания на еще более обширный сектор, а именно: от 46° южной широты до Южного полюса, включая Фолклендские острова, Южную Георгию, Южные Сандвичевы острова, Южные Оркнейские острова, Южные Шетландские острова и часть антарктического материка между 25 и 74° западной долготы. Все это пространство было выделено в самостоятельную арген­тинскую провинцию с подчинением губернатору Огненной Земли.
Одновременно чилийское правительство также выделило в Антарктиде территорию, на которую претендовало, в самостоя­тельную провинцию «Магеллан».
Споры Англии, Аргентины и Чили ослабли в связи с начав­шейся подготовкой к Международному геофизическому году.

Антарктические острова
Кроме района Земли Грейама Великобритания стремилась распространить свое влияние на другие антарктические терри­тории. Делала она это через страны так называемого Британ­ского Содружества: Австралию, Южно-Африканский Союз и Новую Зеландию. В первую очередь Англия стремилась за­крепить свои позиции на наиболее доступных субантарктических и антарктических островах, имеющих, как показала вторая миро­вая война, важное стратегическое значение.
Фактически уже в 1947 году Англия передала Австралии суверенитет над островами Херд и Макуори.
Кроме претензий, естественно, требовались реальные шаги по закреплению этих объектов путем исследования и заселения.
В 1947 году австралийские военно-воздушные силы органи­зовали три разведывательных полета к острову Макуори с аэро­фотосъемкой. В августе того же года австралийское правитель­ство приняло решение об установлении научных метеорологиче­ских станций на островах Херд и Макуори, создав для этой цели специальную организацию под названием «Австралийская На­циональная антарктическая научно-исследовательская экспеди­ция», или сокращенно — АНАРЭ *.
Первым конкретным мероприятием этой организации была экспедиция к острову Херд для создания там станции.
11 декабря 1947 года к острову прибыл «Танко-десантный транспорт 3501».
Остров Херд был открыт английским промышленником Кемпом 27 ноября 1833 года, но название он получил позднее в честь капитана американского парусника «Ориенталь», который увидел этот остров в 1853 году.
Первая высадка на остров была сделана в марте 1855 года с целью охоты на морских слонов. С тех пор многие суда совер­шали сюда рейсы для охоты на морского зверя.
Остров Херд был обследован в 1874 году знаменитой англий­ской океанографической экспедицией на «Челленджере».
В 1902 году остров посетил Эрих Дригальский на судне «Гаусс» и составил его первое описание. Британско-австралийско-новозеландская антарктическая научная экспедиция Моусона (БАНЗАРЭ) в ноябре 1929 года в течение семи дней произво­дила обследование острова.
В 1947 году станция была создана у берега бухты Атлас на плоском берегу, сложенном застывшими лавовыми потоками. При подходе к острову еще издали хорошо виден конус вулкана, над вершиной которого поднимаются клубы пара и газов. Высота горы 3000 метров. Склоны ее покрыты ледниками с глубокими трещинами и провалами. Вершины Биг Бена еще никому не удалось достичь.
Созданная научная станция просуществовала семь лет и была закрыта в 1954 году. На ней выполнялась обширная программа по метеорологии, геофизике и биологии.
Вторую станцию — на острове Макуори — австралийская экспедиция открыла в марте 1948 года.
Первые сведения о посещении Макуори были получены в 1810 году от австралийского зверобоя Фреда Хассельберга. Он сообщил, что на берегу найдены остатки разбитого судна древней постройки. В ноябре 1820 года остров посетили корабли первой русской антарктической экспедиции «Восток» и «Мирный» под командованием Беллинсгаузена и Лазарева.
Участники российской экспедиции высаживались на остров. Они запаслись здесь пресной водой, мясом морских слонов и противоцинготным растением — так называемой кергеленской капустой. Русские моряки встретили здесь большую группу про­мышленников, охотившихся за морским зверем.
В 1911 году Дуглас Моусон высадил на остров исследова­тельскую партию, которая основала здесь метеорологическую станцию и составила карту острова. Партия проработала 23 ме­сяца, после чего станция была передана в ведение австралийского бюро погоды.
В 1914 году судно «Индевр» произвело смену зимующего состава станции и 3 декабря в густой туман покинуло берега острова. С тех пор о судне ничего больше не было слышно. Оно исчезло бесследно. На борту «Индевра» находился 21 человек. Через год, в декабре 1915 года, станция была закрыта.
Новая станция на острове Макуори основана в марте 1949 года и с тех пор работает непрерывно. В ее программу вхо­дят метеорологические, геофизические и биологические наблю­дения.
В план АНАРЭ, утвержденный австралийским правитель­ством, входило создание научной станции на антарктическом континенте. Была снаряжена экспедиция для исследования бере­га Земли Короля Георга V и подыскания места для строитель­ства там постоянной станции в районе, где в 1911 —1914 годах Моусон произвел обстоятельные исследования. Для экспедиции было выделено судно «Уайет Эрп». Когда-то оно принадлежало Элсуэрту и обслуживало его знаменитую экспедицию, а в 1939 году плавало к Земле Принцессы Елизаветы. В том же, 1939 году Элсуэрт продал судно австралийскому правительству. В период второй мировой войны «Уайет Эрп» под новым названием «Вонгала» использовался в качестве минного заградителя. В 1947 году он был переоборудован для антарктической экспе­диции и получил старое название.
Экспедиция, возглавляемая С. А. Кэмпбеллом, вышла из Австралии в феврале 1948 года. В районе Берега Георга V «Уайет Эрп» встретил сплоченный лед, простиравшийся до само­го берега.
Руководство экспедиции решило произвести съемку островов Баллени, являвшихся, как заявляли австралийцы, восточной границей австралийской антарктической территории. Эти острова были открыты в 1839 году английским капитаном Баллени. По­крытые почти сплошным ледяным покровом, их берега обры­висты и малодоступны. В 1839 году капитан Фриман на несколько минут высаживался на берег одного из островов. Только через столетие, 28 февраля 1948 года, австралийцы также на короткое время высадились на один из островов — Боррадайл.
Произведя морскую опись островов Баллени, австралийцы вторично пытались пройти на юг, к континенту, но снова без­успешно. После захода на Макуори экспедиция вернулась в Австралию.
В 1949 году австралийское правительство создало при мини­стерстве иностранных дел специальный антарктический отдел. На него была возложена организация антарктических исследо­ваний и «защита австралийских интересов в Антарктике».
Аналогичные действия по закреплению антарктических и субантарктических островов предпринял Южно-Африканский Союз.
29 декабря 1947 года южно-африканская экспедиция на ко­рабле «Трансвааль» подняла национальный флаг на острове Марион, одном из островов Принс-Эдуарда, и основала здесь постоянную метеорологическую станцию.
Церемония поднятия флага и зачтения акта о присоединении имела место также на острове Принс-Эдуарда 4 января 1948 года.
Для закрепления этих актов правительство Южно-Африкан­ского Союза 24 января 1948 года объявило, что по соглашению с английским правительством суверенитет над островами Принс-Эдуарда с этого времени возлагается на Южно-Африканский Союз.
Метеорологическая станция на острове Марион была по­строена на берегу бухты Трансвааль. Местность здесь боло­тистая, и дома сооружались на сваях. Это единственная бухта на острове, где была возможна высадка.
Разразившийся 22 июля 1948 года шторм смыл причал и зна­чительную часть горючего в бочках. Поэтому в 1949 году для разгрузки кораблей здесь было воздвигнуто сложное сооруже­ние. На вершине ближайшего к станции утеса установили два подъемных крана. К утесу же подвесили разборную причальную платформу со сходнями на берег. После выгрузки платформы и сходни поднимались на вершину утеса.
Сама станция оказалась на склоне возвышенности. Метео­рологические наблюдения здесь не были показательными для этого района океана. Поэтому для измерения ветра и темпера­туры на ближайшей возвышенности была установлена автомати­ческая радиометеорологическая станция.
Активные мероприятия стран Британского Содружества за­ставили зашевелиться французов. Экспедиция на корабле «Лаперуз» направилась к островам Крозе. Здесь в декабре
1949 года на острове Посесьон, на берегу бухты дю Марен, экспе­диция установила доску с текстом, объявляющим права Франции на архипелаг Крозе. В том же месяце экспедиция построила на острове Кергелен временную береговую станцию. Со следую­щего года эта станция стала постоянно действующей, на ней постепенно расширялся комплекс наблюдений. Позднее на ост­рове Кергелен французы создали авиационную базу с аэрод­ромом и запасами горючего.
Остров Кергелен окружен многочисленными мелкими остро­вами. В прошлом этот архипелаг посещало огромное количество судов, промышлявших морского зверя. Здесь повсюду встреча­ются заброшенные базы, на которых по многу лет жили промы­шленники.
Острова Кергелен посещались многими исследовательскими экспедициями, которые на пути в Антарктику или из Антаркти­ки производили описания природы островов. В конце прошлого столетия французские предприниматели — братья Рене и Анри Босьер получили концессию от французского правительства на разработку природных богатств архипелага. В течение 40 лет они пытались наладить здесь сначала добычу полезных ископаемых, затем развести овец. Они даже пытались создать здесь постоян­ные поселения. Но разработка полезных ископаемых на остро­вах оказалась невыгодной, завезенные овцы погибли, пересе­ленцы либо умирали, либо покидали острова при первой воз­можности.
В период с 1928 по 1953 год на Кергелене четыре раза был французский геолог Обер де ля Рю. Им написана интересная книга о природе островов.
Кроме большого количества птиц, водящихся на островах, и тюленей у их берегов здесь обитают кролики. Неизвестно для каких целей английская океанографическая экспедиция на «Челленджере» завезла на Кергелен несколько пар кроликов. Сейчас их здесь огромное количество. Они уничтожили знаме­нитую кергеленскую капусту, служившую прежним мореплавате­лям отличным противоцинготным средством. Теперь это расте­ние встречается только на крутых обрывах. Кролики почти уничтожили луга на плоскогорьях и стали буквально стихийным бедствием для архипелага.

Земля Адели
Еще в 1924 году французское правительство специальным декретом объявило о своих правах на Землю Адели в Антаркти­де. Но со времени плавания Дюмон-Дюрвиля в 1840 году ни одна французская экспедиция не была в этом районе.
Поэтому в 1948 году к Земле Адели была снаряжена спе­циальная антарктическая экспедиция на судне «Командан Шар-ко». Организатором французских полярных исследований был Поль Эмиль Виктор, имевший к тому времени опыт организа­ции исследовательских работ в Гренландии. Некоторые фран­цузские исследователи для приобретения опыта участвовали в британских экспедициях на Земле Грейама (А. Ф. Лиотар) и в плаваниях австралийцев к островам Херд и Макуори (И. Вал-летт).
В летний сезон 1948—1949 года ледовая обстановка не поз­воляла пройти к берегам Земли Адели, и французам пришлось вернуться; хотя они и не выполнили основной задачи, но приоб­рели некоторый опыт плавания в южнополярных водах.
На следующий год ледовые условия оказались более легкими. «Командан Шарко» легко прошел через пояс разреженных пла­вучих льдов, и 20 января 1950 года французы высадились на берег Земли Адели у мыса Декувер. На скалах, выходящих из-под ледника, они соорудили жилой дом, вспомогательные по­мещения и лаборатории, разместив их под одной крышей. База получила название Порт-Мартин — в память фотографа экспе­диции, умершего на пути в Антарктику.
8 февраля судно покинуло берега Земли Адели и на обрат­ном пути на родину посетило острова Херд и Кергелен. На бе­регу антарктического континента осталось зимовать 15 человек. Зимовочную партию возглавил начальник экспедиции Андрэ-Франк Лиотар. В Порт-Мартине так же, как на мысе Денисон в 60 километрах к востоку, где зимовал Моусон, большую часть года свирепствовали ураганы и шумели пурги.
Кроме стационарных наблюдений по метеорологии и сейсмо­логии, наблюдений за колебаниями уровня моря зимовщики в наиболее благоприятное время — антарктической весной 1950 го­да — предприняли ряд походов к восточным и западным грани­цам Земли Адели для топографической съемки и определения астропунктов. Дело в том, что США предоставили французам аэрофотомонтажи района Земли Адели, выполненные по мате­риалам операции Хайджамп. Поэтому перед французами была задача — найти как можно больше характерных мест, дешифри­ровать эти места на американских фотоматериалах и определить точные географические координаты на местности. Всего во время первой зимовки удалось найти и определить 11 таких пунктов. Благодаря этим работам американские фотосъемки, выполненные во время операции Хайджамп, послужили основой для составле­ния надежных карт побережья Земли Адели.
Под руководством Лиотара французы прошли на собачьих упряжках и вездеходах более 1800 километров. Они пересекли Землю Адели по ледниковому плато вдоль 67-й параллели.
В октябре 1950 года врач и биолог экспедиции Жан Сатэн-Жалостре в 80 километрах от базы, у мыса Геологии, открыл колонию императорских пингвинов. В то время жизнь этих ред­ких животных была еще не изучена, и французский естество­испытатель был весьма удивлен, наблюдая, как они в жестокую полярную зиму несут яйца и высиживают птенцов.
Следующая зимовочная группа под руководством Мишеля Барре расширила в значительной степени стационарные иссле­дования. Были, в частности, организованы наблюдения по гео­магнетизму, атмосферному электричеству, ионосфере, гляциоло-гии. Кроме того, был проложен ряд маршрутов как вдоль бере­га, так и в глубь континента. Группа французов посетила ста­рый моусоновский дом на мысе Денисон. Внутри дома лежал сплошной слой льда толщиной более метра, покрывший стол и стулья. Стены и крыша местами были продавлены скопившим­ся в течение 36 лет снегом и льдом.
Во время зимы биолог Сендрон предпринимал поездки к колонии императорских пингвинов для изучения их жизни.
Выдающимся был поход под руководством Бертрана Имбера, совершенный в декабре 1951 года в глубь континента на двух вездеходах типа «Уизл». Группе Имбера удалось пройти почти 300 километров к югу от базы. В ряде мест по пути следования Имбер делал попытки определить мощность ледникового покро­ва сейсмическим методом. Метод этот заключается в следующем: на поверхности или в небольшом углублении производится взрыв, специальная аппаратура фиксирует время, за которое зву­ковая волна пройдет через толщу льда, отразится от более твер­дых пород коренного ложа и вернется к поверхности; по времени и скорости распространения волны подсчитывается толщина льда. Имбер в то время имел недостаточно чувствительное обо­рудование, и ему только в двух пунктах удалось получить четкие отражения волн.
В январе 1952 года на норвежском зверобойном судне «Тоттан» в Порт-Мартин прибыла новая смена. Для изучения биологии пингвинов было решено создать станцию вблизи мыса Геологии, куда в начале зимы с установлением припая со­бирается колония императорских пингвинов для выведения по­томства.
14 января 1952 года после смены состава на основной стан­ции корабль направился к мысу Геологии. Небольшой домик новой базы был построен на острове Петрелс. Здесь должны были зимовать четыре человека, в том числе орнитолог Жан Прево.
В ночь с 23 на 24 января 1952 года при ураганном ветре база Порт-Мартин сгорела. Жить людям было негде. «Тоттан» вызва­ли от мыса Геологии к месту пожарища.
К четырем зимовщикам, оставленным первоначально на острове Петрелс, доставили еще трех человек. Руководитель всей экспедиции Рене Гарсия после пожара решил с остальными уча­стниками вернуться на родину. Начальником зимовки на острове Петрелс был оставлен Марио Маррет. При помощи старых ящи­ков и брезента помещение было несколько расширено и обору­довано для зимовки.
На новой базе производились регулярные метеорологические наблюдения, много внимания было уделено изучению жизни императорских пингвинов. Зимняя колония пингвинов находи­лась недалеко от базы, но, чтобы провести непрерывный цикл наблюдений за жизнью этих животных, французы построили небольшую хижину в самой колонии, на морском льду.
Весной, 18 октября 1952 года на вездеходах к западной гра­нице Земли Адели отправилась астрономо-геодезическая группа. Дело в том, что на имеющихся у французов американских аэро­фотоснимках на фоне однообразного ледяного берега выделялась небольшая скала, названная «X», которая являлась наиболее приметной неподвижной точкой. Определение точных координат этой скалы давало возможность привязать американскую аэро­фотосъемку к местности и составить надежную географическую карту Земли Адели.
Санная группа провела в дороге 43 дня. Несмотря на непо­году, группа нашла скалу и определила ее координаты. В районе скалы была открыта гигантская ледяная река — выводной лед­ник, стекающий по склону континента в океан. Ледник получил название «Пуркуа Па?» по имени французского океанографиче­ского судна, плававшего в антарктических водах.
2 февраля 1953 года норвежское китобойное судно «Тоттан» подошло к мысу Геологии. Выполнив с борта вдоль берега Зем­ли Адели гидрографическую съемку и определив ряд гравимет­рических пунктов, французы эвакуировали со станции все цен­ное и законсервировали здание. За три года французские иссле­дователи собрали большой материал о природе этого труднодо­ступного района и создали достаточно точную карту Земли Адели.