Экспедиция на «Бельжике»
В 1897 году в соревнование по исследованию Антарктики вступила Бельгия, ранее мало интересовавшаяся этой частью земного шара.
Бельгийская экспедиция, ставившая целью исследование рай¬она магнитного полюса на корабле «Бельжика», по своему лич¬ному составу была интернациональной. Начальником экспеди¬ции был бельгийский моряк — Андриен де Жерлаш, первым штурманом — 25-летний норвежец Р. Амундсен, зоологом и бо¬таником экспедиции — румын Э. Раковица, метеорологом — поляк А. Добровольский, геологом — поляк Г. Арцтовский, врачом — американец Ф. Кук, пять человек команды были нор¬вежцы, остальной состав экспедиции и команды — бельгийцы, среди них гидрограф Г. Лекуант.и физик Э. Данко.
Было решено идти мимо мыса Горн, а затем южной частью Тихого океана, с востока на запад, к Земле Южной Виктории,
Придя в разгар антарктического лета, в конце 1897 года, в район Южных Шетландских островов, многочисленный науч¬ный состав экспедиции и ее малоопытный начальник увлеклись научными исследованиями — производили сбор коллекций, маг¬нитные, метеорологические наблюдения и съемку берегов. На различные острова было совершено 20 высадок. Научные резуль¬таты были весьма интересны и обширны, но время для выпол¬нения основной задачи экспедиции было упущено.
Только поздней антарктической осенью Жерлаш решил идти к основной цели.
Однажды темной ночью, в жестокую бурю, сопровождавшую¬ся снегом и градом, корабль пронесло на гребне волны узким проходом между двумя гигантскими айсбергами, и он очутился в тихом бассейне, окруженный айсбергами, готовыми в любой момент сомкнуться и раздавить его, как скорлупку ореха. Только в последний момент ловким маневрированием удалось вывести судно из смертельных тисков.
«Не успели мы, однако, далеко отойти, — писал впослед¬ствии в своих воспоминаниях Руал Амундсен, — как только что избегнутая нами опасность снова надвинулась на нас в еще бо¬лее грозной форме — и на этот раз не по вине чистой случай¬ности, а по причине недостаточного опыта в полярных плава¬ниях. Продолжая наш путь к западу вдоль кромки антарктиче¬ских сплоченных льдов, мы снова попали в жестокую бурю, над¬вигавшуюся с севера. Мы долго подвергались страшной опас¬ности быть разбитыми о сплоченные льды, находившиеся к югу от нас. Каждый мореплаватель, привычный к полярным водам, непременно бы постарался всеми силами отойти в открытое море к северу. Так должны были поступить и мы. Но в это время оба мои начальника открыли среди льдов узкую полынью, идущую в южном направлении, и решили укрыться там от шторма. Они не могли совершить худшей ошибки. Я сознавал опасность, кото¬рой подвергалась вся экспедиция, но моего мнения не спраши¬вали, а дисциплина не позволяла мне говорить. Вскоре случи¬лось то, чего я боялся. Когда шторм утих, мы уже отошли боль¬ше чем на 70 морских миль от кромки льдов и, проснувшись однажды утром, увидели, что узкая полынья, по которой мы пришли, за нами закрылась». Это случилось 4 марта 1898 года,

Вынужденный дрейф
«Бельжика» оказалась в ледяном плену, который длился три¬надцать месяцев. Только четверо — биолог Раковица, метеоро¬лог Добровольский, врач Кук и Амундсен — были подготовле¬ны к зимовке в этом суровом краю. По плану их должны были высадить на Земле Южной Виктории, а корабль с остальными участниками экспедиции должен был после высадки зимовочной партии уйти в теплые края.
У большинства людей не было зимней одежды и других необ¬ходимых для зимовки вещей. Зимовка была трагической. Про¬довольствия оставалось мало. Один матрос умер, двое других сошли с ума, а все остальные, за исключением Кука и Амунд¬сена, заболели цингой и были на краю гибели.
Кук и Амундсен знали из описаний прежних полярных путе¬шествий, что хорошим лекарством против цинги является све¬жее мясо, и они успешно охотились за тюленями и пингвинами. Однако из каких-то нелепых предубеждений Жерлаш запретил есть это мясо всей команде. Уже находясь при смерти, Жерлаш передал руководство экспедицией Амундсену. Амундсен первым делом заставил повара приготовить тюленье мясо.
«Удивительно было наблюдать действие, вызванное такой переменой пищи, — вспоминал впоследствии Амундсен. В тече¬ние первой же недели все начали заметно поправляться».
Затем Амундсен приказал из имевшихся на борту шерстя¬ных одеял сшить всем теплые костюмы.
Корабль, уносимый льдом, совершал сложный извилистый путь с генеральным направлением с востока на запад, что соот¬ветствовало преобладающему направлению ветров, дующих с ма¬терика. Дрейф проходил в южной части моря Беллинсгаузена, южнее острова Петра I. Ученые экспедиции, оправившись от бо¬лезни, продолжили изучение многих природных явлений. Про¬шла весна, затем лето, а судно продолжало оставаться в ледяном плену.

Освобождение
Однажды в 900 метрах от корабля возникла небольшая по¬лынья. К концу марта 1899 года лед взломало, и на месте по¬лыньи образовался канал, ведущий на север к открытому морю. Правда, и на этом пути корабль временами подвергался сильней¬шим сжатиям, но все закончилось благополучно, и экспедиция вернулась в Европу.
Зимовка во льдах была трудной, но хорошей школой для Амундсена. В этой экспедиции он выдержал экзамен на зре¬лость. А полученный опыт пригодился ему в будущих полярных экспедициях.