2 года назад
Нету коментариев

Внимание! Информация устарела. Текст имеет только историческую научную ценность!

Возможно, кое-кто из нас предпочитает представ­лять себя в чем-то отличным от других людей (и мы действительно все разные), хотя все мы отражаем разнообразие семьи человеческой. Первое явное раз­личие между людьми — их расовое происхождение. Мы легко различаем по цвету кожи три группы лю­дей: африканцев (чернокожие), кавказцев (В современной литературе принят термин «европеоидная раса») (белые) и восточные народы (желтые). На каждом континен­те живут представители всех трех расовых групп, и на протяжении многих столетий происходило весьма заметное смешение рас. Различить расовую принад­лежность индивида легко, если цвет его кожи ясно выражен, но процесс смешения рас приводит к. тому, что определить расовое происхождение некоторых лю­дей становится все труднее. В этом отношении может оказаться полезным изучение различных влияний, ко­торые оказывают гены на разные расы. Однако вы­яснилось, что генетические различия между расами не столь значительны, как между этническими груп­пами внутри самих рас.

Некоторые генетические характеристики, напри­мер общеизвестные группы крови, взятые сами по се­бе, могут указать на расовую принадлежность инди­вида. Например, фактически все африканцы имеют так называемую группу крови Даффи в отличие от белых, у которых этим генетическим признаком отме­чено всего 3% населения. Резус-отрицательных афри­канцев очень мало, эта группа крови чаще всего встречается у белых. Есть и другие генетические признаки, позволяющие нам дифференцировать ра­совые группы.

ПРЕИМУЩЕСТВА, СВЯЗАННЫЕ С ГЕНАМИ

Как выяснилось, обладание некоторыми генами оказывается для людей, проживающих в определен­ных районах мира, полезным для здоровья. Это пре­имущество лучше всего видно на примере серповидно-клеточной анемии (прогрессирующего наследствен­ного и в конечном счете смертельного малокровия), поражающей прежде всего негров, греков и индейцев и уносящей ежегодно примерно 100 000 жизней. Уже давно было подмечено, что в тех областях земного шара, где распространена малярия, очень часто встречается и серповидноклеточная анемия. В конце концоввыяснилось, что индивиды — носители гена серповидноклеточной анемии, имеют значительно более высокую сопротивляемость малярии. Вспом­ним, что серповидноклеточная анемия — рецессивно наследуемый признак и ген ее, как правило, несут в себе оба родителя заболевшего, которые, однако, са­ми остаются здоровыми. Более того, они, носители этой болезни, обладают даже определенным преиму­ществом — лучшей «приспособляемостью», так как го­раздо сильнее противостоят заболеваемости малярией, чем люди без гена серповидноклеточной анемии.

Известны и другие примеры генетической адапта­ции к заболеванию, при которых носители специфиче­ского гена также обладают известными преимущест­вами. Сошлемся на пример талассемии — смертель­ной, наследственной анемии, сходной с серповидно­клеточной анемией (болезнь вызывает изменения в костях и коже и увеличение селезенки), которую на­ходят большей частью у людей, живущих или рож­денных в районе Средиземноморья, прежде всего у итальянцев и греков, а также у африканцев и ин­дийцев. И опять-таки носители гена этой болезни об­ладают устойчивостью к заболеваемости малярией. Женщины — носители сцепленной с полом недостаточ­ности фермента, называемого глюкозо-6-фосфатдеги­дрогеназой, более устойчивы к малярии (кстати, эта генетическая особенность фермента гораздо чаще встречается среди тех, кто проживает в малярийных поясах мира).

Предполагают, хотя это еще очень неточно и не проверено, что известного рода преимущества дает и носительство гена амавротической идиотии Тея — Сак­са. Есть основания думать, что ее носители менее восприимчивы к туберкулезу, который был широко распространен в переполненных еврейских гетто сред­невековой Восточной Европы, откуда, по-видимому, и вышли носители гена этой болезни.

ГЕНЫ И КЛИМАТ

Вероятно, вы обращали внимание, что цвет кожи (контролируемый генами) связан с областями интен­сивного солнечного излучения: чем ближе к экватору и чем сильнее солнечные лучи, тем темнее кожа. Цвет волос и глаз (и то, и другое также контролиру­ется особыми генами) распределяются примерно так же, как цвет кожи. Очевидно, что темные кожа, гла­за и волосы представляют известные преимущества в жарком климате.

Так называемый перечный цвет волос африканцев призван предотвращать быстрое испарение пота, тем самым, по-видимому, предохраняя их головы от силь­ной жары и солнечного удара. Отсутствие волос на лице жителей Востока, рожденных в условиях север­ного или восточного климата, рассматривается как преимущество, предохраняющее их от обморажива­ния. Узкий разрез глаз у восточных народов связан с защитой глаза от непогоды (песка, ветра и т. д.). Поскольку тепло лучше сохраняется в крупном теле, вас на этой стадии обсуждения уже не удивит откры­тие, что величина тела в среднем возрастает в соот­ветствии с географической широтой! Таковы преи­мущества, связанные с генами. Теперь перейдем к вопросу, который, пожалуй, представляет для нас больший интерес, — к вреду, причиняемому генами.

ГЕНЫ В ИЗОЛЯТАХ

Во многих популяциях в мире встречаются груп­пы людей, которые по религиозным или другим причинам ведут жизнь обособленно от остальных. Та­кие группы могут иногда сохраняться как «изоляты» на протяжении многих поколений. В этих случаях не­избежен инбридинг (кровнородственные браки) и как его реальное следствие — все большее накопление среди членов группы одинаковых вредных генов. Инбридинг сказывается на детях, рожденных в та­ких изолятах, в том, что у них чаще встречаются врожденные пороки или наследственные заболе­вания.

Известно, например, что в изолированных от внешнего мира селениях в Альпах широко распрост­ранен альбинизм. В других селениях встречается мно­го глухонемых, слепых или умственно отсталых. На одном из атоллов Тихого океана, Пингелапе, около 5% населения совершенно лишены способности раз­личать цвета (ахроматопсия, или цветовая слепо­та) — состояние, с которым связаны также сильная близорукость и другие серьезные недостатки зрения. В одной общине амишей (религиозная секта в Пен­сильвании) был обнаружен особый вид карликово­сти с лишними пальцами на руках. Амиши, живущие в религиозной и социальной изоляции, вступают в браки между собой, и гены «со стороны» в их общи­ну практически не попадают.

Этнические группы вследствие относительного ин­бридинга также являются в некоторой мере генети­чески изолированными. Рассмотрим последствия на­шего этнического происхождения.

НАСЛЕДСТВЕННАЯ БОЛЕЗНЬ И ЭТНИЧЕСКАЯ ГРУППА

Шансы для вашего ребенка заболеть наследствен­ной болезнью или быть ее носителем в значительной мере связаны с вашим этническим происхождением (табл. 1—3). Например, повышенная частота некото­рых болезней (амавротическая идиотия, семейная дизавтономия), отмеченная у евреев ашкенази, не обна­ружена у евреев сефардов, и, напротив средиземно­морская лихорадка — обычное явление у сефардов — среди ашкенази встречается крайне редко.

Американские негры, носители гена серповидноклеточной анемии, привезли его с собой из Африки. В настоящее время примерно каждый десятый из черных американцев — носитель гена этой болезни, а дети, страдающие от серповидноклеточной анемии, встречаются с частотой 1 на 400 новорожденных нег­ров.

Кистофиброз поджелудочной железы — наиболее часто встречающийся «генетический убийца» белых детей. С этой болезнью рождается один ребенок из 2500, и один на 25 новорожденных оказывается ее носителем. У негров же, равно как и у лиц восточно­го происхождения, эта болезнь встречается очень редко. Если такие случаи все же бывают, то почти всегда они оказываются связанными с примесью кро­ви белых в истории данной семьи. Фенилкетонурию — наследственное биохимическое заболевание, приводя­щее, если его не лечить, к умственной отсталости,— точно так же часто находят у белых людей и весьма редко — у негров и лиц восточного происхождения.

Следует уяснить себе, что некоторые из этих за­болеваний могут возникнуть в какой-либо этнической группе вследствие смешанных браков или в результате мутации (амавротическую идиотию можно обнару­жить не только у еврейских детей, хотя и в 100 раз реже, чем у них). Поэтому вопросы о месте рождения больного и его этническом происхождении могут быть решающими для установления врачом диагноза весьма редкой и неожиданной в данном случае болезни. Сошлюсь на свежий пример, наглядно иллюстрирую­щий высказанное соображение.

В палату для больных, требующих неотложной врачебной помощи, поступил женатый аспирант Пьетрус, 24 лет, с жа­лобами на сильную боль в области живота и рвоту. Эти симптомы появились у него в день госпитализации. По словам больного, до этого времени он чувствовал себя совершенно здоровым, если не считать того, что у него бывают запоры. Правда, однажды с ним уже случилось нечто подобное, и тогда он также попал в больницу, где ему удалили аппендикс. Это произошло около пяти лет назад. Доктор сообщил после операции, что аппендикс удивительным образом оказался со­вершенно нормальным. Никакого семейного анамнеза у Пьет­руса не было, поскольку он был приемышем.

При осмотре больного было установлено следующее: тело­сложение правильное, температура слегка повышена, неукро­тимая рвота, обезвоженность организма, резкие боли в жи­воте и напряженная брюшная стенка.

Повторные анализы крови, а затем просвечивание рентге­новскими лучами не выявили причины боли в области желуд­ка, и встал вопрос о возможном отравлении. Но один энергич­ный молодой врач обратил внимание на то, что Пьетрус ро­дом из Южной Африки. Это побудило его исследовать мочу больного, чтобы исключить состояние, которое в 24% случаев приводит к смерти ин характеризуется острыми приступами. Это заболевание, которое молодой врач точно подметил и диагностировал, называется острой перемежающейся порфи­рией — наследственной биохимической болезнью белков, при которой поражается нервная система и другие органы и ко­торая действительно весьма распространена среди жителей Южной Африки голландского происхождения. Ген этого до­минантного наследственного заболевания Пьетрус, по всей ви­димости, унаследовал от одного из своих родителей. Это от­крытие было весьма важным не только потому, что оно изба­вило больного от ненужной операции, но и потому, что ему были категорически запрещены барбитураты: эти снотворные препараты часто вызывают тяжелые приступы и могут ока­заться смертельными для больного порфирией. После этого Пьетрус получил квалифицированную медико-генетическую консультацию. Ему разъяснили, что его будущие дети имеют 50%-ный риск страдать той же особенностью, что и он сам. Молодой человек принял решение подвергнуться операции удаления семявыносящего протока. Со временем супруги усы­новили сначала одного, а затем второго ребенка.

Длительные и тщательные исследования доктора Дж. Дина в Южной Африке показали, что порфирия была завезена в страну двумя выходцами из Голлан­дии, которые стали супругами здесь в 1688 г. В на­стоящее время примерно 1 из 330 белых южноафриканцев является носителем гена порфирии и поражен этой болезнью. Поскольку анестезия, барбитураты и некоторые другие лекарства могут оказаться смер­тельными для пораженных этой болезнью индивидов, многие больницы в Южной Африке обследуют на это заболевание каждого поступающего к ним боль­ного.

ГЕНЫ И ИСТОРИЯ

Почему, быть может, удивитесь вы, 1 из 30 евреев ашкенази должен быть носителем гена амавротической идиотии независимо от того, где он живет? Подоб­ный же вопрос можно задать и о других болезнях, которые поражают определенные этнические группы чаще, чем другие (см. табл. 1) . Наиболее подхо­дящим и понятным разъяснением будет то, ко­торое указывает на наличие у этих индивидов об­щих предков и, следовательно, общих «плохих» генов. Расселение евреев ашкенази по миру, отражающее ряд исторических событий, помогает понять, почему они страдают одинаковыми наследственными болез­нями, отличающимися от тех, которыми болеют ев­реи сефарды. Евреи ашкенази, по-видимому, ведут свое происхождение от предков, бежавших в Северо-Восточную Европу после разграбления Иерусалима римлянами в 70 г. н. э. Евреи сефарды (восточные или испанские евреи) произошли, очевидно, от тех предков, которые переселились в Вавилон после уничтожения их первого храма в 586 г. до и. э. Ев­реи, живущие в Иране, и многие из тех, кто теперь живет в Израиле, вероятно, являются потомками этих беженцев, а также тех, кто бежал от римлян в 70 г, н. э. на восток, в Северную Африку и Испанию. По­следующие изменения в генах, вызванные мутациями и инбридингом, видимо, вполне объясняют распрост­ранение разных заболеваний среди этих двух этниче­ских групп, а также различия в частоте, с которой они встречаются.

Анализы групп крови позволили прийти к неко­торым заключениям о миграциях кельтов, включав­ших в себя народы, происходящие от корнуэльцев, валлийцев, ирландцев и шотландцев, а также нор­вежских викингов (древних скандинавов). Викинги вторглись в Ирландию и Британию, где и посели­лись, пока не были окончательно изгнаны в кон­це X — начале XI столетий. Часть викингов, покинув Ирландию и Британию, поселилась в Исландии, куда они захватили с собой кельтских жен и рабов. Как показывают генетические данные, большинство из ра­нее населявших Исландию были скорее кельтами, не­жели скандинавами. Таким генетическим доказатель­ством служат совершенно необычные и часто встре­чающиеся у народов, населяющих эти области в на­ше время, специфические и разнообразные системы групп крови. В результате сходных, проводимых в одном направлении исследований ученые пришли к выводу, что жители западного побережья Норве­гии, Шотландии и Ирландии имеют общих предков. Наиболее вероятным объяснением этому пред­ставляется «ввоз» древними скандинавами в Норве­гию кельтских женщин в качестве жен и кельтских рабов.

Ученых давно интересовал вопрос о происхожде­нии европейских цыган. Большинство цыган прежде проживало в Венгрии; это были изолированные груп­пы, среди которых процветал инбридинг. Как пока­зали исследования, частота систем групп крови АВО среди цыган удивительным образом отличается от той, которая встречается у венгров. Вместе с тем си­стемы групп крови цыган удивительно сходны с си­стемами крови индийцев. Это дает основания пола­гать, что цыгане ведут свое происхождение из Индии,

ГРУППЫ КРОВИ

Каждый из нас обладает различными генами, контролирующими развитие различных групп крови. Система групп крови АВО была открыта Карлом Ландштейнером в 1900 г. Группы крови были опре­делены как 0, А, В и АВ (существует еще и много других), в зависимости от особого комплекса веществ (антигенов), расположенного на определенных участ­ках поверхности красных клеток крови (эритроци­тов). Впоследствии было распознано примерно 250 различных антигенов только на красных клетках кро­ви и внутри их. Вот почему перед переливанием кро­ви очень важно точно подобрать подходящую группу.

Совершенно естественно, что этнические различия находят свое отражение в частоте групп крови. Так, ген В встречается у восточных народов втрое чаще, чем у белых, тогда как фактически у всех американ­ских индейцев ген В почти совершенно отсутствует,

Резус-фактор крови (Rh), открытый в 1940 г., по­лучил свое название по крови обезьяны макак-резус, использованной в экспериментах. Индивиды со спе­цифическим Rh-антигеном являются Rh-положительными. Таких примерно 85%, а у остальных 15% этот антиген отсутствует, и их называют Rh-отрицатель­ными.

Если Rh-отрицательная женщина имеет Rh-положительного супруга, это очень рискованно для рожде­ния детей, поскольку плод может оказаться Rh-поло­жительным. В таком случае Rh-антиген проходит в плод, чье тело распознает чужеродный белок и отве­чает на это образованием белкового антитела, которое должно «сразиться» с «захватчиком». Это вновь обра­зованное антитело возвращается в кровь матери и остается там постоянно (На самом деле все наоборот: резус-положительные эритро­циты плода, проникая через плаценту в организм матери, вызы­вают у нее образование антител против «чужеродного» для ма­тери резус-вещества плода (ибо она Rh—). Эти антитела, образо­вавшиеся в организме матери, проходят через плаценту в кровь плода и склеивают его эритроциты в силу реакции «антиген— антитело»). Обычно при первой бере­менности никаких особых проблем при этом не возни­кает. Однако резус-антитела, которые возникли при первой беременности, повышают чувствительность матери (сенсибилизируют ее) и при второй и по­следующих беременностях их количество обычно рез­ко возрастает; проникая затем через плаценту, они вызывают процесс разрушения эритроцитов и тка­ней каждого следующего Rh-положительного плода. Результатом этого могут быть смерть плода и рож­дение мертвого ребенка или рождение ребенка с тя­желой болезнью — анемией и желтухой. Перелива­ние крови плоду в матке или обменное переливание крови ребенку после рождения может не только спа­сти ему жизнь, но и предохранить его позднее от умственной -отсталости. Следует иметь в виду, что Rh-отрицательная мать может быть сенсибилизирова­на еще до беременности переливанием ей крови дру­гой группы; это может вызвать тяжелые последствия уже при первой беременности. Сенсибилизация мате­ри может произойти также при нераспознанном вы­кидыше на самом раннем сроке беременности. В та­ком случае при второй беременности, которую жен­щина будет считать первой, плод может оказаться пораженным заболеванием.

Несомненно, что для вас (как и для любой суп­ружеской пары, которая собирается завести ребенка) чрезвычайно важно не только знать свои гены, но и выяснить свою Rh-группу. Важно это потому, что по­стоянный прогресс в медицинских исследованиях в настоящее время позволяет предотвратить сенсиби­лизацию Rh-отрицательной матери довольно легко — путем инъекции специфического белка, иммуноглобу­лина, при рождении самого первого ребенка. Благо­даря этому желтуха у новорожденного, связанная с «резус-конфликтом» матери и плода, практически ис­чезла. Однако помните, что установить вашу (или вашего супруга) Rh-группу следует до беременности, и пусть первый визит к врачу состоится до того, как пройдет три-четыре месяца беременности.

Помимо исследований красных клеток крови ве­лись поиски других наследуемых систем групп крови; было найдено, что у разных индивидов они могут быть различными. В белых клетках крови (лейкоци­тах) может быть обнаружено свыше 30 различных антигенов. Эта группа носит название системы HLA. Она имеет решающее значение в подборе подходяще­го донора при пересадке органов.

В состав сыворотки крови входит целый ряд дру­гих белков, и это открывает перед нами возможность для дальнейшей и более совершенной диагностики ин­дивидуальных биохимических различий.

ГРУППЫ КРОВИ И БОЛЕЗНИ

Поиски связей между группами крови АВ0 и заболеваниями пока еще не дали существенных ре­зультатов. По-видимому, наиболее твердо установ­лена связь между группой крови 0 и язвенной бо­лезнью двенадцатиперстной кишки. Но лица с 0-груп-пой крови среди больных язвой двенадцатиперстной кишки встречаются только примерно в 1,4 раза чаще, чем обычно. Злокачественное малокровие и рак же­лудка в какой-то мере более распространены среди людей с группой крови А, тогда как язва желудка (Б противоположность язве двенадцатиперстной кишки) несколько реже встречается у индивидов с груп­пой 0.

Несовместимость между матерью и ребенком по группам крови системы АВО лишь иногда сопровож­дается послеродовыми осложнениями (анемия и/или желтуха) у ребенка.

Недавно проведенное очень интересное наблюде­ние дает основание полагать, что женщины, прини­мающие противозачаточные средства в виде табле­ток, чаще страдают от плохой свертываемости крови, если они относятся к группам А, В и АВ, чем женщи­ны с группой крови 0.

HLA-АНТИГЕНЫ И БОЛЕЗНИ

Попытки установить связь между определенными типами антигенов системы HLA (расположенными на мембране лейкоцитов) и специфическими заболева­ниями оказались более плодотворными. В системе HLA выявлены, систематизированы и пронумерованы разные белки: все они, естественно, контролируются разными генами. Не входя в излишние детали, заме­тим здесь (и этого совершенно достаточно для наших целей), что выявлены некоторые очевидные связи. Например, форма суставного ревматизма, при кото­рой поражается позвоночник (так называемый анки­лозирующий спондилит) (Или болезнь Бехтерева) связана с HLA-белком, от­носящимся к типу В27. Около 90% всех людей с этим белком страдают от названного выше заболе­вания, хотя сам по себе тип В27 встречается только у 7% лиц в европейских популяциях. Таким образом, установление его наличия в организме помогает по­ставить диагноз. Инсулинзависимые формы сахар­ного диабета часто ассоциируются с типами В8 и W15. В настоящее время обнаружено еще много раз­ных ассоциаций между антигенами системы HLA и другими заболеваниями, но их достоверность доказа­на менее строго. Мы здесь говорим только о точно установленных связях и вовсе не утверждаем, что каждый, унаследовавший особую группу белков, обя­зательно проявит когда-либо определенное заболе­вание. Однако такие связи указывают на наличие генетической компоненты в природе этих болезней.

КРОЕНОЕ РОДСТВО И ИНЦЕСТ

Как уже говорилось выше, Есе мы являемся но­сителями от четырех до восьми вредных генов. Они по большей части не оказывают сколько-нибудь зна­чительного влияния на наше здоровье и на здоровье наших детей, поскольку чаще всего рецессивны. Под­считано, что примерно каждый третий из нас носит в себе ген, способный вызывать серьезный умственный дефект. Как отмечалось ранее, когда вступают в брак мужчина и женщина из одной и той же этнической группы (например, кельт с кельткой, еврей с еврей­кой и т. д.), то шансы, что у супругов окажется один и тот же вредный ген, заметно повышаются. Нам должно быть ясно, что если в брак вступают близ­кие родственники, скажем двоюродные братья и сест­ры (так называемые кровные родственники), возмож­ность иметь один и тот же вредный ген увеличива­ется, и в результате несколько возрастает и риск рождения детей с рецессивным наследственным забо­леванием. Поскольку у двоюродных братьев и сестер общие дедушка и бабушка, можно подсчитать, что их риск родить ребенка с генетическим дефектом будет близок к 6—8% при каждой беременности. Это вдвое чаще обычных 3—4% случаев серьезных врожденных дефектов или умственной отсталости в популяции в целом. Следовательно, двоюродные братья и сестры по сравнению с обычной парой подвергаются пример­но двойному риску. И хотя в браках между двоюрод­ными братьями и сестрами умственно отсталые дети рождаются чаще, все-таки свыше 90% шансов за то, что у них родятся нормальные дети.

Во многих странах и по меньшей мере в половине штатов в США запрещены браки между дядей и племянницей, теткой и племянником, равно, как и между кузенами. Однако в некоторых сообществах браки между двоюродными братьями и двоюродны­ми сестрами даже поощряются. Так, например, в некоторых районах Японии такие браки составляют 10% всех заключаемых браков. В индийском штате Андхра-Прадеш распространены браки между дя­дей и племянницей, и такие брачные союзы также бывают примерно в 10 случаях из 100. При браках между дядей и племянницей, теткой и племянником следует ожидать троекратного увеличения случаев рождения детей с врожденными дефектами.

На основании аналогичных приведенным выше расчетов и чрезвычайно скудного количества положи­тельных данных, в большинстве стран браки между кровными родственниками запрещены. В США бра­ков между кузенами приходится менее 1 на 1000. Хотя, как зарегистрировано, наивысший процент бра­ков между родственниками отмечен в Японии (4 на 100 браков), в некоторых изолированных группах а разных районах мира процент таких браков достига­ет 25! Подобного рода браки в изолированных сооб­ществах уменьшают количество носителей, но увели­чивают количество больных наследственными болез­нями.

Половые сношения между родными братьями и сестрами, отцами и дочерьми, матерями и сыновья­ми, называемые «инцестом», или кровосмешением, в большинстве человеческих сообществ не только про­тивозаконны, но и рассматриваются как табу. Резуль­таты всех исследований последствий инцеста свиде­тельствуют о значительном повышении частоты рож­дения детей с серьезными врожденными пороками и/или умственной отсталостью. При инцесте эта час­тота возрастает примерно в пять раз, иными словами, достигает 15—20% пораженных детей.

ИЗНАСИЛОВАНИЕ И УБИЙСТВО

Надеюсь, теперь вам ясно, что уникальность ин­дивидуума может быть установлена биохимически и не только путем определения групп крови, но и идентификацией других генетически контролируемых белков, расположенных на мембранах и внутри крас­ных и белых клеток крови, а также в токе крови (точнее, в ее сыворотке) и в различных выделениях организма, таких, как слюна или сперма. Сущест­вуют без преувеличения сотни и тысячи различных белков, к исследованию которых можно прибегнуть, если возникнет особая необходимость идентифициро­вать личность. В одном только эритроците распоз­нано более 250 различных белков. Таким образом, исследование мельчайшего пятнышка крови (а не­вооруженным глазом мы не способны даже видеть одну красную клетку крови!) или некоторого количества спермы может быстро помочь установить лич­ность подозреваемого в убийстве или изнасиловании, Вот почему результаты генетического исследования в настоящее время приобрели большое значение в раскрытии такого рода преступлений. На основе раз­личных генетических исследований крови мы получи­ли возможность точно устанавливать различия меж­ду людьми. Такая идентификация почти столь же на­дежна, как и отпечатки пальцев! А если к этому до­бавить уникальную характеристику хромосом ин­дивидуума, специально окрасив их (см. гл. 2), то возможности доказать вину подозреваемого в убий­стве или изнасиловании окажутся широкими, а осно­вания чрезвычайно надежными.

А КТО ОТЕЦ?

Судебные процессы по установлению отцовства — в наше время нередкое явление. Различные системы групп крови и хромосомы дают в высшей степени ценную информацию. Суды используют такую инфор­мацию чаще всего для того, чтобы доказать, что муж­чина, о котором идет речь,— не отец и не может фак­тически быть отцом, а не для того, чтобы установить, кто же на самом деле отец ребенка. Например, иск­лючается предположение о. каком-то мужчине как об отце, если у него и у матери нет той специфической группы крови, которая установлена у ребенка. Ясно, что ребенок не может иметь группы крови, отсутст­вующей у родителей. Все возможные варианты групп крови системы АВО, которые могут иметь дети, рож­денные от разных типов брака, приведены в табл. 4.

Неповторимость всего унаследованного человеком от родителей такова, что даже при одной и той же группе крови наших эритроцитов мы всегда можем установить различия с учетом других белков в лей­коцитах, тромбоцитах, сыворотке крови и т. д. Отсю­да легко понять, почему правильный подбор донора при трансплантации почки или какого-нибудь другого органа больному вызывает столько трудностей. Мы все немало слышали об отторжении больным телом пересаженного органа. Сейчас в этой области, назы­ваемой проверкой на тканевую совместимость, до­стигнуты огромные успехи, и здесь можно ожидать дальнейшего прогресса.