7 месяцев назад
Нету коментариев

Статистика в наши дни, кажется, подсчитала уже все — от количества детей-близнецов до среднего чис­ла витков в шелковом коконе. Разумеется, подсчита­ны и определены в процентах и образ жизни челове­ка, и его поведение — сколько в сутки тратится на сон, на еду, на разговоры. Сон, конечно, не в счет, нас интересуют дневные дела. А среди них больше всего времени уходит, как выяснилось, на разговоры: на деловые, семейные, дружеские, интимные, телефон­ные и просто болтовню.

О речи, а точнее, о том, как разговаривать, и хочет­ся поговорить поподробнее.

Старая пословица «По одежке встречают, по уму провожают» в наши дни, когда проблема модной одежды перестала быть проблемой чисто экономиче­ской (модным быть легко!), нуждается в некотором уточнении. Лучше было бы ее сформулировать так: «По разговору встречают, по уму провожают». Пото­му что в большинстве случаев именно манера челове­ка разговаривать позволяет судить о степени его культуры и воспитанности.

Конечно, не каждый может поразить собеседника глубиной и оригинальностью своих суждений, да это и не обязательно. Просто стоит быть таким, каков ты есть на самом деле.

Но следует помнить, что естественность поведения сама по себе достигается не так просто. Первое время, пока это не вошло в привычку, не стало нормой, нуж­но постоянно контролировать себя, помнить о том, че­го делать нельзя и что можно.

Постепенно — и довольно скоро — вы сможете овладеть основными правилами вежливости в разго­воре, и тогда ваша манера разговаривать в любых условиях и при любых обстоятельствах не будет раз­дражать собеседника, сделает общение с вами прият­ным.

Прежде всего следует усвоить то, чего категориче­ски — никогда, ни в коем случае!—не следует делать.

Каждый знает, что непозволительно показаться в обществе небритым. Каждый знает, что нельзя пуб­лично кусать ногти, чистить их, громко сморкаться. Все эти действия способны лишь вызвать чувство брезгливости у окружающих.

Но не каждый знает (а если знает, то почему так ведет себя?), что, находясь в обществе, нельзя быть мрачным, озабоченным, озлобленным. Если у вас плохое настроение или какие-либо неприятности, то зачем это демонстрировать!

У вас испортилось настроение оттого, что пришед­шие после вас гости вам неприятны? Сделайте вид, что ничего не произошло, или же уйдите — тихо, спо­койно, лучше всего так, чтобы вашего ухода никто не заметил. Можете, улучив момент, сообщить о сво­ем уходе хозяйке или хозяину дома, если это проис­ходит не в общественном месте. Разумеется, следует найти для этого благовидный предлог.

Бывает и так, что по дороге в гости или же в пер­вые минуты пребывания на каком-нибудь вечере у вас изменилось настроение настолько, что не хочет­ся даже разговаривать с окружающими, отвечать на их вопросы и т. д. Не будьте эгоистом: не портите на­строение большинству — уйдите.

Итак, настроение у вас хорошее, все идет заведен­ным порядком, вам приходится раскланиваться со знакомыми, обмениваться с ними рукопожатиями, пе­ребрасываться двумя-тремя репликами.

Следует помнить:

Нельзя смотреть в сторону (даже если вы отыски­ваете кого-то взглядом) в тот момент, когда вы адре­суете хотя бы слово вашему мимолетному собеседни­ку: это будет воспринято как неуважение. Нужно смотреть собеседнику в глаза.

Нельзя во время разговора гримасничать, кривить рот, морщить лоб и нос — это не только оскорбляет собеседника, но и делает вас смешным.

Не надо произносить привычные слова с аффекта­цией — это может быть понято как намерение быть оригинальным во что бы то ни стало. Разумеется, бы­вает, что вам необходимо придать простым словам иной смысл (хотя бы в разговоре с очень близким че­ловеком, который понимает вас с полуслова). Тогда на помощь вам придет нужная интонация (специаль­но об интонации мы еще поговорим), ударный акцент.

Не надо громко смеяться даже над самой удачной шуткой. Лучшая из манер — сдержанность: привле­кать к своей особе всеобщее внимание неприлично.

Не надо перебивать или прерывать собеседника: создается впечатление, что вы его не уважаете. По­ставьте себя на его место, вам бы это понравилось?

Большинство обращенных к вам вопросов, а осо­бенно приветствия, требуют ответа. Здесь на каждом шагу вас подстерегают ловушки. Предположим, здо­роваясь с вами, малознакомый человек спросит:

— Как поживаете?

И вдруг вы вместо элементарно вежливых, как в данном случае и полагается, слов «спасибо, благода­рю вас» (то есть спасибо за то, что вы интересуетесь моими делами) начнете излагать ему подробности о своих делах, о здоровье членов семьи и т. п., а в за­ключение потребуете, чтобы и он, в свою очередь, по­дробно рассказал о себе и незнакомой вам его семье.

Разумеется, это нарушение правил поведения. Вы ставите себя в смешное положение, а собеседни­ка — в трудное. Потому что вопрос «Как поживаете?» в данном случае был простой данью вежливости, фор­мальностью, которая вполне уместна в общении с ма­лознакомым человеком.

Поэтому необходимо очень точно отличать вопрос, заданный в формально-вежливой форме (как, напри­мер, в вышеприведенном эпизоде), от вопроса, про­диктованного живейшим участием в вас.

Если в первом случае было ошибкой подробно и серьезно отвечать на простое «Как поживаете?», то на этот же вопрос, но заданный близким приятелем или старинным другом, не стоит отзываться формаль­ным «спасибо, ничего, благодарю вас».

Друга или человека, относящегося к вам хорошо и знающего вас давно, подобный ответ, несомненно, обидит. Ведь его интерес к вашей жизни продиктован самым искренним желанием знать о вас побольше, помочь вам, если это потребуется.

На все вопросы, которые вам могут быть заданы, рецептов не напасешься, да этого и не требуется. Важно уяснить для себя основные, принципиальные положения.

Народный артист СССР Николай Акимов в своей статье «О хороших манерах» («Эстетика поведения», изд-во «Искусство», 1965), подходя к вопросу о том, как должен общаться с окружающими культурный и воспитанный человек, писал:

«Необходимо коснуться вопроса, который изучают в театральных школах, но который полезно знать всем и каждому, а не только актерам. Дело в том, что язык как средство общения людей состоит не только из слов, предложений, фраз и периодов, но и из той формы произношения слов и предложений, ко­торая называется интонацией. Каждому актеру из­вестно, что интонация сама по себе является могучим выразительным средством для передачи мысли, что одно и то же слово, сказанное с разными интонация­ми, приобретает и разный смысл…»

И далее:

«…Такие простые тексты, как одно слово «да», при помощи различных интонаций могут иметь самые различные значения — и вопроса, и утверждения, и признания».

Николай Павлович Акимов говорил о том, что можно обидеть не текстом, не словом, а лишь самой интонацией. Ссора и перебранка могут возникнуть и от того, как будет произнесено самое, казалось бы, невинное слово. Потом, когда начинают доиски­ваться до корня ссоры, то с удивлением вспоминают, что никаких обидных слов в действительности произ­несено не было. А отчего же тогда сыр-бор загорелся? Как ни парадоксально, от интонации! Каждый, навер­ное, может вспомнить множество подобных примеров.