После плаваний Джемса Росса в исследовании антарктиче¬ских пространств снова наступил почти полувековой перерыв. Перестали плавать сюда и промышленники-зверобои, так как массовые лежбища тюленей были истреблены. При несовершен¬ной в то время технике охоты на китов китобойный промысел в далеких южных водах был рискованным и невыгодным. Когда в 1867 году была изобретена гарпунная пушка, китобойный про¬мысел стал более безопасным и вместе с тем весьма доходным предприятием. В те времена киты водились еще в изобилии у бе¬регов Шпицбергена, Гренландии, Исландии, Норвежским и анг¬лийским промышленникам незачем было стремиться далеко на юг.
Однако вследствие хищнического промысла количество китов на севере за несколько десятилетий сильно сократилось, и тогда промышленники устремились в Антарктику, но теперь уже не за тюленями, а за китами.
Как и во всяком новом деле, поначалу велась разведка, выяс¬нялась экономическая целесообразность столь далекого про¬мысла.

«Грейланд» и «Челленджер» в антарктических водах
В 1873 году в антарктических водах, у берегов Земли Грей¬ама, для выяснения возможностей промысла в этом районе пла¬вало судно гамбургской промысловой фирмы «Грейланд». Это был первый пароход в Антарктике. Вторым пароходом, пересекшим в Индийском океане Южный полярный круг в 1874 году, было английское экспедиционное судно «Челленджер», прово¬дившее обширные океанографические работы в разных частях Мирового океана.
Наиболее интересными результатами работ «Челленджера» в южных полярных водах были исследования рельефа океана и донных осадков. Грунт дна состоял из ледниковой морены, что позволило научному руководителю этой экспедиции Джону Мэррею после обработки материалов и всех предшествующих наблюдений нарисовать вокруг Южного полюса единый материк и впервые дать ему название — Антарктика.

Наблюдения В. Брюса и К. Доналда
В 1892—1893 году в северо-западной части моря Уэдделла плавали шотландские китобойные суда «Балена», «Актив», «Диа¬на» и «Поляр Стар». На этих судах по поручению английского Королевского географического общества велись некоторые попут¬ные научные наблюдения. На «Балене» они осуществлялись вра¬чом и натуралистом В. С. Брюсом, а на «Активе» — К. В. Доналдом. Брюс впервые измерил температуру воды на разных глубинах специальными глубоководными опрокидывающимися термометрами.
В январе 1893 года «Балена» плавала недалеко от восточных берегов Земли Грейама и затем повернула назад.

Плавание К. А. Ларсена на «Язоне»
В декабре 1893 года норвежский капитан Карл Антон Ларсен, имея задание промысловых фирм разведать возможности китобойного промысла в Антарктике, проник на судне «Язон» в море Уэдделла до 68° 10′ южной широты. До него ни одному кораблю проникнуть так далеко на юг здесь не удалось. Ларсен описал восточный берег Земли Грейама. Край обширного шельфового ледника он ошибочно принял за сушу. Теперь этот лед¬ник называется ледником Ларсена.
Открытия, совершенные в XIX веке, хотя и установили на¬личие обширных участков суши за Южным полярным кругом, но представления об очертаниях континента в целом были еще далеко не ясными. Между берегами, открытыми различными мореплавателями, простирались тысячи километров, куда не про¬никал взгляд человека.
Еще меньше было известно о природе антарктических земель. Ведь все видели их берега только издали, через обширные про¬странства плавучих льдов и айсбергов, порой лишь смутно различая или угадывая сквозь снег, облака и туманы их очертания. Еще пройдет много десятилетий, прежде чем усилиями многих ис¬следователей будет приоткрыта завеса над тайнами ее природы. Только в последние годы XIX века человеку удалось ступить на берег антарктического континента.

Плавание судна «Антарктики в море Росса. Первая высадка на континент
В 1894 году в австралийский порт Мельбурн зашло норвеж¬ское промысловое судно «Антарктик». Оно было послано нор¬вежским промышленником Свеном Фойном для разведки китов в море Росса. В те годы проблемы Антарктики интересовали многих австралийских географов. Несколько молодых австралий¬ских ученых пытались устроиться на судно; они явились для пе¬реговоров с капитаном Кристенсеном и коммерческим уполномо¬ченным фирмы Хенриком Буллем. Но судно было небольшое, и мест для пассажиров не было. Лишь один из них, тридцатилет¬ний преподаватель естествознания Карлстен Борхгревинк, нор¬вежец, за несколько лет до этого приехавший в Австралию, су¬мел уговорить капитана взять его в плавание в качестве рядового матроса.
«Антарктик» под управлением Кристенсена пробился сквозь пояс плавучих льдов в море Росса и дошел до 74° 10′ южной ши¬роты. Здесь моряки разведали много китов.
24 января 1895 года, на обратном пути, у мыса Адэр Борхгре¬винк заметил с мачты, что часть берега свободна от льда.
«Мое страстное желание ступить на неведомую землю зара¬зило и капитана Кристенсена, — писал впоследствии Борхгре¬винк. — Была спущена шлюпка, на которой мы попытались доб¬раться сквозь льды до берега. «Антарктик» в это время нас ждал под парами на море. В лодке находились капитан Кристенсен, Булль, я и еще три матроса.
Перетащив шлюпку через лед, нам удалось в конце концов достичь пустынного берега нового неведомого континента, на ко¬торый еще ни разу не ступала нога человека.
Трудно сказать, кто первым ступил на землю. Охваченный юношеским пылом, я спрыгнул с лодки, прежде чем киль кос¬нулся дна, и мне пришлось добираться до берега вброд. Капи¬тан Кристенсен перепрыгнул с форштевня, когда лодка была уже у берега, прямо на землю, не замочив ног. Так или иначе, земля была у нас обоих под ногами. Путь, выбранный капитаном Кри¬стенсеном, был, по-моему, более разумным и во всяком случае более сухим. Достоверно то, что на землю новой, шестой части света ступили впервые именно норвежцы.
Мы провели там несколько часов. Для научных изысканий времени не было, но я все же успел собрать некоторые образцы, установить наличие на почве растительности, а в прибрежной океанской воде животной жизни: на глубине примерно одной сажени я обнаружил медузу».
В мае 1895 года экспедиция благополучно вернулась в Мель¬бурн, и Борхгревинк приступил к организации первой научной зимовки на шестом континенте.