Кончилась зима 1957 года. Ранней антарктической весной, когда еще стояли жестокие морозы и свирепствовали пурги, но было обилие света, исследователи многих стран вышли во внутриконтинентальные походы. В этих походах велись регулярные наблюдения за погодой. Гляциологи рыли в снегу шахты-шурфы и изучали в них условия накопления снега за последние годы. Но самыми важными и интересными были измерения мощности лед­никового покрова Антарктиды.

Поход австралийцев
Наши соседи австралийцы после посещения Мирного в сен­тябре 1957 года стали интенсивно готовиться к внутриконтинентальному походу. 9 ноября партия на двух тракторах в составе шести человек под руководством К. Мазера вышла со станции Моусон. Впереди шел легкий вездеход «Уизл», разведывавший дорогу.
Поезд австралийских исследователей продвигался со средней скоростью 6,4 километра в час. Через каждые 32 километра определялась сейсмическим методом толщина льда, а через каждые восемь километров измерялась сила тяжести.
Сейсмические измерения заключались в следующем: ручным буром сверлилась скважина глубиной 25—27 метров, в скважине взрывался небольшой заряд взрывчатки. Специальные сейсмоприемники с большой точностью фиксировали время прохожде­ния взрывной волны от поверхности до коренных пород и обрат­но к поверхности. Зная скорость распространения волны во льду, не трудно было вычислить толщину льда.
Гравиметрические измерения в сочетании с сейсмическими, также позволяли определить толщину льда.
Толщина льда оказалась большой — почти от одного до трех километров. Подледная поверхность коренных пород была чрез­вычайно неровной, и лежала она, как правило, выше уровня моря. Лишь в Двух точках, в 100—160 километрах от побережья, коренные породы оказались расположенными ниже уровня моря. В 480 километрах от берега коренные породы обнаруживались на высоте 914 метров, а толщина льда была 1524 метра.
23 января 1958 года австралийцы, дойдя до 72°46′ южной широты, в 640 километрах от берега повернули обратно. Путь на юг им преграждали горы Принца Чарлза, непроходимые для тракторов. 16 февраля партия благополучно прибыла в Моусон.

Поход французов
В октябре 1957 года со станции Дюмон-Дюрвиль на юг от­правилась французская партия на вездеходах «Уизл» под руко­водством опытного полярника Бертрана Имбера. Эта партия прошла на юг до станции Шарко, а затем углубилась еще на 160 километров, пройдя в общей сложности 500 километров от берега. Измерения показали, что поверхность коренных пород подо льдом весьма неровная с хребтами до 500 метров выше уровня моря и обширными долинами, дно которых лежит на несколько сот метров ниже уровня моря. В районе станции Шар­ко мощность льда равнялась 2800 метрам, из которых 400 метров лежит ниже уровня моря. Южнее станции Шарко коренные породы поднимаются выше уровня моря. Однако в конечной юж ной точке маршрута толщина льда тоже была порядка 2900 мет­ров, и коренные породы здесь расположены на 500 метров ниже уровня моря.
На основе магнитных измерений, выполненных в походе, а также регулярных стационарных наблюдений Имбер установил, что Южный магнитный полюс находится между станциями Дюмон-Дюрвиль и Шарко. Смещение полюса происходит в се­веро-западном направлении, примерно 10 километров в год. Однако, как справедливо указывает Имбер, при магнитных бу­рях он может смещаться на несколько десятков километров.

Поход американцев вокруг шельфового ледника Росса
Обширную программу походов с измерениями мощности льда осуществляли в сезон 1957—1958 года американские иссле­дователи со станции Литл-Америка, Берд и Элсуэрт.
Руководитель станции Литл-Америка Альберт Крэри возг­лавил поход на тракторах вокруг шельфового ледника Росса, с целью определения мощности этого гигантского ледника, изу­чения условий осадконакопления, температуры верхних слоев в буровых скважинах и других попутных исследований (метеоро­логических, геомагнитных). Партия вышла из Литл-Америки 24 октября 1957 года и возвратилась туда 13 февраля 1958 го­да. В состав партии входили шесть человек: начальник партии Крэри, два сейсмолога, два гляциолога и механик. Еще один, седьмой участник, главный гляциолог Петер Шоек, в начале пу­тешествия упал в трещину, сильно ушибся и самолетом был эва­куирован в Новую Зеландию.
Линия маршрута по форме напоминала треугольник. От Литл-Америки партия пересекла северную оконечность ледя­ного купола — остров Рузвельта и затем двигалась на запад, постепенно удаляясь от барьера до меридиана Мак-Мёрдо. Не­далеко от утеса Минна-Блаф поезд повернул к югу, дошел до устья ледника Бирдмор, затем параллельно горной цепи — до ледника Лив. Во время движения к леднику Бирдмор в походе участвовал Грегор Хазертон — научный руководитель ново­зеландской станции Скотт. От ледника Лив американские иссле­дователи повернули на север, к Литл-Америке. Всего в этом походе было пройдено 2330 километров. Снабжение горючим в пути производилось самолетами. Каждые 10 дней они совершали посадки в месте нахождения поезда.
В этом же сезоне, 25 марта 1958 года, Крэри вышел со стан­ции Литл-Америка во второй поход, в котором участвовало пять человек на двух вездеходах. Партия шла вдоль тракторного пути Литл-Америка — Берд. Пройдя 250 километров в направ­лении станции Берд до места, где плавучий лед соединяется со льдом, сидящим на грунте, партия Крэри 10 апреля вернулась на зимовку в Литл-Америку. Альберт Крэри остался на вто­рую зимовку руководителем научных исследований в Литл-Америке.
Толщина льда в северной части шельфового ледника Росса колеблется от 300 до 360 метров, ближе к барьеру она умень­шается и у барьера составляет менее 300 метров. По мере про­движения к югу толщина льда увеличивается, у ледника Бирд­мор она оказалась 420 метров, а у ледника Лив более 700 мет­ров. Толщина льда на линии ледник Лив — Литл-Америка по­степенно уменьшалась, однако в восточной части, ближе к Зем­ле Мэри Берд, толщина шельфового ледника больше, чем в за­падной и колеблется в пределах 400—600 метров. Это утолще­ние шельфового ледника свидетельствует о том, что в питании его важную роль играют глетчеры полярного плато и Земли Мэри Берд. Гигантские ледяные реки, текущие с больших высот, впадают в шельфовый ледник и сливаются с ним, постепенно ра­стекаясь к северу.
Сейсмические измерения позволили также определить глу­бину дна под шельфовым ледником. Оказалось, что всего лишь в районе острова Рузвельта, да еще в двух местах, где обнару­жены трещины, шельфовый ледник сидит на грунте. В осталь­ной части ледник находится на плаву. Глубины подо льдом сильно колеблются от 300 до 600 метров. Под западной частью шельфа к югу от пролива Мак-Мёрдо простирается желоб с глу­бинами до 900 метров. В пункте 79° 06′ южной широты и 165° 30′ восточной долготы обнаружена впадина глубиной 1320 метров.

Поход Литл-Америка — Берд
Еще в прошлом летнем антарктическом сезоне, после того как военная группа проложила маршрут от станции Литл-Аме­рика V к центру Земли Мэри Берд с грузами для новой стан­ции, 28 января 1957 года по проложенному пути из Литл-Аме­рики вышла сейсмо-гляциологическая партия под руководством Чарлза Бентли. Время было позднее, поэтому первые 300 кило­метров от Литл-Америки сейсмических измерений толщины льда не велось. Сейсмические и гравиметрические измерения, выпол­ненные на остальном, большем, отрезке маршрута, дали порази­тельные результаты. В месте сочленения шельфового ледника Росса с Землей Мэри Берд толщина льда 600 метров, далее в глубь Земли толщина льда колеблется в широких пределах, до­стигая мощности более 2000 метров. В районе станции Берд толщина льда оказалась 3000 метров, причем 1500 метров этой толщи находится выше уровня моря и 1500 метров ниже уров­ня моря. Коренные породы на всем пути до станции Берд лежат ниже уровня моря.

Поход со станции Берд
Бентли остался на зимовку на станции Берд как руководитель научных работ. Весной, 19 ноября 1957 года, партия Бентли отправилась на вездеходах в поход по сложному замкнутому маршруту. В партии были два сейсмолога, два гляциолога, фи­зик и механик.
От станции Берд поезд пошел на северо-северо-восток до точки 76° 30′ южной широты, 113° западной долготы; отсюда повернул на восток-юго-восток к горам Сентинел, от этих гор — примерно на юг до параллели станции Берд и далее на запад к станции Берд, куда и прибыл 20 февраля 1958 года, пройдя 1900 километров. Во время этого похода было открыто несколь­ко гор. В конечной точке первого отрезка пути американские ис­следователи видели на севере хребет Колер, открытый еще в 1947 году с воздуха экспедицией Хайджамп. Они пытались по­дойти к хребту, но ледниковые трещины помешали этому. Приш­лось повернуть к горам Сентинел. Однако подход к этим горам преградила широкая долина с глубокими ледниковыми трещи­нами. Удалось лишь собрать геологические образцы с трех нунатаков. При дальнейшем движении поезда от гор Сентинел на юго-юго-запад исследователи видели вдали другие нунатаки и горные вершины. Характерно, что только на этом участке пути коренное ложе лежит выше уровня моря, причем поверхность ложа очень неровная. На остальных трех отрезках маршрута ко­ренное ложе сглаженное и всюду лежит значительно ниже уровня моря, а толщина льда составляет 2000—3500 метров. На послед­нем отрезке маршрута, при подходе к станции Берд, толщина льда достигает рекордной величины — 4200 метров, и коренные породы в этом районе лежат на 2500 метров ниже уровня моря.

Поход со станции Элсуэрт
Не менее интересны были исследования, выполненные амери­канскими учеными со станции Элсуэрт в одном из наименее изу­ченных районов Антарктиды — к югу от моря Уэдделла. В отли­чие от района моря Росса, где с давних времен работали много­численные экспедиции, на континент южнее моря Уэдделла нога человека не ступала.
Еще в марте 1957 года со станции Элсуэрт был предпринят полет в юго-восточном направлении к недавно открытому англи­чанами горному хребту Шеклтона.
В октябре 1957 года был совершен полет для разведки пред­стоящего наземного маршрута на юго-юго-запад до открытых ранее американцами гор Пенсакола. Северный массив этих гор получил название массива Дюфек. Во время этого рекогносци­ровочного полета Финн Ронне и его спутники видели в глубине континента многочисленные отдельные горные вершины и груп­пы вершин. Местоположение этих гор нанесено на карту весьма схематично, и дело будущих исследователей уточнить их место­положение. Во время этого полета американцы обнаружили так­же обширное куполообразное поднятие, простирающееся от за­лива Гулда и делящее шельфовый ледник Фильхнера на восточ­ную и западную части.
Наземный маршрут был намечен через этот купол к массиву Дюфека, а отсюда на юго-запад — к Земле Грейама. Поход воз­главил главный сейсмолог Эдуард Тил. Всего в маршрутной партии было пять человек: два сейсмолога, два гляциолога и геолог-геодезист.
28 октября 1957 года они стартовали на двух вездеходах со станции Элсуэрт. В 90 километрах к югу от станций Элсуэрт, Бельграно и Шеклтон почти параллельно барьеру расположена гигантская пропасть длиной 100 километров и шириной 1,5— 2 километра. Дно пропасти лежит примерно на уровне моря, ее отвесные стены имеют высоту до 40—60 метров. Причина обра­зования пропасти пока неясна.
По указаниям с самолета наземная партия обогнула пропасть с востока. Далее поезд повернул на юго-запад, к обнаружен­ному с самолета ледниковому куполу или, как его назвали аме­риканцы, острову Хабли.
Сейсмические измерения показали, что до этого острова шель­фовый ледник имеет почти одинаковую толщину и находится на плаву. Глубина дна здесь несколько сотен метров. Высота по­верхности острова Хабли около 700 метров, коренные породы здесь лежат примерно на уровне моря.
Далее до массива Дюфека снова простирался шельфовый лед­ник, а под ним было глубокое море. Примерно на 1200 метров ниже уровня моря был обнаружен желоб. Он тянулся от моря Уэдделла и проходил под шельфовым ледником в районе арген­тинской станции Бельграно, затем между островом Хабли и массивом Дюфека поворачивал на юго-запад. Дальнейшее про­стирание желоба пока неизвестно. Снова возродилось представ­ление, возникшее много лет назад, о том, что этот глубоковод­ный желоб соединяет моря Росса и Уэдделла. Однако для обос­нования такого представления было еще недостаточно материа­лов. Открытие желоба под шельфовым ледником Фильхнера яви­лось толчком к маршрутным исследованиям последующих лет.
Пять дней партия Тила посвятила геологическому обследо­ванию массива Дюфека. Этот хребет простирается на 40 кило­метров с северо-востока на юго-запад. С самолета предположили, что горы эти сложены осадочными породами, так как они имеют слоистую структуру. Однако наземная партия определила, что горы сложены вулканическими породами. Слоистость горам при­дают породы разного цвета. С северной стороны массива Дюфека были обнаружены две долины, свободные от снега. В одной из них простиралось озеро с талой водой, имеющее в попереч­нике 100 метров. Дно озера было покрыто массой микроскопиче­ских водорослей розового цвета. Очевидно, летом вследствие на­гревания темных горных пород прямыми солнечными лучами в горах происходит интенсивное таяние снега.
На пути от массива Дюфека в юго-западном направлении, к горе Хасседж, партия снова пересекла глубоководный желоб, затем обнаружила поднятие поверхности льда, являющееся частью острова Хабли, дошла с сейсмическими измерениями до 78° 40′ южной широты и 69° западной долготы. Здесь партия вынуждена была прекратить продвижение; кончилось горючее, и антарктическое лето было также на исходе.
17 января 1958 года всех пятерых участников похода само­лет доставил на станцию Элсуэрт. Вездеходы были оставлены на месте до следующего года.
В ноябре 1957 года американские военные летчики совер­шили перелет из Южной Америки в Антарктиду на самолетах С-47. Их путь пролегал от аэропорта Ушуая в Аргентине на станцию Злсуэрт (3200 километров). Они совершили посадку на острове Роберта (Южные Шетландские острова), затем вы­нужденную посадку на острове Стилл и еще одну посадку на шельфовом леднике Ларсена, не долетев из-за нехватки горючего примерно 800 километров до станции Элсуэрт.
С места второй вынужденной посадки все участники переле­та переправились к станции Элсуэрт на одном самолете. На этом самолете, оборудованном лыжными шасси, оказывалась помощь санно-тракторному поезду при отыскании проходов через зоны трещин.
Перелетом командовал Джеймс Ласситер, в честь которого Ронне в 1947 году назвал шельфовый ледник в юго-западной части моря Уэдделла.