В шестой рейс дизель-электроход «Обь» вышел из Ленин­града 5 ноября 1960 года. Капитаном был назначен Н. М. Сви­ридов, который во время пяти предыдущих рейсов в Антарктику был старшим помощником капитана. В этот рейс доставка людей и грузов в Антарктиду осуществлялась одним кораблем. На бор­ту «Оби» кроме экипажа находилось 135 человек зимовочного состава Шестой экспедиции во главе с В. М. Дриацким, сезон­ный геологический отряд под руководством профессора М. Г. Равича и отряд для океанографических работ из восьми человек под руководством В. Г. Леденева.
От Африки до станции Лазарев был выполнен стандартный гидрологический разрез по 20-му восточному меридиану, состоя­щий из семи глубоководных станций.
5 декабря на 51° 24′ южной широты был встречен первый ай­сберг. 7 декабря вошли в плавучий лед, в котором продолжали движение до прибрежного припая.
12 декабря 1960 года подошли к припаю севернее станции Лазарев.

Станция Новолазаревская
Существование станции Лазарев на краю шельфового лед­ника с самого начала вызывало беспокойство. Оно усугубилось после того, как измерениями глубин дна моря в заливах шельфо­вого ледника Лазарев было установлено, что ледник под стан­цией находится на плаву и здесь простирается глубоководный желоб с глубинами более 700 метров. Зимовщики станции Ла­зарев сообщали, что шельфовый ледник вместе со станцией испы­тывает вертикальные колебания под влиянием приливо-отливных волн и океанской зыби. Вероятно, какие-то места шельфового ледника лежали на банках или островах, но та или иная часть ледника могла отколоться и уплыть. Когда это может произойти, никто предсказать не мог.
В памяти полярных исследователей были факты грандиозных отколов части шельфовых ледников в разных частях побережья Антарктиды. Совсем недавно откололась огромная часть ледника Росса, когда исчезла Китовая бухта. В 1959 году было обнару­жено исчезновение ледника Ньюнес южнее станции Халлет.
Поэтому перед Шестой экспедицией поставили задачу — пе­ренести станцию Лазарев на новое, безопасное место. По сути дела предстояла операция по созданию новой станции, ибо станция Лазарев была занесена снегом, вмерзла в лед; откапывать и разбирать строения не имело смысла.
Еще Пятой экспедиции было поручено подыскать место для новой станции по возможности на выходах коренных пород. Однако берега Земли Королевы Мод на большом протяжении окаймляли шельфовые ледники, и выходы коренных пород нахо­дились лишь вдали от ледяного берега.
Наиболее близким от моря местом выхода коренных пород был оазис Ширмахера, отделенный от моря шельфовым ледни­ком. Он очень напоминает другие оазисы Антарктиды — Бангера, Вестфолл. Поверхность его складывается из сглаженных сопок и корытообразных ложбин, сформированных в результа­те воздействия ледника, перетекавшего в прошлом через оазис. Понижения между сопками заполнены озерами протяженностью от 100 метров до 1 километра. В оазисе Ширмахера и было ре­шено строить станцию.
Вслед за прибытием «Оби» на рейд станции Лазарев группа гляциологов на двух вездеходах проложила от, барьера к оазису Ширмахера дорогу протяженностью 80 километров. Вслед за ними по этой дороге пошли тягачи с строительными материала­ми и оборудованием для новой станции.
Тем временем шла интенсивная выгрузка снаряжения с бор­та «Оби», которое тракторами по припаю доставлялось на барь­ер шельфового ледника. 20 декабря 1960 года выгрузка закон­чилась, и «Обь» ушла в Мирный. Для переброски грузов к месту строительства новой станции здесь временно была оставлена большая группа состава Шестой экспедиции. Геологи и летчики вели в этот сезон интенсивную геологическую съемку гор Земли Королевы Мод.
На скалах оазиса Ширмахера были построены три жилых дома, электростанция, аэрологический, гляциологический, актинометрический павильоны и три павильона для геомагнитных на­блюдений, оборудована метеорологическая площадка с мачтой для градиентных наблюдений. Были также построены необходи­мые подсобные помещения. Так советские ученые создали в Ан­тарктиде еще одну первоклассную научную обсерваторию. 18 февраля 1961 года состоялось открытие станции. Она получила название «Новолазаревская».
Первым начальником станции Новолазаревская стал опыт­ный советский полярник В. И. Гербович. Он руководил строи­тельством станции и остался на ней работать в 1961 году вместе с 12 полярниками.

Шестой рейс дизель-электрохода «Обь»
За девять дней пребывания «Оби» на рейде станции Лаза­рев (12—20 декабря 1960 года) гидрологи вели наблюдения за толщиной и состоянием припая на трассе от корабля до берега длиной 22 километра, по которой тракторы перевозили груз. Одновременно с припая в Ленинградском заливе шельфового ледника Лазарев было выполнено семь глубоководных гидроло­гических станций; в двух точках были установлены самописцы течений.
При выходе из Ленинградского залива 20 декабря 1960 года на пути «Оби», северо-восточнее ледника Лазарев, встретились сплоченные льды. Судно пробивалось через эти льды к северу и на следующий день на 60° южной широты вышло на чистую воду и далее по чистой воде пошло на восток.
Советских исследователей интересовала Земля Эндерби, рас­положенная примерно посередине между Мирным и станцией Лазарев. На полуострове неподалеку от Южного полярного кру­га видны обнаженные вершины горных цепей. Лишь отдельные горы вблизи берега эпизодически, на короткий срок, посещались норвежцами, австралийцами, японцами. Гидрографы во время второго рейса «Лены» в начале 1957 года произвели съемку бере­говой черты и положили ее на карту.
К югу от Земли Эндерби до самого Полюса недоступности находится наименее изученный район континента. Советские исследователи в ближайшие годы планировали заняться более тщательным изучением этого района.
Участникам Шестой экспедиции было поручено по пути об­следовать подходы к Земле Зндерби и выяснить условия созда­ния здесь исследовательской базы.
27 декабря в 30 милях от полуострова Вернадского (66° 30′ южной широты, 50° 40′ восточной долготы), заснятого совет­скими исследователями в 1957 году, на пути «Оби» к берегу встретился сплоченный лед, закрывающий подходы к заливу Амундсена. Пытались пробиться через этот лед, но он оказался прочным. Решено было подойти сюда позже. А пока «Обь» на­правилась снова на восток — к Мирному.
1 января 1961 года дизель-электроход подошел к кромке припая против Мирного.
Припай в это холодное антарктическое лето был прочным и более широким, чем в предыдущие годы; его северная кромка располагалась в 25—28 километрах от Мирного. Только 21 ян­варя «Обь» пробила канал в припайном льду и встала под раз­грузку у последней приливной трещины, в двух километрах от берега.
31 января разгрузка корабля была закончена, и, затратив два дня на обратный выход своим же каналом, «Обь» напра­вилась снова на запад к станции Лазарев с попутными океано­графическими работами. На борт «Оби» в Мирном была взята группа людей из состава сменившейся Пятой экспедиции, в том числе начальник Пятой экспедиции Е. С. Короткевич. Из Мир­ного был также принят на борт легкий самолет АН-6. Корабль шел по возможности ближе к берегу, обходя к северу сплочен­ные массивы плавучих льдов. С борта выполнялись глубоковод­ные станции. Был выполнен гидрологический разрез через юж­ную часть залива Прюдс, от Западного шельфового ледника до ледника Эймери. Заливы Амундсена, Лены и Алашеева, распо­ложенные у западных берегов Земли Эндерби, были скованы припайным льдом. На самолете АН-6 были выполнены два ис­следовательских полета над берегом. Сделаны промеры глубин, собраны пробы грунта дна и произведены глубоководные гидро­логические исследования вблизи кромки припая у входа в эти заливы. Работы в этом районе продолжались до 19 февраля. 24 февраля судно пришло на рейд станции Лазарев. У ледника Лазарев, где в конце декабря был сплоченный лед, теперь оста­лись лишь отдельные льдины.
По мере строительства Новолазаревской шел демонтаж науч­ного оборудования на станции Лазарев. 26 февраля 1961 года станция Лазарев была законсервирована, люди перешли на борт «Оби». В дальнейшем, если станцию не унесет вместе с отколов­шейся частью шельфового ледника, она может служить базой для сезонных работ. Здесь в исправном состоянии оставлены электро­станция и радиостанция, горючее, продовольствие, одежда.
На борт «Оби» перешли геологи, летчики, обеспечивавшие переброску геологов в горы, а также все, кто оставались на строи­тельстве станции Новолазаревская. 28 февраля корабль снова направился к Мирному. На сей раз лед в заливах Земли Эндер­би был взломан. Удалось выполнить гидрологические станции и обследовать глубины в заливе Алашеева, на берегах которого нашли участки, свободные от льда и снега.
12 марта судно прибыло на рейд Мирного. На следующий день, взяв на борт весь состав Пятой экспедиции, оно прошло сначала к леднику Шеклтона, выполнив здесь у его западных берегов несколько гидрологических станций, и затем взяло пря­мой курс на Кейптаун и далее домой — в Ленинград.
В общей сложности у шельфовых ледников Антарктиды с припая и борта «Оби» между ледником Лазарев и Шеклтона было выполнено 97 глубоководных гидрологических станций.

Зимовка Шестой экспедиции
В январе 1960 года из Мирного вышел поезд из двух тягачей для доставки горючего на станцию Комсомольскую. Дело в том, что будущей весной предполагалось продолжить точное опреде­ление высот ледникового купола, выполненное в Четвертой экс­педиции от Мирного до Комсомольской. Тогда на станции Ком­сомольской были оставлены два вездехода «Пингвин», оборудо­ванных для геодезической нивелировки. 11 марта 1961 года стан­ция Комсомольская, обычно работающая в летний сезон, была законсервирована, и поезд вышел обратно в Мирный, куда при­был 25 апреля.
На станции Восток зимовала четвертая смена ученых под ру­ководством Л. Н. Жигалова. Зимовка протекала благополучно.
В 1961 году в Мирном в составе Пятой экспедиции зимова­ли три ученых из ГДР: геофизик-ионосферист П. Глёде, метео­ролог С. Клемм, гидрометеоролог О. Шульце и молодой ученый из США геофизик С. Гилмор.
С наступлением весны из Мирного 13 сентября 1961 года вышел поезд для доставки горючего на Комсомольскую. Он при­шел туда 16 октября, когда температура воздуха еще часто опу­скалась до минус 60°. Станция Комсомольская была расконсер­вирована, вблизи нее укатана взлетно-посадочная полоса, на которую 27 октября садился самолет ИЛ-12 на лыжах под управ­лением летчика Б. А. Минькова. Он доставил сюда из Мирного группу геодезистов.

Измерения высот по треугольнику Комсомольская — Советская — Восток — Комсомольская
13 ноября 1961 года геодезический поезд под руководством Г. Е. Лазарева вышел с Комсомольской в направлении к Совет­ской. В составе поезда были два вездехода «Пингвин» и один тягач. На вездеходах еще в 1959 году было установлено геодези­ческое оборудование. На крыше кузова поставили специальные складывающиеся дальномерные рейки и штатив для оптического теодолита. Вездеходы передвигались с пункта на пункт пооче­редно, на расстояние взаимной видимости. При помощи теодо­лита по рейкам определялись горизонтальные и вертикальные углы, по которым потом можно было вычислить точное расстоя­ние между машинами и разность высот между ними. После окон­чания всех измерений задняя машина объезжала переднюю, ухо­дила вперед на расстояние видимости, и измерения повторялись снова. И так примерно каждые пять километров пути. Одновре­менно производились регулярные наблюдения над силой тяже­сти, магнитными составляющими, над температурой воздуха, си­лой ветра и давлением. Отсчеты по точнейшим приборам выпол­нялись в основном на открытом воздухе. А температура воздуха здесь даже летом около 40° мороза.
4 декабря геодезический поезд прибыл на станцию Совет­ская. Она была законсервирована в начале 1959 года — в конце работы Третьей экспедиции.
Участники геодезического похода сообщили по радио, что здания станции занесены снегом до половины. Радиостанция, электростанция, все внутреннее оборудование в домиках были в исправном состоянии. Продовольствие и имущество в полной сохранности. Вблизи станции стояли 48 снегомерных реек. Отсче­ты по ним показали, что за три года среднее накопление снега составило 60 сантиметров. Укатанная три года назад взлетно-посадочная полоса была покрыта рыхлым снегом. Бочки, обоз­начающие эту полосу, были на три четверти в снегу.
На станции участники похода произвели серию двухсуточ­ных магнитных наблюдений. Врач Н. Р. Деряпа, участвовавший в походе, произвел тщательное медицинское обследование уча­стников похода. Все были здоровы.
6 декабря геодезический поезд начал движение по второй стороне гигантского треугольника: Советская — Восток. По это­му маршруту еще никто не ходил.
Тем временем поезд под руководством начальника транс­портного отряда А. Н. Лебедева совершил поход с Комсомоль­ской на Восток, куда прибыл 14 декабря. Поездом было достав­лено около 25 тонн горючего. В геодезическом поезде при под­ходе к станции Восток мотор у одного из «Пингвинов» вышел из строя. А. Н. Лебедев выехал со станции Восток на одном тя­гаче, взял «Пингвин» на буксир и 21 декабря вместе с геодези­ческим поездом прибыл на станцию Восток.
Поход по третьей стороне треугольника геодезический поезд начал со станции Восток 26 декабря 1961 года и завершил его 11 января 1962 года на станции Комсомольская. Отсюда личный состав поезда был самолетом вывезен в Мирный.

Опытный полет СССР — Антарктида на тяжелых самолетах
15 декабря 1961 года с аэродрома Шереметьево под Моск­вой стартовали два турбовинтовых самолета ИЛ-18 и АН-10:
Воздушные корабли повели летчики полярной авиации, уже побывавшие в Антарктиде. Командир самолета ИЛ-18 А. С. По­ляков находился в составе Второй экспедиции летом 1957 года, когда с дизель-электрохода «Лена» выполнялась съемка бере­гов Восточной Антарктиды.
Командир самолета АН-10 Б. С. Осипов был начальником авиаотряда Четвертой антарктической экспедиции.
Зимовщики Мирного, получив известие о перелете, начали расчищать на леднике вблизи станции взлетно-посадочную по­лосу. Уже 7 декабря полоса была почти готова. Но погода Ан­тарктиды изменчива. 8 декабря над Мирным разразилась силь­ная метель, скорость ветра доходила до 45 метров в секунду. По­лосу замело, и через несколько дней работу по расчистке при­шлось начинать сначала.
Одновременно летчик Б. А. Миньков летал на самолете из Мирного в район оазиса Бангера, где на ледниковом куполе за оазисом была расчищена запасная полоса для тяжелых машин.
На борту самолетов, летевших из Москвы, находились науч­ные сотрудники Института Арктики и Антарктики. Они произ­водили во время перелета аэрометеорологические наблюдения.
Руководили перелетом начальник управления полярной авиации Гражданского воздушного флота М. И. Шевелев и на­чальник Главсевморпути Министерства морского флота А. А. Афанасьев.
Путь самолетов пролегал через четыре континента — Европу, Азию, Австралию и Антарктиду.
Из Новой Зеландии с аэродрома Крейсчерч советские само­леты перелетели на американскую антарктическую базу Мак-Мёрдо по маршруту перелетов американских самолетов.
В Мак-Мёрдо для работы в составе американской экспеди­ции в 1962 году на самолете ИЛ-18 прибыл советский ученый-синоптик П. Д. Астапенко. Он второй раз будет работать в Антарктиде с американцами.
25 декабря 1961 года в Мирном приземлился самолет АН-10, а через два дня прилетел ИЛ-18. Путь из Москвы в Антарктиду протяженностью свыше 25 тысяч километров самолет ИЛ-18 пролетел за 44 часа 36 минут, АН-10 — за 48 часов 27 минут.
Этим перелетом проложен воздушный мост из Советского Союза в Антарктиду. В начале февраля 1962 года самолеты вер­нулись обратно в Москву.

Сколько людей зимовало в Антарктиде в 1961 году
Одновременно с советскими полярниками на антарктическом континенте зимовали в 1961 году полярники еще девяти стран. Наблюдения по аэрометеорологии и геофизике ведутся по сог­ласованной программе, что позволяет, обмениваясь материалами наблюдений, изучать природу всей южнополярной области. Традиции международного научного сотрудничества, возникшие в период Международного геофизического года, живут и разви­ваются. Всего зимовало 661 человек.