Экспедиция Фильхнера в море Уэдделла
Почти одновременно с экспедицией Моусона была органи­зована немецкая экспедиция Вильгельма Фильхнера. Фильхнер был убежден, что моря Уэдделла и Росса соединены между со­бой проливом, разделяющим Антарктиду на две части.
Объектом экспедиции Фильхнер избрал еще не исследован­ный район Антарктиды.
На китобойном трехмачтовом судне «Дейчланд» экспедиция через Буэнос-Айрес и Южную Георгию направилась в восточную часть моря Уэдделла. Судно, обладая хорошей ледовой обшив­кой, успешно преодолело широкий пояс плавучих льдов и 30 ян­варя 1912 года подошло к берегу западнее Земли Котса, откры­той Брюсом на «Скотий» еще в 1904 году. Новый берег был назван Фильхнером в честь немецкого принца Землей Лео­польда.
«Дейчланд» следовал на юго-запад вдоль высокой ледяной стены, напоминающей барьер Росса. Фильхнер назвал его барье­ром Уэдделла. Позднее он стал называться барьером Фильх­нера.
В этом барьере на 77° 44′ южной широты и 34° 38′ запад­ной долготы была открыта бухта, которая в честь капитана «Дейчланда» была названа бухтой Вакселя.
На ледяном берегу этой бухты было решено построить стан­цию. Но вскоре участок шельфового ледника, на котором уже почти был построен дом, обвалился в море. Береговая база, от которой предполагалось совершать экскурсии в глубь континен­та, была разрушена. Ограничившись лишь кратковременными экскурсиями на ледниковую поверхность Земли Леопольда, Фильхнер решил прекратить дальнейшие исследования в южной части моря Уэдделла.
Курс «Дейчланда» был проложен снова на север. 9 марта 1912 года под 75° 43′ южной широты и 32° 19′ западной долготы судно было зажато льдом, и начался непредвиденный дрейф, продолжавшийся 263 дня, по 26 ноября 1912 года. Во время этого дрейфа всю зиму проводился обширный комплекс науч­ных исследований в области океанографии, гляциологии, гидро­логии и метеорологии.
Особенно важные наблюдения были выполнены океаногра­фом Бреннеке по вопросам движения вод и дрейфа льдов. Эти наблюдения дали наиболее полное представление о зимнем ре­жиме центральной части моря Уэдделла, особенностях глубин­ных и придонных вод.
Произведенные во время плавания и дрейфа измерения глу­бин позволили составить представление о рельефе дна моря Уэдделла.
Еще в 1823 году американский промышленник Морелл уве­рял, что он якобы плавал в южных широтах и под 68° южной широты и 48° западной долготы открыл северный выступ земли. Хотя исследователи потом и установили, что в описаниях Морелла было много вымысла, но некоторые географы обозначали на картах эту землю, что искажало действительную береговую линию Антарктиды в этом районе.
Фильхнер послал к этой проблематической земле санную партию и окончательно доказал, что такой земли не существует.
В точке 63° 37′ южной широты и 36° 34′ западной долготы судно вышло из льдов. Для освобождения корабля из ледового плена пришлось применить взрывы. Фильхнер намеревался на следующий год после ремонта корабля вернуться в море Уэддел­ла для дальнейших исследований. Но в Германии плавание сочли неудачным, и средств на снаряжение новой экспедиции собрать не удалось. Чтобы разжечь воображение соотечественников и получить деньги от правительства или от частных лиц, Фильх­нер выдвинул проект новой экспедиции, осуществление которой должно было затмить славу Пири, Амундсена и Скотта: пред­полагалось пересечь антарктический континент от моря Уэддел­ла до моря Росса через Южный полюс. Но и на эту приманку немецкие бюргеры не клюнули.
Правда, идея такой экспедиции была не нова. Еще раньше такой проект выдвигал шотландец В. Брюс. За ее осуществле­ние взялся Эрнст Шеклтон.,

Экспедиция Э. Шеклтона. План пересечения континента
В декабре 1913 года в лондонской газете «Тайме» Шеклтон опубликовал план новой экспедиции, предусматривавший пере­сечение антарктического континента. План этот покорял вообра­жение людей своей смелостью и грандиозностью.
Успех Амундсена, трагическая судьба Скотта, гибель спут­ников Моусона и вместе с тем большие научные достижения и открытия поддерживали в Англии интерес к Антарктиде, зага­дочной земле с необычными природными условиями, где чело­веческий дух в конечном счете побеждал стихийные силы при­роды. Люди, возвращавшиеся оттуда победителями, встречались на родине как национальные герои.
План Шеклтона фактически предусматривал организацию двух экспедиций. Одна из них должна была базироваться в про­ливе Мак-Мёрдо и создавать вспомогательные склады продо­вольствия и горючего на шельфовом леднике Росса до ледника Бирдмора.
Вторая экспедиция должна была выполнить основную зада­чу: из южной части моря Уэдделла пройти по абсолютно неиз­веданному пути до Южного полюса и далее через склады, соз­данные первой экспедицией, до моря Росса, т. е. совершить трансконтинентальное пересечение Антарктиды.
Шеклтон пользовался в Англии большой популярностью, поэтому ему быстро удалось собрать необходимые средства. Почти половину необходимой суммы пожертвовал для экспеди­ции Джемс Керд, владелец джутовых фабрик. Выделили часть средств правительство и Королевское географическое общество.
Из прежних спутников Шеклтона изъявили желание участво­вать четыре человека: Франк Уайлд, Макинтош, Крин и Чит-хем. Остальные участники были отобраны из тысяч желающих. Шеклтону предложили свои услуги свыше 5 тысяч человек.
К этому времени даже английским исследователям стало ясно, что в полярных условиях лучшим транспортным средством яв­ляются собачьи упряжки. Поэтому Шеклтон купил сотню ездо­вых канадских лаек. Для экспедиции были приобретены два судна. Одним из них была моусоновская «Аврора». Она пред­назначалась для доставки экспедиции в пролив Мар-Мёрдо. Второе, названное Шеклтоном «Эндьюранс» («Терпение»), дол­жно было доставить партию во главе с самим Шеклтоном в южную часть моря Уэдделла.
В декабре 1914 года «Эндьюранс» встретил плавучие льды на подходах к морю Уэдделла еще задолго до пересечения полярно­го круга. Антарктическое лето было более суровым, чем обычно.
20 дней пробивался «Эндьюранс» на юг через пояс льдов восточной части моря Уэдделла. Только за 70-й параллелью он вышел на открытую прибрежную полынью, и 10 января 1915 го­да путешественники увидели снежный высокий берег Земли Котса. 15 января 1915 года судно миновало самую южную точку, достигнутую в 1904 году Брюсом, и вскоре был открыт выступающий в море шельфовый ледник, названный ледником Стенкомб-Уилс (73° 45′ южной широты, 25° западной долготы) в честь Жаннет Стенкомб-Уилс, внесшей деньги на нужды экс­педиции. Обогнув ледник, «Эндьюранс» снова направился на юго-запад. Часть берега Шеклтон назвал Берегом Керда.
Шеклтон хотел высадиться на берег в открытой Фильхнером бухте Вакселя. Но за 76° южной широты судно встретило пла­вучие льды, доходящие до ледяного барьера.

Дрейф «Эндьюранса» в море Уэдделла
19 января 1915 года под 76° 34′ южной широты и 31° 30′ за­падной долготы «Эндьюранс» был окружен мощным сплочен­ным льдом и больше не смог из него выбраться. Начался вынуж­денный дрейф.
Целый месяц судно вместе со льдом дрейфовало в юго-запад­ном направлении, т. е. в направлении бухты Вакселя. Но затем направление дрейфа изменилось на северное.
Наступила зима, прошла полярная ночь, а «Эндьюранс» с каждым днем все дальше и дальше отдалялся от континента. Линия дрейфа была параллельной линии дрейфа «Дейчланда», но западнее ее.
В октябре начались интенсивные подвижки льдов. Льды сжимали судно. В разных местах корпуса появилась течь. Были пущены в ход все помпы, люди сутками работали по откачке воды. Отбиралось продовольствие и снаряжение, которое могло быть выгружено в любой момент.
Катастрофа была неизбежной. 27 октября 1915 года лед про­давил борта судна, и вода хлынула внутрь. Люди успели поки­нуть корабль. На льду был разбит лагерь. Дрейф «Эндьюранса» продолжался 281 день, по генеральному направлению он про­дрейфовал 570 миль и был вынесен в северную часть моря Уэдделла. До ближайшей земли на западе было 180 миль, но это была пустынная, необитаемая территория. От населенных мест лагерь отделяло огромное водное пространство — до Южной Георгии было 1000 миль, а до Фолклендских островов — 1050 миль.
Льдину с лагерем продолжало нести на север. К счастью, судно держалось, сжатое льдинами, и не тонуло. Это дало воз­можность вытащить из затопленных трюмов продовольствие и снаряжение.
Было ясно, что корабль больше уже не всплывет. Поэтому с него было снято все, что могло пригодиться. Три большие шлюпки установили на сани. Борта их сделали выше и передние части покрыли палубой.
21 ноября 1915 года на глазах у всего состава экспедиции «Эндьюранс» исчез подо льдом.
Жизнь на льдине шла по строгому распорядку, продоволь­ствия было достаточно, все были размещены в палатках. Лагерь был назван «Океанским».
К западу от лагеря на расстоянии 360 миль находился остров Паулета. Шеклтон знал, что на этом острове есть каменная хи­жина. В этой хижине имелось продовольствие, завезенное в 1903 году аргентинским кораблем «Уругвай», когда он приходил сюда за командой, спасшейся с раздавленного льдом судна «Антарктик» шведской экспедиции О. Норденшельда. Шеклтон ре­шил двигаться к этому острову.
23 декабря 1915 года, свернув лагерь и оставив все, без чего можно было обойтись, потерпевшие кораблекрушение двинулись на запад по дрейфующим льдам.
Передовой отряд прокладывал дорогу, разбивая нагроможде­ния торосов лопатами и кирками. 49 собак тащили сани с продовольствием. Шестнадцать человек волокли на санях три боль­шие лодки.
Работа была тяжелой, а продвижение слишком медленным. По астрономическим определениям было установлено, что за семь дней продвинулись всего лишь на семь миль. Фактически по льдам было пройдено больше, но лед дрейфовал на север бы­стрее, чем путешественники двигались по этому льду к острову Паулета, который был расположен от них к юго-западу. Шеклтону стало ясно, что при таких условиях они до острова Паулета не дойдут никогда и лишь напрасно растратят силы. Поэтому 29 декабря было решено снова разбить лагерь на льду и ждать до тех пор, пока не определится, куда их вынесет, а затем уже принять решение, как быть дальше. Новый лагерь был назван «Лагерем терпения». Он продолжал двигаться к северу и в ян­варе 1916 года пересек полярный круг. Началось таяние льда; нередко были дни с положительной температурой. Когда стало ясно, что собаки не понадобятся для упряжек, большинство из них было пристрелено, так как корм добывать было все труд­нее и труднее. Люди питались в основном мясом тюленей и пинг­винов.
8 конце марта пошли дожди. На льдине и в палатках было сыро. В низких широтах таяние шло более интенсивно, и льдина становилась все тоньше и тоньше. Огромные ледяные поля стали раскалываться на более мелкие льдины. Часто через лагерь проходили трещины, и все имущество приходилось перетаски­вать на новое место. Все три шлюпки были наготове. Каждый знал свое место и свои обязанности в будущем плавании. «Ла­герь терпения» доживал последние дни. Льдина с каждым днем все уменьшалась в размерах, но окружающие полыньи были узкими и заполнены битым льдом. Шлюпки еще не могли плыть. По колебанию льдин чувствовалось, что свободное от льдов море близко.
9 апреля 1916 года появилась широкая полынья, в которую были спущены шлюпки. На веслах путешественники перебра­лись к большой льдине и ночью пытались переночевать на ней. За ночь льдина неоднократно разламывалась, и когда наступило утро, люди снова погрузились в шлюпки.
На севере катил свои огромные волны открытый океан. Шлюпки стало заливать, поэтому снова пришлось войти во льды.
12 апреля Шеклтон и его ближайшие помощники астрономи­ческими наблюдениями установили, что их сильно несет к востоку, в противоположную от ближайших островов сто­рону.
Тогда Шеклтон решил расстаться с ненадежными льдами и направить свои шлюпки по открытому океану на север, к остро­ву Элефант, расположенному в 100 милях от них.

На шлюпках через океан
На самой большой шлюпке, под названием «Джемс Керд», находился Шеклтон. На ней было 13 человек. Девять человек во главе со старшим помощником капитана «Эндьюранса» Уорс-ли плыли на шлюпке «Дадли Докер». Остальные шесть — на шлюпке «Стенкомб-Уилс».
Ветер, к счастью, был попутным и нес шлюпки с большой скоростью прямо к острову Элефант. Брызги волн моментально превращались в лед. Чтобы шлюпки не затонули под тяжестью намерзавшего льда, его нужно было непрерывно скалывать с бортов и весел.
Наступила темная бурная ночь, и Шеклтон опасался, что шлюпки растеряются. Люди промокли до костей, но на следую­щий день появилось солнце, и все немного согрелись. К вечеру показались скалы острова Элефант. А на следующее утро, 15 апреля 1916 года, шлюпки подошли к северному берегу остро­ва, и участники экспедиции высадились на узкую полоску низко­го песчаного берега.
После отдыха они перебазировались на другую часть бере­га — мыс Уайлда, так как песчаная коса, на которую они выса­дились, заливалась водой.
Положение экспедиции по-прежнему было безнадежным. Да­же если и будут снаряжены спасательные экспедиции, то кому придет в голову искать их на острове Элефант? Поэтому Шек­лтон принял решение: отправиться на одной шлюпке с группой самых сильных людей по открытому океану до какого-нибудь порта, чтобы добиться там посылки судна за оставшимися на острове.
Но куда плыть?
Ближайшими были Фолклендские острова — до них 540 миль; однако путь туда лежал перпендикулярно к направле­нию постоянных западных ветров, поэтому достичь их на шлюп­ке под парусом невозможно — шлюпку отнесет к востоку.
В 800 милях от острова Элефант к северо-востоку располо­жен остров Южная Георгия. Ветры в этом направлении были попутными. К нему и решил плыть Шеклтон на самой боль­шой шлюпке «Джемс Керд».
После починки шлюпки Шеклтон с пятью наиболее крепки­ми и опытными моряками 24 апреля 1916 года вышел снова в открытый океан.
22 человека во главе с Уайлдом остались терпеливо ждать помощи. Они устроились под двумя шлюпками, опрокинутыми вверх килем. Вокруг острова было много тюленей и морских сло­нов, мясом которых путешественники питались многие месяцы.
Покинув остров, шлюпка Шеклтона попала в бурные воды. Вообще в этих широтах море никогда не бывает спокойным, но в осенне-зимнее время оно особенно бурно. Шеклтон впослед­ствии писал: «Это морское путешествие было тяжелее, чем все предыдущие, — в течение месяца, которому, казалось, не будет конца, никто из нас не знал, увидит ли он следующий день или этот день закончится вечной ночью!»
Через 14 дней после отплытия с острова Элефант промокшие, утомленные люди увидели берега Южной Георгии.
Казалось, море не хотело отпускать свои жертвы — разра­зился ураганный ветер. Когда он затих, обнаружилось, что креп­ления мачты расшатались. И если бы ветер не стих, то мачта, вероятно, была бы сорвана и судьба людей осталась бы никому не известной.
Они долго искали место высадки. Берега были скалистые. Уже поздно вечером 10 мая 1916 года шлюпка вошла в узкий фьорд. На другой день путники определили, что они вошли в фьорд Короля Хакона, на другой стороне от китобойной стан­ции.
Огибать остров по бурному океану вдоль скалистых берегов на расшатанной шлюпке с рваным парусом Шеклтон не решил­ся. Это было бы слишком большим испытанием судьбы. Каж­дую минуту он помнил, что на острове Элефант 22 товарища ждут помощи.
Шеклтон решил пересечь остров поперек через ледники и горы. Двое его спутников были больны и совершить такой пере­ход не могли. Тогда три человека остались у места высадки, а остальные трое во главе с Шеклтоном отправились через остров. По заснеженным склонам, по ледникам и крутым скалам подня­лись они на вершину хребта и 20 мая 1916 года спустились к китобойной станции в Хусвике.
Директор станции был старый знакомый Шеклтона. Он отнесся с большим вниманием и заботой к несчастным путе­шественникам. За тремя спутниками Шеклтона, оставлен­ными на другой стороне острова, был сразу же послан паровой катер.
Теперь стояла задача, ради которой шестерка путешествен­ников совершила невероятное плавание по южным водам, — спасти людей, оставшихся на острове Элефант.
По прибытии на Южную Георгию Шеклтон узнал, что вто­рая часть экспедиции в море Росса также оказалась в тяжелом положении. «Аврора» в начале 1915 года пришла в пролив Мак-Мёрдо. Здесь она вмерзла в льды и осталась на зимовку.
7 мая 1915 года во время сильного шторма лед в проливе Мак-Мёрдо взломало, и «Аврору» вместе со льдом унесло на север. Капитан и руководитель этой экспедиции Макинтош с пятью спутниками к этому времени еще не вернулись из похода к леднику Бирдмора. Они отправились туда создавать склады для планировавшегося основного похода Шеклтона из моря Уэдделла в море Росса. На старой береговой базе прежней экспеди­ции Шеклтона, на мысе Ройдс, осталось еще четыре человека. Об их судьбе пока не было ничего известно.
Дрейф «Авроры» продолжался 11 месяцев. Ее вынесло да­леко на север, к островам Баллени; в марте 1916 года она вышла из льдов с сильно поврежденным корпусом и ушла в Новую Зе­ландию, где стала на ремонт.
В северном полушарии бушевал пожар войны, поэтому на помощь из Англии Шеклтон не надеялся.

Спасение участников экспедиции
В Антарктике в это время была середина зимы. Все кито­бойные корабли давно ушли в северные порты. На зиму в Хусвике был оставлен небольшой, в 80 тонн водоизмещением, паро­ходик под названием «Южное небо».
Уже 23 мая 1916 года Шеклтон с экипажем из доброволь­цев китобоев Южной Георгии вышел на этом суденышке к ост­рову Элефант.
Но 26 мая они встретили сплошной непроходимый лед, а до острова Элефант было еще 70 миль. Пробиться к нему на утлом суденышке было безнадежной затеей. Тогда «Южное небо» на­правили к Фолклендским островам. В порту Стенли имелся ра­диотелеграф, и отсюда Шеклтон отправил сведения в Англию о своей экспедиции. В Стенли тоже не было кораблей, на кото­рых можно было бы идти к югу, в антарктические льды.
При английском Адмиралтействе был создан комитет по спасению участников экспедиции. Этот комитет приобрел ста­рый скоттовский пароход -«Дискавери», но он смог бы выйти из Англии только после ремонта.
Шеклтон ждать не мог. Он знал, что если с острова Эле­фант зимой ушли пингвины и тюлени, то люди там должны по­гибнуть от голода, так как запасов, сделанных осенью, хватило бы ненадолго.
Вот почему Шеклтон сделал еще одну попытку. Уругвай пре­доставил в его распоряжение тральщик «Институт рыболовства» («Институто де Теска № 1»), который прибыл из Монтевидео в Стенли 10 июня 1916 года, и в тот же день Шеклтон отпра­вился на нем с уругвайскими моряками к югу. Судно подошло к острову Элефант на расстояние 30 миль, но и на этот раз про­биться через пояс льдов к острову не удалось. Тральщик полу­чил повреждения, израсходовал почти весь запас угля и едва смог вернуться в Стенли. Уругвайское правительство предлага­ло починить судно и снова послать его в спасательный рейс. Но для этого требовалось много времени.
Шеклтон отправился в шотландскую колонию в Чили, собрал среди своих соотечественников по подписке деньги и зафрахтовал в порту Пунта-Аренас старую парусную шхуну «Эмма» с вспомогательным двигателем. Для буксировки шхуны по бурным водам от мыса Горн до кромки льдов был зафрахтован буксир­ный пароход «Иелко». Но и эта третья попытка не дала резуль­татов: льды снова преградили путь к острову.
25 августа Шеклтон опять отправился к югу на пароходе «Иелко». На сей раз судно добралось до острова. Все участни­ки экспедиции на «Эндьюрансе» оказались живы и были до­ставлены в Пунта-Аренас.

Трагедия в проливе Мак-Мёрдо
О группе Макинтоша, оставленной в проливе Мак-Мёрдо, ни­чего не было известно.
К этому времени «Аврора» была отремонтирована и подго­товлена к новому плаванию под командованием капитана Дей­виса. Шеклтон принял участие в этом плавании.
10 января 1917 года «Аврора» подошла к мысу Ройдс. Здесь оставались в живых семь человек, которые рассказали трагиче­скую историю.
Когда «Аврора» вмерзла в льды у мыса Ройдс, казалось, на всю зиму, южная партия под руководством Макинтоша отпра­вилась к югу. Они создали склады на 78 и 80° южной широты и вернулись к мысу Эванса в хижину Скотта. До мыса Ройдс можно было добраться только по морскому льду, но морской лед за время их похода был разломан и вынесен. Только в июне, когда море замерзло, они пошли к месту стоянки «Авроры» и лишь теперь убедились, что «Аврора» была унесена льдами. С нее не успели выгрузить зимовочное снаряжение и продовольствие. Об этом им рассказали товарищи, оставшиеся на мысе Ройдс.
Оставшиеся и не подозревали, что Шеклтон даже не выса­дился на берег моря Уэдделла. На мысе Ройдс было много преж­них запасов продовольствия. Поэтому уже в октябре они снова отправились в поход к югу на собачьих упряжках и построили склады на 81 и 82° южной широты. Последний склад был создан 27 января 1916 года у горы Надежды на леднике Бирдмора. Таким образом, Макинтош и его товарищи сделали все, чтобы обеспечить успех трансантарктического похода Шеклтона.
Возвращение группы Макинтоша из этого похода было не менее тяжелым, чем возвращение Скотта. Из-за недостатка про­довольствия и топлива они были на краю гибели. Один участ­ник похода — Спенсер Смит — умер от цинги. Макинтош ослаб настолько, что его везли на санях. Но он выжил. Все пять остав­шихся в живых участников похода добрались до мыса Хижины и здесь вскоре восстановили свое здоровье.
Макинтош стремился попасть на мыс Эванса, чтобы выяс­нить, кто там остался и что случилось с судном. Но море и в этот год долго не замерзало. 8 мая 1916 года Макинтош и Хай-вард решили идти по тонкому, еще не окрепшему льду пролива Мак-Мёрдо. На мысе Хижины осталось трое. Вскоре после вы­хода Макинтоша и Хайварда разразился ураган, а когда ветер стих, стало видно, что лед в проливе взломало. Макинтош и Хайвард погибли в море.
Только в июле 1916 года трое оставшихся из южной партии перебрались с мыса Хижины на мыс Эванса, где встретились с зимовавшими здесь товарищами. В январе 1917 года они были взяты на борт «Авроры» и благополучно прибыли на ро­дину.
Экспедиция Шеклтона 1914—1917 годов не выполнила своей основной задачи. Да и вряд ли она была выполнима в те годы. Необходимы были технические средства наших дней, чтобы со­вершать столь сложные полярные переходы.
Дрейф кораблей «Эндьюранса» и «Авроры» дал важные и интересные сведения о движении льдов в морях Уэдделла и Рос­са. Экспедициями были получены многочисленные метеорологи­ческие данные. Выполненные промеры глубин в море Уэдделла значительно пополнили сведения о рельефе дна этого моря.
После возвращения из экспедиции Шеклтон служил в воен­но-морском флоте, ведая снабжением английской эскадры, дей­ствовавшей в Белом море против молодой Советской республики. Он планировал эксплуатацию природных богатств Кольского полуострова и пытался для этой цели получить у белогвардей­ского правительства концессию на 99 лет.
Но этот замысел не был осуществлен. Красная Армия моло­дой Советской республики изгнала интервентов.
Потерпев неудачу и здесь, Шеклтон опять обратил свои мыс­ли и стремления к высоким широтам. Он составил план новой экспедиции для исследования моря Бофорта к северу от берегов Канады. Но канадское правительство отказалось поддержать эту экспедицию. Тогда Шеклтон решил организовать еще одну антарктическую экспедицию.

Последняя экспедиция Шеклтона
Задача новой экспедиции была более скромной, чем пересе­чение континента, но весьма важной в научном отношении. Пла­нировалось обследовать все острова, расположенные в антаркти­ческой области, и произвести съемку берегов континента от Зем­ли Эндерби до Земли Котса.
Для экспедиции была приобретена в Норвегии небольшая тюленебойная шхуна, которая получила название «Квест» («Поиск»).
4 января 1922 года «Квест» прибыл на китобойную станцию в бухте Гритвикен на Южной Георгии. Шеклтон поехал на берег и в этот же день вечером вернулся обратно. Ночью Шеклтон скоропостижно умер от приступа грудной жабы.
Экспедицию на «Квесте» возглавил Франк Уайлд — ближай­ший помощник и друг Шеклтона, участник его двух предыдущих антарктических походов, а также экспедиции Моусона. Он ре­шил продолжать плавание в соответствии с ранее намеченным планом.
От Южной Георгии «Квест» спустился на юго-восток и до­шел до 69° 18′ южной широты и 17° 11′ восточной долготы. От­сюда шхуна пошла вдоль кромки льдов на запад до острова Эле-фант. На этот остров Уайлд хотел высадиться в том месте, где он провел более четырех месяцев со своими спутниками в 1916 го­ду после гибели «Эндьюранса». Однако сильный шторм помешал пристать к острову, а так как уголь был на исходе, то Уайлд направил «Квест» обратно, к Южной Георгии. Всего «Квест» прошел по морю 9700 километров, из них 4500 во льдах. В пе­риод плавания были выполнены обширные океанографические исследования, особенно важными и новыми были сведения о рельефе дна антарктической зоны Атлантического океана.

Зимовка Бакшейва и Листера на Земле Грейама
В завершение описания этого этапа антарктических исследо­ваний упомянем еще об одной небольшой английской экспеди­ции, поставившей задачу детального обследования западного по­бережья моря Уэдделла.
В начале 1921 года норвежское китобойное судно пыталось высадить четырех участников экспедиции где-нибудь на восточ­ном берегу Земли Грейама. Однако льды не позволили выпол­нить эту задачу, и членам экспедиции пришлось высадиться на западной стороне Земли Грейама, на берегу залива Андворд, против острова Антверпен. На зимовку здесь остались только два человека — штурман М. Листер и геолог Т. Бакшейв. Два других участника — Ж. Копе и X. Уилкинс — вернулись в Мон­тевидео, чтобы здесь нанять специальное небольшое судно и на нем на следующий год, забрав перезимовавших товарищей, про­никнуть в море Уэдделла. Однако этого сделать не удалось из-за отсутствия средств. За Листером и Бакшейвом в 1922 году зашло китобойное судно и доставило их на родину.
За время зимовки Листер и Бакшейв провели геологические исследования, выполнили съемку берегов залива, целый год вели метеорологические, уровенные и ледовые наблюдения и собра­ли интересные биологические коллекции.